Кремль утратил доверие внутри страны – значит, надо ждать удара извне

Автор: Сергей ЧЕРНЯХОВСКИЙ   12.08.2018   Рейтинг: 4,0  

Любому противнику сложно бороться со страной, сплоченной единым началом и доверяющей своему правительству и своему лидеру. Легче бороться со страной, расколотой изнутри, не доверяющей своему правительству и усомнившейся в своем лидере.

Если власть принимает решения, раскалывающие страну, которая имеет сильного внешнего противника, значит, она либо некомпетентна, либо сознательно действует в интересах противника.

В марте2018 г., через неделю после выборов президента РФ, 63% граждан считали, что страна движется в правильном направлении, и 14% считали, что она идет по неверному пути. Причем за неделю перед выборами первых было 58%, а вторых – 16%.

То есть за счет только результатов выборов и уверенного результата Путина считающих, что Россия идет в правильном направлении, стало на 5% больше. 

В мае число первых упало до 56%, вторых – выросло до 16%. Что произошло с марта по май? Путин переназначил премьер-министром Медведева.

В июле число считающих, что страна идет правильным путем, снизилось еще сильнее – до 48%. Что произошло с мая по июль? Медведев огласил проект своей пенсионной реформы.

Два движения власти – и положительные оценки ее политики обрушились на 15%, то есть если в марте ее поддерживали две трети общества, в июле ее поддерживают меньше половины.

Если о самом Медведеве, в марте его деятельность одобряли 44%, не одобряли 55%. Не очень понятно, зачем переназначать премьером человека, работу которого считают неудачной больше половины граждан? Но президент, поддержанный тремя четвертями избирателей, может себе позволить такую странность.

Медведева переназначили, он анонсировал свою программу и свою реформу – и одобрение его работы рухнуло до 31%. Неодобрение – взметнулось до 69 %.

Медведева представлял президент. Утверждал парламент. В марте работу Думы одобряли 44%, не одобряли 55%. Она утвердила Медведева на посту премьера, а затем поддержала его проект пенсионной реформы – и одобрение ее работы упало до 33%, неодобрение – выросло до 65%.

То же самое – и с президентом: в марте-апреле одобрение его деятельности достигало 82%. После назначения Медведева снизилось до 79%. После оглашения пенсионной реформы и дружной поддержки ее официальными СМИ и Думой доверие к президенту упало до 67% – на 15% от выборного уровня. Это – практически один к одному ситуация2005 г., когда авантюру с «монетизацией льгот» пришлось отменять из-за массовых протестов против нее.

Политика – как скоростная дорога: неловкое движение руля – и отлаженная машина летит в кювет. Или в пропасть.

Упало доверие к власти во внутренней политике. Но власть опиралась на это доверие и на основанную на нем поддержку и в политике внешней. В отражении внешних угроз внешнего противника.

Наших лидеров давно предупреждали, что они самонадеянно допускают разрыв векторов внутренней и внешней политик. Что во внешней политике они проводит курс на защиту национальных интересов страны, а во внутренней – на защиту интересов богатых и богатейших. Предупреждали, что это опасно и рискованно.

До поры все сходило с рук. Сошло с рук даже во время искусственной девальвации зимы 2014-15 годов, после которой уровень жизни упал если и не в два, то в полтора раза. Народ стиснул зубы и стерпел – назло внешнему врагу.

Но в 2018 году удар нанесли не цены на нефть и не санкции врага – удар нанесло свое, пусть и бездарное – но свое правительство. По существу объявившее нечто вроде «пенсионного дефолта». Собственно, «дефолт» – это банкротство, отказ платить по долгам. Правительство не говорило, что не будет платить пенсионерам по своим долгам, оно просто сказало, что платить будет не всем. Грубо говоря – примерно половине.

И как результат – внезапно изменилась позиция общества по ведущим аспектым внешней политики: отношении к внешнему врагу, которому пытается противостоять Россия.

Еще в мае, до объявления о пенсионной реформе, к США у нас плохо относились 69% и хорошо – 20%. Через два месяца после объявления о намерении повысить пенсионный возраст картина поменялась почти диаметрально: хорошо теперь к США относятся 42%, большее число людей, плохо – 40%. Одно движение власти – и союзников у противника стало вдвое больше, чем было, а противников – в полтора раза меньше.

Кто-то может связать это с мягкими переговорами Путина с Трампом в Хельсинки. Напрасно. По тем же данным опросов: серьезного улучшения отношений между РФ и США после этой встречи ждут 5%, некоторого – 24%. Что все останется по прежнему, полагают 53 %.

Почему так и какое отношение пенсионная реформа имеет к отношениям с США? Просто если власть оказалась бесчестной и лживой внутри страны, возникает вопрос: а говорит ли она правду о внешних делах?

Мария Захарова вызывала симпатию и почти восторг своими комментариями мировой политики – но как только стала публично рассказывать, как хорошо подольше не выходить на пенсию, возникла реакция: «Раз она врет здесь, говорит ли она правду по делу Скрипалей?»

Возможно, по Скрипалям она на самом деле правду говорит – только теперь ей верить много меньше людей.

Что разозлило страну? Даже не сам по себе ущерб от задуманной властью реформы. Разозлили, с одной стороны, мелочное крысятничество власти: поживиться, пусть по мелочи, но у своих и там, где плохо лежит. С другой – что обобрать решили и так самых бедных и беззащитных.

Тронуть российских долларовых миллиардеров власть боится. Отобрать награбленное у воров 90-х – не решается. Пресечь нынешнее воровство и вывоз капиталов за границу – не умеет. Остается – воровать у пенсионеров.

Разозлили именно эти беззастенчивость и трусость.

И вот вдвое выросло число сторонников США, в полтора раза – к Евросоюза: в мае хорошо относились к нему 27%, плохо – 55%. После объявления пенсионной реформы доля первых выросла в полтора раза до 42%, доля вторых упала до 38%.

Сложно сказать, объявит ли после этого Конгресс США Дмитрия Медведева «лучшим американцем» и вручит ли ему медаль «пурпурное сердце». Но американские сенаторы законопроекты о введении новых санкций против России внесли молниеносно. Вплоть до санкций по госдолгу России и объявлению ее «спонсором терроризма».

И связь здесь прямая: если страна едина и сплочена, вводить против нее санкции практически бесполезно, даже если жизненный уровень и упадет – страна выстоит.

А если она расколота и собственной власти не доверяет, а власть обирает свой народ – остается только усиливать натиск, ожидая, когда население само избавится от этой власти.

Потому что вынести народ может все, но зачем ему своей стойкостью защищать власть, обирающую стариков?

Повышение пенсионного возраста затеяли? – Затеяли.

Доверие к власти обрушили? – Обрушили.

Поддержку внешнего врага повысили? – Повысили.

Ждите удара врага. 

Сергей Черняховский

➡ Источник:https://publizist.ru/blogs/34/26380/-

Рейтинг 4.00 из 5
Рубрика: Без темы
Все поля обязательны для заполнения

Оставить комментарий


Оставить комментарий Очистить