Литературное приложение

Все литературные статьи

Кадры опять решают все

Автор: Борис КАГАРЛИЦКИЙ   15.12.2015   Рейтинг: 4,0  

Экономические уроки уходящего года

Наши чиновники – удивительные оптимисты, совершенно не желающие считаться с реалиями.Это совершенно очевидно, когда дело касается оценки их собственных решений и действий. Подводя итоги нынешнего года, пожалуй, худшего в экономическом отношении за целое десятилетие, нас потчуют позитивными прогнозами и не менее позитивными оценками, доказывая, что все, что с нами происходит, непременно к лучшему.

Вот, например, глава Центробанка Эльвира Набиуллина 3 декабря поделилась с нами своей непоколебимой уверенностью в стабильности рубля. И аккурат на следующий день рубль опять ослабел по отношению к доллару. Но, естественно, это ни на йоту не поколебало оптимизма госпожи Набиуллиной.

Политика экономического блока нынешнего правительства в уходящем году представляла собой совершенно уникальное сочетание продиктованных политическими обстоятельствами протекционистских мер с действиями – или бездействием – выражающими все ту же прежнюю непоколебимую уверенность во всесилии свободного рынка.

Иными словами, чиновники искренне верят, что после того, как у нас будет закрыт доступ турецким помидорам и польским яблокам, рынок мгновенно, чудесным образом произведет нам недостающее количество.

А если закроются курорты в Турции или в Египте, то прекраснейшие отели на берегах Черного или Каспийского моря сами собой вырастут, как грибы после дождя. И цены в них будут ниже заморских. Невидимая рука рынка, очевидно, еще и держит волшебную палочку…

Видя неудачи правительства, либеральная оппозиция, со своей стороны, начинает в очередной раз заунывно причитать по поводу нашей беспомощности: куда же нам без Запада? Мол, не сможем мы ничего без иностранцев.

По поводу провала импортозамещения, реиндустриализации и прочих инициатив правительства можно было бы согласиться с либеральными публицистами – но только с одной, очень важной, оговоркой. Все эти инициативы проваливаются, и будут проваливаться до тех пор, пока у власти в министерствах экономического блока сидят либералы. Потому что для осуществления новой политики в новых условиях нужно, прежде всего, отрешиться от нелепой веры в «невидимую руку» и сделать ставку на государственные инвестиции. Без дорог и развитой инфраструктуры, без государственных закупок и без вложения средств в проекты, без комплексной стратегии социально-экономического развития мы, действительно, ни импорт заместить не сможем, ни новые курорты создать, ни сельское хозяйство поднять.

И, если уж логика внешней политики диктует протекционистские меры, то надо быть последовательными и действовать в соответствии с той же логикой в сфере внутренней экономической политики.

Ровно те же противоречия мы видим и на рынке труда. Уже несколько лет подряд нам объясняют, что стране срочно нужны молодые специалисты для промышленности. А специалистов становится все меньше и меньше. На фоне растущей безработицы стране критически не хватает квалифицированных рабочих кадров. Об этом постоянно заявляет министр труда Максим Топилин. Как он собирается решать проблему? Тем же рыночным способом: «Привлечение к сотрудничеству максимального количества работодателей, а также развитие и совершенствование партнерских отношений с кадровыми службами предприятий является приоритетными задачами органов службы занятости населения».

Беда в том, что основа для сотрудничества не определена. Спор о профессиональном образовании ведется уже примерно с 2011 года, но проблема так и осталась нерешенной. А причина проста: при сложившейся экономической структуре развивать систему профессиональной подготовки невозможно.

В советское время массовая система профессиональной подготовки была ориентирована на массовый же запрос промышленности. Плановое хозяйство задавало более или менее ясные параметры: сколько и каких специалистов понадобится народному хозяйству через 5-7 лет. Нельзя сказать, что система работала безупречно. Диспропорции на рынке труда периодически возникали, поскольку люди исходили не только из потребностей народного хозяйства, но и из своих собственных, меняя места работы и даже специальности. Но более или менее система все же со своими задачами справлялась.

На фоне массовой деиндустриализации стало просто невыгодно готовить кадры для промышленности. Одно дело, если вы ежегодно выпускаете несколько сотен или тысяч специалистов определенного профиля. И совсем другое, если речь идет максимум о десятке. Затраты на обучение одного человека возрастают непомерно. И совершенно неясно, почему их должно нести государство, если промышленность, где специалист будет работать – частная.

