Массовое банкротство банков — результат сговора или некомпетентности руководителей Центробанка России?

Автор: Администратор   21.06.2016   Рейтинг: 4,0  

Двойные стандарты в надзоре за деятельностью госорганизаций

В чем схожесть и различия в деятельности Роскосмоса и Банка России? Этот, казалось бы,  абсурдный  вопрос  возник у меня после недавнего запуска с космодрома «Восточный» ракеты-носителя «Союз-2.1а».  Как известно, назначенный на 27 апреля запуск был отложен — в процессе предстартового автоматического контроля ракеты обнаружилась неисправность.  Дефект, однако, относительно быстро устранили, и спустя сутки ракета доставила «прицепленные» к ней спутники в околоземное пространство.  Происшедшее говорит о высокой надежности космического комплекса в целом и его компьютерной системы управления в частности, которая позволяет предотвращать катастрофы космических летательных аппаратов и значительно снижать риски развития опасных ситуаций.

Разветвленной компьютерной системой управления, охватывающей коммерческие банки по всей стране, располагает и российский Центробанк (ЦБ). Система  предназначена для автоматического осуществления межбанковских денежных операций. Но с ее помощью можно также оперативно контролировать  движение денежных средств коммерческих банков, чтобы не допускать хищений денег их клиентов и проведения незаконных операций, и тем самым не допускать катастроф банков. Однако функции надзора над банковской  деятельностью и ее регулирования, предписанные Центробанку законодательно, как показано ниже, он выполняет далеко не полностью и использует свою систему управления неэффективно. В результате за последние 2,5 года лишились лицензий и обанкротились около 250 российских коммерческих банков – почти четверть общего количества, при этом  их клиентов фактически обворовали на сумму свыше 1,5 трлн. рублей, и многие предприятия из-за потери своих средств закрылись.

Президент страны Владимир Путин, присутствовавший на космодроме при запуске ракеты, за обнаруженный в ней дефект и перенос старта объявил выговор вице-премьеру Дмитрию Рогозину и главе Роскосмоса Игорю Комарову. Одновременно он  почему-то внес представление о неполном служебном соответствии занимаемой должности Леонида Шалимова, генерального директора  екатеринбургского НПО автоматики, которое разрабатывало и изготавливало ракету-носитель. И тут же поспешно назначенный  «стрелочник» распоряжением Рогозина был отстранен от должности до завершения расследования причин происшедшего специально созданной комиссией.  Однако Леонид Шалимов, оскорбленный не заслуженным им недоверием, дожидаться результатов проверки не стал и подал заявление об уходе, которое совет директоров предприятия 4 мая утвердил.

Кадровое решение принималось скоропалительно, а значит – необъективно, так как принималось оно до начала работы комиссии, которой хватило всего два дня, чтобы 6 мая заявить о завершении расследования. Однако его результаты две недели почему-то не оглашали, и причина отказа запуска, указанная комиссией, меня, как инженера, не убедила.  Следует заметить, что впервые запущенная с недостроенного космодрома ракета-носитель является новой, значительно усовершенствованной модификацией предшествующей модели. Таким образом, пуск новой ракеты фактически являлся экспериментальным, что несло в себе элементы риска. Неспроста к ракете «прицепили» три относительно недорогих спутника, содержавших исследовательскую аппаратуру двух ВУЗов. Как стало известно, один из спутников оказался дефектным.

Но запуск даже давно апробированной ракеты-носителя тоже требует учета рисков возможных отказов. Поэтому ее предстартовый контроль при каждом запуске и вероятность обнаружения при этом сбоев, в том числе обусловленных ошибками при сборке ракеты на космодроме, является штатной ситуацией, предусмотренной соответствующим регламентом предстартовых работ. Их проведение позволяет  предотвращать катастрофы, хотя и не всегда. К примеру, первый «Союз-2» на Байконуре запустили только с шестой попытки, много раз неудачно запускали «Булаву». Примеры с ракетами и другой техникой можно продолжить.

Казалось бы, об этих специфических обстоятельствах, характерных при запуске любых сложных технических систем, должны были бы знать вице-премьер Дмитрий Рогозин и глава Роскосмоса Игорь Комаров. Они должны были объяснить Владимиру Путину, что отложенный старт ракеты-носителя, тем более новой, ситуация хотя и неприятная, но штатная. Однако, ни тот, ни другой никогда не занимались инженерными разработками вообще, и в космической отрасли, тем более. Дмитрий Рогозин, по образованию журналист, много лет увлекался политической деятельностью, а в декабре 2013 г. его почему-то назначили вице-премьером правительства и поручили надзирать за ВПК и космосом.  Игорь Комаров, экономист по образованию, много лет работал в разных банках на руководящих должностях, несколько лет был президентом  АВТОВАЗа,  чьи автомобили так и не стали конкурировать с зарубежными марками и их убыточное производство поддерживалось госдотациями покупателям. В марте 2014 года Комарова назначили главой…  объединенной ракетно-космической корпорации, а в январе 2015 года он уже возглавил госкорпорацию «Роскосмос», хотя ни банки, ни автомобили в космос, вроде бы, еще не забрасывали и даже не собираются это делать.

