При нас – хоть потоп?

Автор: Борис КАГАРЛИЦКИЙ   28.01.2015   Рейтинг: 4,0  

Оппозиция и правительство: странные сближения

Хотя бы дважды в год российские оппозиционеры и правительство не скрывают своего единства — как это было сделано под занавес Всемирного экономического форума в Давосе.

Здесь, перед лицом всей мировой элиты, первый заместитель главы кабинета министров России Игорь Шувалов объявил, что правительство будет согласовывать свою «антикризисную политику» с бывшим министром финансов Алексеем Кудриным, выступающим в роли одного из лидеров оппозиции: «С Алексеем мы просто старые товарищи, и в любом случае, любые аспекты нашей экономической политики мы обсуждаем».

Не менее откровенными были и высказывания И. Шувалова по поводу возглавляемого Эльвирой Набиуллиной Центрального банка. За то, что руководство ЦБ в конце прошлого года умудрилось не просто обвалить слабеющий рубль, но и придушить промышленность и сельское хозяйство 17-процентной «ключевой ставкой» по кредитам, правительство ответственности, оказывается, не несет, ЦБ по этим вопросам с ними не консультируется, и вообще они с этим не были согласны. Но менять, сказал И. Шувалов, ничего не будут: «Никакие дополнительные меры воздействия на Банк России, чтобы, вопреки пониманию руководства ЦБ, выжимали из них ликвидность, чтобы спасать какие-то государственные компании или еще что-то, мы а) не будем и не собираемся, и б) у нас нет такой возможности».

Иными словами, мы сами знаем, что политика проводится неэффективная и губительная, но менять ее не хотим. И вообще, мы ни за что не отвечаем и не можем.

А незадолго до этого либеральные правительственные чиновники и их единомышленники из оппозиции в очередной раз собрались в Москве на Гайдаровский форум. Это ежегодное мероприятие интересно именно тем, что позволяет в публичном режиме демонстрировать единство и тесное сотрудничество правительства и либеральной оппозиции по основным стратегическим вопросам.

Участники форума обмениваются милыми шуточками, обсуждают общие проблемы, в общем, ведут себя, как и положено среди людей «своего круга». Дело, конечно, не в том, что все они одновременно очутились в одном зале. Мало ли кого обстоятельства могут свести на конференции или на дискуссии. Куда важнее то, что выступления, оценки, прогнозы и предложения правительственных чиновников и «непримиримых борцов с режимом» были совершенно одинаковы. В их рядах царило полное единодушие. Собственно, сотрудничество это не прекращается ни на минуту, но в обычные дни его не демонстрируют, а встречи и консультации проводят за закрытыми дверями подмосковных дач, на заграничных курортах или в залах дорогих ресторанов.

Те же вновь оказались вместе на Всемирном экономическом форуме в Давосе. Разумеется, здесь признания, подобные тем, что сделал И. Шувалов, были на всякий случай разбавлены некоторым количеством патриотических призывов — по поводу того, что либеральные министры, как и все русские люди, готовы сплотиться вокруг президента, поскольку санкции у нас в стране воспринимаются не как кампания против Владимира Путина, а как удар по России. Правда, тон этих заявлений был, скорее, извиняющимся: уж вы простите, у нас население такое. И вообще, в нашем государстве так принято. Подобные разговоры больше напоминали попытку объяснить западным коллегам, почему санкции до сих пор еще не дали желаемого эффекта…

Между тем, общий тон комментариев либеральных экспертов можно определить как катастрофически-оптимистический.

С одной стороны, они предрекают России всевозможные бедствия и катастрофы. С другой — делают это как-то весело, радостно и с нескрываемой надеждой на то, что последствием этих катастроф будет лишь новая волна радикальных реформ и еще более жесткое подчинение страны экономической логике глобального капитализма. Соответственно — политическим интересам ведущих стран Запада. Главная рекомендация состоит в том, что рядовым гражданам — да, именно так, не чиновникам и бизнесменам, а рядовым гражданам — нужно получше приготовиться к кризису. Ну, в общем, научиться поменьше есть, обходиться без лишней пары ботинок или брюк, и, главное, постараться не болеть и ничему не учиться, поскольку и то и другое теперь будет обходиться очень дорого.

Правительство, естественно, обещает в этом помочь россиянам. Несчастье в том, что оно так и не сообщило, как же собирается помогать нам приспосабливаться к кризису. Видимо, в основном, с помощью утешительных разговоров, страшных сказок о невидимой руке рынка, а, если понадобится, то и с помощью угроз.

Разумеется, рассказы о кризисе дополняются жалобами на «угрозу» возможного в краткосрочной перспективе усиления хозяйственной роли государства и даже на «возвращение советских времен», но это не более чем дежурные «страшилки», необходимые для того, чтобы обосновать необходимость новых либеральных мер, дабы все эти «ужасы» предотвратить. Руководитель Сбербанка и ведущий представитель отечественного финансового капитала Герман Греф громко и постоянно говорит о банковском кризисе, а политолог Георгий Сатаров, работавший еще с командой президента Б. Ельцина, предрекает нам «фантастическую нестабильность».

И нет причин сомневаться, что эти предсказания, в отличие от оптимистических прогнозов недавнего прошлого, оправдаются. Ведь сами же наши правительственные чиновники своими мерами ежедневно усугубляют кризис, нанося удар за ударом по производству и внутреннему рынку.

Почему пессимистические прогнозы относительно будущего российской экономики изрекаются сегодня либералами чуть ли не с радостью?

Заметим, что год-два назад, когда целый ряд экономистов — Сергей Глазьев, Михаил Делягин, Василий Колташов — предсказывали возвращение кризиса, спад производства и возможное снижение цен на нефть, подобные прогнозы либеральной частью экспертов и чиновников дружно отвергались.

