август 1991 года

Главная тайна Анатолия Лукьянова, которую он унес с собой…

Автор: Александр ГОЛОВЕНКО   10.01.2019   Рейтинг: 9.8  

Почему Лукьянов не вошел в ГКЧП? Этот вопрос я задал ему уже в его квартире, когда зимой 1993 года Военная коллегия Верховного суда РСФСР всем высокопоставленными арестантам изменила меру пресечения на подписку о невыезде.
Анатолий Иванович ответил очень откровенно. «Понимаете, я не видел среди них энергичного и решительного лидера, которому бы доверял народ и который был бы способен пойти до конца. Все они хотели сохранения Союза, были хорошими руководителями, но… всегда на вторых ролях. Я понял, что это был «заговор обреченных» и ничего у них не получится…».

Удар по Конституции РФ назрел – и он будет нанесен. Последствия очевидны

Автор: Администратор   28.12.2018   Рейтинг: 9.8  

Чуя неумолимо приближающийся взрыв в итоге падения уровня жизни народа, безработицы и новых западных санкций в следующем году, власть лихорадочно ищет возможное спасение. Но осознавая свою беспомощность и вопиющую некомпетентность в вопросах госстроительства, экономики и управления, она просто вострит штыки, бросив даже изображать «заботу о народе». И ожидаемые конституционные изменения – лишь одна из многих других подобных мер.

СМИ о сдаче Курил: не хочет ли Путин повторить участь Хрущёва?

Автор: Александр ГОЛОВЕНКО   18.11.2018   Рейтинг: 9.8  

На этих Парламентских слушаниях в Госдуме за обещание подарить японцам два курильских острова выступавшие подвергли Хрущева сокрушительной критике. Они говорили, что ссылаться на его «декларацию» — как делает российский МИД спустя 45 лет, может только откровенный враг Отечества.

Татьяна Воеводина. Все, о чем мечталось в августе 91-го, сбылось. Что ж мы не рады?

Автор: Администратор   20.08.2018   Рейтинг: 9.8  

Двадцать семь лет назад, в такой же глухой отпускной август история сделала остановку и дала нашему народу шанс сохранить советскую жизнь. Но мы этого не захотели. Ни коммунисты, ни беспартийные, ни рабочие, ни учёные – никто не встал на защиту советской жизни. А вот на защиту жизни антисоветской – называемой тогда демократией – очень даже поднялись. И дальше поезд истории просвистел уже без остановок. И привёз нас туда, где мы теперь находимся.