Кризис начинает самовоспроизводиться — экономические итоги 2017 года от эксперта МЭФ

Автор: Администратор   29.12.2017   Рейтинг: 4,5  

За 2017 год российская экономика стала работать хуже, а управленческий аппарат разложился ещё сильнее, считает директор Института глобализации и социальных движений Борис Кагарлицкий. Об этом он заявил 21 декабря корреспонденту ИА REGNUM, подводя итоги уходящего года.
2017 год (по крайней мере, его вторая половина) был временем относительной стабилизации экономических показателей, — отметил Кагарлицкий. — Однако на самом деле есть несколько очень тревожных факторов, которые не дают оснований для оптимизма. Во-первых, на фоне относительной стабилизации экономических показателей продолжалась социальная деградация и снижение покупательской способности населения». По мнению эксперта, это связано с тем, что в конце 2016 года и первой половине 2017 года население утратило значительную часть своих доходов и начало проедать сбережения. У людей начали изнашиваться купленные раньше вещи. «Как раз 2017 год на психологическом уровне был временем осознания кризиса и населением, и компаниями, — уточнил Кагарлицкий. — Фирмы, которые раньше думали, что все пройдёт через месяц или год, понимают, что происходящее — всерьёз и надолго. Имеет место та самая адаптация к кризису, которую чиновники нам подают как позитивное явление. Увы, но она выражается в том, что люди стали меньше покупать, а компании начали нанимать меньше сотрудников. Экономическая активность продолжает угасать ещё сильнее».
С этим мнением сложно не согласиться. Более того, оно подтверждается статистикой. По результатам опросов, почти 42% граждан РФ признались, что денег им хватает только на еду. Купить одежду уже затруднительно. А 15% вообще за чертой бедности и говорят, что им не хватает даже на еду. Об этом 12 декабря рассказала председатель комиссии Общественной палаты РФ по социальной политике, трудовым отношениям, взаимодействию с профсоюзами и поддержке ветеранов Наталья Починок. Снижается доступ к спорту, культурным учреждениям и заостряется тезис о сложившейся в стране социальной несправедливости. Эксперты (за исключением официозных краснобаев) прогнозируют экономике РФ очень болезненный и, скорее всего, разрушительный качественный переход. Условно нулевая инфляция больше никого не успокаивает, а жилищный кризис и падение спроса на недвижимость только подтверждают мрачные прогнозы.
Вторым фактором, который лишает нас напрасных иллюзий, Кагарлицкий назвал спад в промышленности, зафиксированный под самый конец года. В самом деле, по данным Росстата, в России зафиксировано самое резкое падение промпроизводства с 2009 года. Объём промышленного производства в России в ноябре 2017 года снизился на 3,6% в годовом выражении после нулевой динамики месяцем ранее.«Данные очень тревожные, — констатировал он. — Это происходит исключительно за счёт падения внутреннего спроса. Итоги года говорят о том, что 2018 год будет как минимум не лучше. Более того, у меня есть очень сильные опасения, что как раз наиболее тяжёлым будет именно начало следующего года — начало следующего витка кризиса. Наши чиновники сделали очень большую ошибку, решив провести выборы побыстрее. Теперь они пройдут на фоне довольно нехороших и всё ухудшающихся показателей».
Стоит отметить, что подорожавшая нефть ситуацию не сильно улучшает. По мнению Кагарлицкого, Россия сейчас находится в ситуации, когда ей нужны не высокие цены на нефть, а постоянно растущие. Перед нами классический эффект Алисы: чтобы остаться на месте, надо очень быстро бежать. «Тем более что они (цены — прим. ИА REGNUM ), скорее всего, будут снова падать, — предположил Кагарлицкий. — И вот ведь парадокс — падение цен на нефть было критичным для российской экономики на предыдущих этапах кризиса. Сейчас кризис подпитывается внутренними причинами: снижением внутреннего спроса и снижением качества управления на фоне всё нарастающих диспропорций». Проще говоря, кризис начинает самовоспроизводиться. Чем хуже становятся дела в экономике, тем сильней вынуждены экономить бизнесмены. Для уменьшения затрат они увольняют часть сотрудников, которые пополняют армию безработных. Чем больше в стране людей лишается работы, тем меньше товаров продают всё те же бизнесмены, которые для пущей экономии увольняют ещё больше народу. Совокупный спрос падает — товары некому покупать, ибо население сидит без денег. Спираль раскручивается всё сильнее, и исправить положение дел могут только самые решительные вмешательства государства в экономику. Вместо этого мы наблюдаем крохоборчество правительственных финансистов, вероятно, так до конца и не осознавших, что бухгалтер и экономист — две разные профессии. Естественно, за всё расплачивается рядовой труженик, а не бизнесмен, об интересах которого так печётся глава правительства. В 2017 году наёмный работник трудился на 18 часов больше, чем в 2016 году. Это данные РАНХиГС.
Растет интенсивность эксплуатации. Да-да, именно эксплуатации, так как пропорционального увеличения стоимости рабочей силы, по мнению исследователей, так и не произошло. Лишь 30% работников, которые трудятся более 40 часов в неделю, получают сверхурочные. Разумеется, в половине случаев это сотрудники руководящего звена. В 2017 году частный бизнес взял людей за горло, и им теперь даже подработать не всегда удаётся: мест для дополнительного заработка в РФ стало меньше, и его в 2017 году лишились 800 тыс. человек. Важно и то, что общество получает от властей крайне искажённую картинку той реальности, в которой оно пребывает. Официальная статистика вызывает всё больше недоверия. Она, по мнению Михаила Делягина, с ноября 2016 года (когда её реформировали) не выражает ничего. «Инфляция у нас традиционно недостоверна, — привел пример экономист. — Она очень сильно отстаёт от той инфляции, которую ощущают на себе обычные люди».«Реальные доходы населения падают, — констатировал Делягин. — Падают давно. Представители государства говорят, не стесняясь, что они борются с инфляцией методами, которые ведут к обеднению населения, и открыто этим гордятся».
Между тем правительство не намерено отходить от взятого им курса. Как отметил Кагарлицкий, неолиберальные тенденции в 2017 году продолжили стабильно воспроизводиться, хотя их проводникам пришлось сдерживать свою страсть в связи с предвыборной ситуацией. «Общая тенденция состоит в том, что мы едем по накатанной и никуда не сворачиваем, а куда ведёт эта колея, можно себе представить, — сказал директор ИГСО. — После выборов неолиберальные тенденции усилятся. Все ценные обещания будут демонстративно не выполнены. Естественно, правительство развернёт целый веер неолиберальных мер, которые оно давно запланировало и долго не решалось осуществить. Думаю, они начнут это делать очень быстро и радикально, хотя всё зависит от тех протестов, которые пройдут после мартовских выборов».
По словам эксперта МЭФ Кагарлицкого, на фоне всеобщего повышения пенсионного возраста в Швейцарии его, напротив, понизили, после чего выяснилось, что баланс остался прежним. «Всё зависит от того, как организованы финансовые потоки накопления и использования денег, — объяснил Кагарлицкий. — Источником дефицита является вовсе не продолжительность пенсионного возраста».

Иван Журенков

Источник публикации: https://regnum.ru

Рейтинг 4.50 из 5
Рубрика: Без темы
Все поля обязательны для заполнения

Оставить комментарий


Оставить комментарий Очистить