Наоборот, бизнес всеми силами уклонялся от «лишних» затрат по подготовке кадров, пытаясь переложить их на государство. В этом наши бизнесмены не преуспели. И кадры просто никто не готовил.

В конечном счете, все уперлось в обычные сетования на неправильный народ, не желающий делать то, что от него требуют экономисты. Вся надежда была на то, что проводимая Дмитрием Ливановым и его коллегами реформа образования развалит университеты и институты до такой степени, что люди сами, от отчаяния, бросятся приобретать рабочие специальности. Оно бы, может быть, так и вышло, но о создании привлекательных рабочих мест на промышленных предприятиях никто не позаботился, а низкооплачиваемые позиции все активнее занимали приезжие из бывших советских республик, которым и такая зарплата казалась сказочной.

В условиях кризиса ситуация оказалась еще хуже. Производительность труда в России в два раза ниже, чем в Евросоюзе и в 2,5 раза ниже, чем в США, и одним только внедрением новых технологий дело не исправить: на оборудовании надо кому-то работать. При этом стимулы к труду снижаются вместе с падающей зарплатой. За уходящий год она усохла, по разным оценкам, примерно на 8-10 процентов. И это – на фоне стремительного роста цен и обесценивания рубля.

Легко догадаться, что проблема рынка труда, так же, как и большинство других наших проблем, просто не может быть решена в рамках нынешней экономической политики. Можно сделать ставку на массовую подготовку кадров для промышленности и транспорта, но сработает это лишь в том случае, если одновременно мы увидим не менее масштабные государственные инвестиции в соответствующие отрасли. Можно и нужно защищать внутренний рынок, в том числе – ограничивая ввоз иностранных продуктов. Но это даст положительный эффект лишь в том случае, если будут создаваться необходимые условия для внутреннего роста: нужны новые дороги, по которым продукция из «глубинки» попадет в крупные города, привыкшие к импортным товарам, ведь из-за границы доставлять все это при сложившейся системе было куда проще. Нужно, опять же, отечественное оборудование и нужны специалисты, обученные работать именно на этом оборудовании.

И, наконец, совершенно очевидно: ничего не получится, если постоянно экономить на людях.

Правительство и бизнес едины в стремлении сократить заработную плату, свести к минимуму индексацию пенсий и по возможности отменять различные пособия. Вполне естественно, что таким образом они снижают совокупный спрос в экономике и углубляют кризис. Но не менее важно и то, что сводятся на нет профессиональные перспективы. Зачем учиться, зачем осваивать сложные специальности и приобретать всевозможные навыки, если все это не ценится, не только не приносит текущего дохода, но и не открывает перспектив на будущее.

Превратив деньги практически в единственную признанную ценность нашего общества, элита одновременно сделала все возможное, чтобы этих денег у большинства населения не было. И чтобы возможности их честно зарабатывать оказались предельно ограниченными. На самом деле, материальные стимулы – это далеко не все, и далеко не главное. Но политики и экономисты, лишающие труд материального стимулирования, редко могут предложить обществу взамен что-то духовное и возвышенное, если, конечно, не считать пустых лозунгов, в которые сами они не верят. Труд нужно не только хорошо оплачивать, но и уважать. Однако невозможно уважать труд, не оплачивая его по достоинству.

Только на основе стратегии развития, опирающейся на государственные инвестиции, можно выстроить новую систему подготовки кадров, ориентированную на приоритеты этой стратегии. И восстанавливать профессиональное образование необходимо будет вместе с возрождением вузовской системы, дезорганизованной и подорванной усилиями господина Ливанова и его подручных. Профессиональная подготовка кадров для промышленности и университетское образование должны не противопоставляться друг другу, а дополнять друг друга.

Короче говоря, нужна не-либеральная экономическая политика. Это, собственно, и есть главный экономический урок уходящего кризисного года. Урок, который из экономического неминуемо становится политическим.

Борис Кагарлицкий – директор Института глобализации и социальных движений

Специально для Столетия

http://www.stoletie.ru/vzglyad/kadry_opat_reshajut_vse_469.htm

Рейтинг 4.00 из 5
Все поля обязательны для заполнения

Оставить комментарий


Оставить комментарий Очистить