Ненависть либералов ко всему советскому неизбежно делает их русофобами

Автор: Администратор   27.12.2013   Рейтинг: 4,3  

Поэтому многие антироссийские мифы перекликаются с антисоветскими
Эта статья о либеральном мифотворчестве логично продолжает предыдущую, в которой мы разбирались со сказками о Советском Союзе. Теперь мы поговорим о либеральных мифах о нашей матушке-России, многие из которых являются логическим продолжением (или предшественником) побасенок о СССР. Что естественно: ведь антисоветизм рано или поздно приводит к русофобии. Вспомним известный афоризм философа и писателя Александра Зиновьева об антисоветчиках: «Целились в коммунизм – попали в Россию». Чем все закончилось, мы хорошо знаем – распадом великого государства.
Поэтому либеральные мифы о России выглядят порой весьма зловеще. Это даже не мифы иногда, а попытки пророчеств о ее трагической судьбе. Интересно, что некоторые из легенд прямо противоречат друг другу. С одной стороны, у либеральных историков и публицистов не хватает порою черной краски, чтобы обозначить свое отношение к российскому государству, что сейчас, что в далеком и не очень далеком прошлом. С другой стороны, они упорно отрицают, что наша страна какая-то особая, со своим уникальным историческим опытом.
Постараемся разобрать оба эти уклона в либеральном фольклоре. По мелочам размениваться не будем, хотя сказок о русском медведе насочиняли и за рубежом, и внутри нашей страны немало. Остановимся на пяти ключевых – тех, которые существуют десятилетиями, а некоторые – и столетиями.
Итак, либеральный миф № 1: Россия практически всегда была агрессивным, захватническим государством, стремящимся поработить другие страны и народы
Вообще-то это главный миф всех недругов России, пытавшихся как-то оправдать свою ненависть к нашей стране – от прямых агрессий в далеком и недалеком прошлом до современного возведения ПРО вокруг ее границ. Однако если окинуть взглядом историю последнего тысячелетия, то легко убедиться, что отнюдь не Россия была инициатором большинства войн, которые ей пришлось вести. Разве русские княжества напали на орды Батыя или русская армия перешла Неман в 1812 г. с целью разгрома Франции? Иногда Россия вступала в войну в поддержку подвергшихся агрессии или угнетению – например, в защиту Болгарии против Османской империи в 1877 г. Уже в наше время современная Россия провела операцию по принуждению к миру в Южной Осетии в 2008 г.
Завоевывала ли Россия сопредельные государства? Нет, они сами просились в ее состав, дабы получить защиту от внешних угроз. Вспомним, например, Георгиевский трактат 1783 г. о переходе грузинского государства под покровительство Российской империи. Митингующим в Киеве необандеровцам наверняка будет удивительно узнать, что не царь Алексей Михайлович в 1654 г. уговаривал гетмана Богдана Хмельницкого присоединиться к Таможенному сою… в смысле, быть навеки с Россией. Все было как раз наоборот: царь колебался, нужны ли ему проблемы, которые обязательно появятся в случае, если он возьмет под свой скипетр Украину.
В годы своего могущества Российская империя, в отличие от других капиталистических держав, не пыталась захватывать колонии. Русскую Аляску, которую с некоторым преувеличением можно назвать заморской территорией, и ту сдали в аренду (как оказалось, безвозвратную) США.
Конечно, на протяжении многовековой истории всякое было, но основой политики России всегда было стремление к миру. Что вполне естественно для страны, постоянно подвергавшейся агрессии.
Либеральный миф № 2: Россия всегда была отсталой, экономически слабой страной
Редкий случай, когда с либералами отчасти можно согласиться. Россия действительно была отсталой страной, но далеко не всегда. До татаро-монгольского нашествия это было передовое для своего времени государство с развитой экономикой и высоким уровнем культуры, свидетельством чему являются памятники древнерусской литературы, прежде всего «Повесть временных лет» и «Слово о полку Игореве».
А вот потом, даже сбросив золотоордынское ярмо, Россия буквально застряла в Средневековье, что, правда, не помешало ей все время расширять свои границы. Ну а петровские реформы позволили сделать российскому государству настоящий рывок: оно стало мощнейшей империей, сокрушившей две противоборствующие – Французскую при Наполеоне (за несколько лет) и Османскую (за пару столетий). Наша держава могла конкурировать практически на равных с Британской империей и не проиграть войну Японии и Германии, кабы не первая попытка внедрения капитализма, начавшаяся в 1861 г. с освобождения крестьян. Их освободили, но у многих в итоге не оказалось ни земли, ни работы. Они вынуждены были, как современные гастарбайтеры, соглашаться на самые тяжелые условия труда при самой низкой зарплате, лишь бы прокормить многодетные тогда семьи. Но недовольство подневольным положением копилось и вылилось в итоге в три (!) подряд революции.