Полагаю, упомянутые руководители и предложили президенту страны приехать на «Восточный» поглядеть на первый пуск новой ракеты. Предложили, возможно, чтобы похвастать отнюдь не собственными  достижениями. Однако  объявление им выговоров  представляется нелогичным, так как нелогично было назначать этих людей кураторами ВПК и космической отрасли,  при том, что их образование и вся предшествовавшая деятельность не соответствовали ныне занимаемым должностям.

Замечу, во времена Королева руководители партии и правительства, чтобы не вносить дополнительную нервозность в и без того напряженную обстановку на космодроме при подготовке к запуску в космос того или иного  объекта, наблюдали за происходившим по телевидению. Это было гораздо удобней и наглядней.

Уволенный Леонид Шалимов, которому через несколько месяцев исполнится 70 лет,  является крупнейшим специалистом в области разработок систем управления ракетных комплексов и космических аппаратов. Помимо инженерного, он получил еще и экономическое образование. Генеральным директором  НПО автоматики его назначили в 1997 году. Это единственное место его работы, куда пришел он в 1970-м  рядовым инженером и  в отличие от своих кураторов прошел все ступени научно-производственной лестницы. Под его руководством разрабатывались системы управления баллистических ракет для подводных лодок, в том числе «Булавы», ракеты-носителя «Союз-2» всех модификаций, и систем управления ряда космических аппаратов. Так как возможное  обнаружение ошибки при предстартовом контроле ракеты-носителя и перенос из-за этого ее запуска является ситуацией, предусмотренной соответствующим регламентом, то без выяснения всех обстоятельств происшедшего объявление о неполном служебном соответствии Леонида Шалимова занимаемой должности, выглядело, мягко говоря, тоже нелогичным. Следует учесть, что в разработке и изготовлении модифицированной ракеты-носителя «Союз-2.1а» участвовали и другие предприятия Роскосмоса.

Изложенные подробности понадобились, чтобы ответить на поставленный выше вопрос,  в  чем схожесть и различия в деятельности Роскосмоса и Центробанка России, и показать, что общим для них, что далеко не исключительность, является некомпетентность руководителей и некомпетентный надзор за их деятельностью со стороны властей. Как отмечалось, эти организации располагают современными компьютерными системами  управления. Но если предприятия Роскосмоса используют свои системы эффективно, предотвращая катастрофы космических ракет-носителей и аппаратов, то  Центробанк использует свою систему весьма неэффективно. Вместе с тем ЦБ  неполностью выполняет предписанные ему  законодательно функции по надзору над деятельностью коммерческих банков,  в результате чего они массово банкротятся.

Если перенос старта ракеты-носителя на одни сутки не нанес стране какого-либо ощутимого экономического ущерба, то банкротства коммерческих банков по вине руководителей Центробанка привели к триллионным потерям средств сотен тысяч клиентов этих банков и немалым потерям государства. Но этим ущерб не исчерпывается.

Председатель ЦБ Эльвира Набиуллина, следуя рекомендациям МВФ, претворила в жизнь ряд безграмотных и опасных для страны решений. Она отпустила в «свободное плавание» рубль на валютном рынке, в результате чего рубль существенно девальвировался. При этом существенно возросла ценовая инфляция, так как значительно подорожала импортная продукция, широко у нас используемая.  Якобы для борьбы с ростом цен ЦБ значительно увеличил свою ставку по кредитам для коммерческих банков. Это привело  к значительному удорожанию кредитов – до 15-40% годовых при средней рентабельности предприятий в 7-8%, кредиты для большинства предприятий стали недоступны, что привело к новому росту цен, снижению и без того небольшого объема промышленного производства и  ВВП. Девальвация рубля одновременно нанесла значительный ущерб заемщикам валютных кредитов – частным и юридическим лицам, вследствие чего многие из них обанкротились, так как для возврата заимствований в валюте требуется теперь в несколько раз большая сумма в рублях.

Перечисленными последствиями безграмотных решений руководства ЦБ и его председателя беды страны и населения не ограничиваются. Можно сказать, что во многом именно неконтролируемые действия Эльвиры Набиуллиной привели  страну к экономическому кризису. Но в отличие от гендиректора НПО автоматики, невзирая на колоссальную вину Эльвиры Набиуллиной в провале государственной денежно-кредитной политики и банкротстве почти четверти банков страны,  Президент России почему-то не объявил о ее несоответствии занимаемой должности. Несоответствии полном.  Наоборот, он ее неоднократно хвалил.