Вспомним, что на прошлом Гайдаровском форуме единственную проблему видели в политической системе, которую надо подправить в соответствии с западными образцами: мол, если это будет сделано, никакие экономические трудности нам не страшны.

Спасение утопающих, по мнению чиновников-либералов, должно быть делом рук самих утопающих. Правящие круги за прошедшие годы разучились делать хоть что-нибудь, кроме перераспределения потоков нефтедолларов. По мере того, как снижаются цены на нефть и иссякают эти валютные потоки, иссякает и фантазия правительственных экономистов, неспособных предложить хоть что-то, издали похожее на антикризисную стратегию. В этом плане урок 2008 года не только не пошел впрок, но наоборот, ухудшил положение дел. Вернее, выводы, которые власть имущие сделали из первой волны кризиса, оказались прямо противоположными тем, что следовало. Во-первых, они пришли к глубокому убеждению, что кризис, если и повторится, то пройдет как-то сам собой, без особых с их стороны усилий. А, во-вторых, если до «первой волны» кризиса они хотя бы думали о возможности структурной перестройки экономики, развития индустрии или укреплении внутреннего рынка, то после того, как Федеральная резервная система США начала гасить экономический пожар, заливая его свежеотпечатанными долларами, российские чиновники пришли к выводу, что счастье это будет продолжаться вечно.

К несчастью для отечественной элиты, печатный станок ФРС не работает безостановочно. Обнаружив, что денег в обращении уже более чем достаточно, американские финансовые власти предпочли благоразумно приостановить его работу. Спекулянты, увидев, что у них больше нет дармовых свободных денег, начали уходить с нефтяного рынка, после чего обнаружилась неприятная реальность: спрос на топливо серьезно уступает предложению. Цены упали. И пройдет еще сравнительно долгое время, прежде чем они поднимутся. В такой ситуации правительство России должно было бы запустить собственные программы по поддержанию спроса и стимулированию роста в экономике, но программ таких нет.

Пока иностранный бизнес сворачивает свои операции в России, отечественный бизнес по-тихому уходит в офшоры, и никакие обещания «амнистии капиталов» его не остановят и не вернут, ибо вкладывать деньги, по большому счету, не во что. Если внутренний рынок не растет, а правительство его даже и не думает поддерживать, то зачем инвесторам вкладывать сюда деньги?

Между тем нетрудно заметить, что кризис, хоть и опровергает экспертные прогнозы либерально-правительственного лагеря, не делает его представителей хоть немного более скромными в их требованиях по отношению к остальному населению России. Как раз наоборот. Кризис, по большому счету, воспринимается ими как счастливая возможность наконец-то продавить желаемые реформы, заставив граждан, профессиональные сообщества и не-либеральных провинциальных чиновников смириться с новым пакетом рыночных реформ, начиная с окончательной коммерциализации медицины и свертывания государственных учреждений образования и заканчивая созданием у нас в стране массовой постоянной безработицы, превращающей значительную часть трудоспособного населения в «резервную армию труда». Последнее особенно характерно именно для нынешнего кризиса: несмотря на предшествующие экономические неурядицы, ни в девяностые, ни в 2008 году безработица массовой и постоянной в России не стала. Снижалась зарплата, люди теряли сбережения, меняли образ жизни. Но работы, более или менее, хватало на всех. Разумеется, в какие-то моменты официально объявленный уровень безработицы приближался к некоторым европейским странам, но за этими цифрами стояла несколько иная реальность. Зачастую в службе занятости регистрировались «самозанятые» граждане, а большинство из тех, кто в самом деле искал работу, сравнительно быстро находили ее. Отсутствие устойчивой и постоянно сохраняющейся массы безработных — это и есть на данный момент важнейшее различие между российской и западной моделями капитализма.

Теперь все будет по-другому. Нас хотят приучить жить с высоким уровнем безработицы так же, как это происходит в Западной Европе. С одним маленьким, но существенным отличием. Пособия никто не предлагает сделать хоть сколько-нибудь близкими к западноевропейским.

Между тем, поближе познакомиться с безработицей предстоит не только рабочим и жителям провинциальных городов, чья промышленность умирает из-за многолетнего нежелания новых собственников инвестировать свои прибыли во что-либо кроме новых яхт и вилл в странах с более теплым, чем у нас, климатом. Многочисленные менеджеры тоже рискуют оказаться без работы, а вместе с ними — и целая армия представителей «креативного класса», умеющих только потреблять и тусоваться за счет перераспределения избыточных средств, накопленных в экономике. К несчастью, эти люди не только оказываются ненужными в условиях спада, но, что особенно печально, их уже вряд ли удастся научить чему-либо полезному.

Уходят в прошлое дни нефтяного процветания и бездумного потребительского оптимизма. От страны в очередной раз требуют «жить по средствам», причем громче всех подобное требование повторяют именно те, кто сам эти средства на протяжении прошлых лет разбазарил, пустил по ветру.

Что представляют собой их рекомендации и как они будут «бороться» с кризисом, более или менее понятно заранее. Этот сюжет в разных вариациях уже столько раз был повторен за последние четверть века, что порядком всем надоел.

Единственной вопрос, который не только остается открытым, но по мере развития кризиса становится даже более актуальным: понесут ли когда-либо эти господа ответственность за то, что они делают?

Борис Кагарлицкий – директор Института глобализации и социальных движений

Специально для Столетия

http://www.stoletie.ru/vzglyad/pri_nas__khot_potop_563.htm

Рейтинг 4.00 из 5
Все поля обязательны для заполнения

Оставить комментарий


Оставить комментарий Очистить