При Советской власти, особенно в период правления Сталина, Советский Союз, совершивший рывок из полуфеодализма в социализм, никак не назовешь отсталым. Впервые в истории наша страна стала второй державой в мире. Но, увы, развал Союза и вторая попытка внедрения капитализма, начавшаяся в 1991 г., опять отбросили Россию с передовых рубежей в социально-экономическом развитии. Отличие только в том, что теперь у нас не аграрная страна, как до революции, а сырьевая. Вся экономика, говоря немного упрощенно, держится на двух потоках – углеводородов за рубеж и встречном, продовольствия и ширпотреба. Доходы от них распределены далеко не справедливо: пока олигархи тратят миллионы евро на вечеринки на экзотических островах, миллионы еле сводят концы с концами или вовсе нищенствуют.
Либеральный миф № 3 (во многом противоречащий первым двум): Россия должна идти общей с западными странами дорогой капитализма, никакой особой самобытности у нее нет
На самом деле Россия всегда шла и идет не чьей-то дорогой, а своей собственной. Да, были периоды, когда ей приходилось подчиняться чужой воле западных стран (Смута в Средневековье и безвременье 1990-х гг.), но они были кратковременны.
У России действительно свой особый путь: у нас иное мировоззрение. Наша страна основана на коллективистских ценностях соборности, братства, равноправия. Православная и исламская культуры, которые присущи большинству народов России, прививали всегда куда более жесткие требования морально-этического свойства, чем то, что было не только сейчас в Европе, но и во времена эпохи Возрождения. И даже в эпоху господства научного атеизма требования этического характера оставались неизменными. В основе воспитания всегда лежал принцип приоритета общественного над личным. Коммунистическая этика просто оказалась очень созвучной этим традиционным ценностям русского и других народов России.
Проблемы же возникали, когда предпринимались попытки изменить многовековые представления народа о добре и зле. Как бы ни внушали все 22 года, прошедших после развала СССР, что надо, мол, «жить для себя», что «родина там, где тебе хорошо», что «нужно отбросить совковые предрассудки об уравниловке», народ в массе своей остается верен убеждениям своих дедов и прадедов. Нельзя ставить себя выше других, нельзя кичиться богатством, когда кругом столько бедных и несчастных, что нужно иногда чем-то жертвовать во имя общего блага.
Так что капитализм с его хищной частнособственнической моралью никак не приживается на нашей земле. Первая попытка (1861-1917 гг.) была провальной, вторая, начавшаяся в 1991 г., тоже (по крайней мере, пока) не увенчалась успехом, но уже привела к огромному количеству больших и малых проблем.
Либеральный миф № 4: Россия может распасться или потерять контроль над значительной частью своей территории
Под последней либерально мыслящие подразумевают прежде всего Арктику. Так называемые международные экологи прямо-таки бьют тревогу: богатства Крайнего Севера будут добывать и уже добывают русские. Это больше похоже, на мой взгляд, на ксенофобию, а не на обеспокоенность относительно состояния природы этих суровых, несмотря на глобальное потепление, мест. Их российский коллега, некто Сергей Медведев, договорился до того, что Россия должна отдать Арктику. Интересно спросить у этого эколога: а часть своей квартиры, туалет и половину кухни он не хочет сделать общими с соседями?
Но не Арктикой единой обеспокоено мировое сообщество. Кое-кому, в частности, бывшему госсекретарю США Мадлен Олбрайт, кажется несправедливым, что одна Россия владеет лесами, водоемами, а самое главное, природными богатствами Сибири. В родном для нас Отечестве переживания Олбрайт относительно несчастной судьбы Сибири под российским владычеством, похоже, отозвались откровением либерал-журналистки Евгении Альбац, которая не видит «особой проблемы… если Россия разделится по Уральскому хребту». Опять-таки невозможно удержаться от вопроса: готова ли авторша бессмертного высказывания с той же легкостью, как и землю России-матушки, пожертвовать соседям две трети свой жилплощади? Раз уже она – такая щедрая душа.
Вполне мог бы, судя по всему, обойтись, например, без коридора или гаража на даче и кинорежиссер Александр Сокуров. Но при одном условии – если все это отойдет настоящим самураям. Известный деятель киноискусств настолько расчувствовался вручением ему японского ордена, что тут же решил, ни с кем не советуясь, подарить Стране восходящего солнца Южно-Курильские острова.
С этим либеральным мифом о нарушении территориальной целостности России не нужно спорить. Ввиду особой опасности даже разговоров подобного рода здесь уже нужно принимать меры, и достаточно суровые. Фракция КПРФ предлагает законопроект о наказании за публичные предложения об отделении каких-либо территорий от России.
Либеральный миф № 5: России невыгодно возвращение Союза братских народов, поскольку оно обойдется российским налогоплательщикам слишком дорого
Оставим за скобками моральный аспект – можно ли вообще дружбу оценивать деньгами. Если люди так ставят вопрос, то, значит, они привыкли всё мерить в рублях или долларах с евро. И жалеют доходы от нефти и газа, которые сейчас все равно не попадают в карманы большинства россиян, оседая на счетах, в яхтах и дворцах нуворишей и прозябая без движения в Стабилизационном фонде.
Поэтому придется перейти сразу к загибанию пальцев, что же дает России реинтеграция на постсоветском пространстве. Так вот: возрождение братского союза хотя бы в рамках Таможенного союза и хотя бы в составе России, Белоруссии, Украины и Казахстана позволило бы остановить экспансию Запада на Восток. Экономическую – в виде дешевых товаров, убивающих местных товаропроизводителей, и отчасти военно-политическую – в форме той же ПРО. Очень неприятно и опасно развертывание ее в Польше, но еще опаснее и неприятнее, если бы ее элементы оказались под Белгородом и Брянском. Чтобы этого не случилось, никаких денег не жалко.
Далее: страшным ударом по экономике всех советских республик и России в том числе стал разрыв налаженных в СССР связей. Их восстановление и развитие уже сами по себе стали бы отличным, как не совсем по-русски выражаются либералы, драйвером роста.
Российскому бизнесу очень интересны рынки братских стран. Это отличное направление для дальнейшего развития. В свою очередь, Россия сможет при восстановлении Союза получать необходимое в нашей холодной северной стране продовольствие взамен нередко насыщенной консервантами и нитратами (а не исключено, что и ГМО) продукции из дальних стран.
Не стоит забывать и о взаимопомощи в трудную минуту… В общем, выгоды есть, и немалые. Но самое главное, что действительно невозможно оценить никакими деньгами, – зарубцуется рана на сердце многих граждан, потерявших Родину из-за трех нарушивших в Беловежской пуще в 1991 г. Конституцию СССР деятелей.
Национальность и русское гражданство
В заключение я хотел бы остановиться на еще одном либеральном мифе, который, правда, лишь косвенно касается России как таковой. Мол, не стоит указывать национальность в паспорте Российской Федерации. Почему нельзя указывать? Совершенно непонятно. Может быть, нет необходимости обязательно приводить такие данные о себе. Но ничего страшного в том, чтобы человек сам, по своему собственному желанию, обозначил свою принадлежность к тому или иному народу по отцу, матери или обоим родителям, абсолютно нет. Тем более что в анкеты Минюста вернулся легендарный пятый пункт.
Выскажу еще одно пожелание на правах кандидата филологических наук. Почему бы не использовать термин «русский» применительно к гражданству наравне с «российский»? Ведь именно так было принято в царской России, только речь тогда шла о подданстве. Это позволило бы уйти от почти неизбежного сейчас слова «россиянин». Это наименование (сильно, правда, ассоциирующееся с Б.Н. Ельциным) тоже вполне может использоваться, но лучше, если бы наравне с «русский». Тем более что на других языках (например, в английском) используется только «Russian».
Такой подход позволил бы, как мне кажется, снять многие нюансы. Прежде всего он дал бы возможность людям, воспитанным на русской культуре и литературе и считающим русский язык своим основным, но имеющим другую национальность, тоже осознавать себя полноправными представителями Русского мира.
Автор: Александр Евдокимов

http://sozidatel.org/obchestvo/4391-nenavist-liberalov-ko-vsemu-sovetskomu-neizbejno-delaet-ih-rusofobami.html

Рейтинг 4.33 из 5
Рубрика: Без темы
Все поля обязательны для заполнения

Оставить комментарий


Оставить комментарий Очистить