Между тем о несоответствии Эльвиры Набиуллиной ныне занимаемой должности свидетельствуют не только ее «достижения» на ниве Центробанка, но и предшествующая деятельность: она сменила много мест работы, не задерживаясь почти нигде больше года-двух лет, в банках почти не работала, если не считать недолгого  пребывания  в 1998 году заместителем председателя правления АК «Промторгбанк»,  а ее пребывание в Министерстве экономического развития на разных должностях, вплоть до министра, ничем замечательным не охарактеризовалось.

О том, как банкротятся при ней коммерческие банки, подробно говорится ниже. Следует заметить, что банкротства банков и беды их клиентов в немалой степени обусловлены неосведомленностью большей части общества и власть предержащих о принципиальных аспектах банковской деятельности и их правовой безграмотностью в этой сфере. Поэтому некомпетентные действия руководителей Центробанка не встречают особого сопротивления.

Краткий ликбез о банках и их деятельности

Исторически банки возникли из ювелирных лавок. Их владельцы имели надежно охраняемые подвалы, поэтому люди стали отдавать им свои драгоценности на оплачиваемое хранение. Ювелиры взамен выдавали долговые расписки, по которым можно было получить эти ценности обратно. Так возникли депозиты (вклады) и  банковские кредитные деньги в виде долговых расписок, которые можно было использовать в качестве средства платежа

Поначалу ювелирных дел мастера только хранили полученные ценности, зарабатывая на этом, и не выдавали кредитов. Если вся сумма депозитов хранится в банке и не ссужается кому-либо то такая ситуация называется 100%-м резервированием депозитов. Но если банк вклады только хранит в виде резервов и не выдает кредитов, то лишает себя прибыли. Постепенно выяснилось, что все клиенты не требуют одновременно вернуть свои вклады. Поэтому, чтобы существовать, банк должен рисковать и давать кредиты. Однако если банк выдает деньги вкладчиков кому-то взаймы и получает от этого прибыль, то при определенных условиях возникают проблемы с возвратом вкладов по первому требованию их владельцев. Чем больше сумма выданных кредитов, тем выше  как прибыль, так и риски банкиров.

Коммерческие банки выполняют два основных вида операций:  пассивные – это действия по привлечению средств, в основном  депозитов и кредитов,  и активные — это действия банка по размещению на стороне имеющихся в его распоряжении собственных и привлеченных денежных средств в виде ссуд (кредитов), инвестиций и других заемных форм для получения доходов и прибыли, чтобы расплачиваться по долговым обязательствам. Кроме того, банки выполняют другие операции: расчетно-кассовые, доверительные (трастовые), межбанковские кредитные – по выдаче кредитов друг другу, и трансфертные – по переводу денег, а также  операции с ценными бумагами, иностранной валютой и др.

Активы банка – это различные виды размещения (финансовых вложений) банком собственных и привлеченных средств. Сюда входят выданные банком кредиты, наличные денежные средства, драгоценные металлы и камни, депозитные счета в других кредитных организациях и Банке России, вложения в ценные бумаги и  уставные капиталы других организаций,  имущественные активы (здания, земля, оборудование) и др. Банк размещает средства в виде тех или иных активов, чтобы получать доходы с прибылью  и рассчитываться по своим обязательствам. Основные источники средств для образования активов — собственный капитал банка, средства на депозитах вкладчиков, свободные средства на расчетных счетах организаций и индивидуальных предпринимателей, межбанковские кредиты, эмиссия облигаций банка и других долговых бумаг.

Обязательства или долговые обязательства банка – это привлеченные средства, ему не принадлежащие, но которые он может временно использовать в активных операциях.  К ним относятся депозиты вкладчиков, временно свободные средства на расчетных счетах клиентов банка, а также  заемные средства, полученные банком у других кредитных организаций и от реализации своих ценных долговых бумаг.

Пассивы — финансовые ресурсы банка в виде совокупности его собственных средств и долговых обязательств.

Платежеспособность банка означает, что сумма его активов не превышает суммы привлеченных  средств – депозитов и вкладов, которые банк должен вернуть по первому требованию их владельцев. Если банк желает иметь 100%-ную платежеспособность, то не должен давать взаймы ничего из размещенных в нем средств. Таким образом устраняется всякий риск, но банк не получает никакой прибыли в виде процентов за предоставленную в кредит сумму и не имеет возможности оплачивать свои издержки.

Ликвидность банка — способность в любой момент выдать любому количеству вкладчиков часть или всю сумму вкладов наличными деньгами. Если банк хранит все депозиты в виде денежных купюр, то обладает абсолютной ликвидностью. Но хранение наличных денег в отличие, например, от облигаций, не дает никакого дохода. Поэтому чем выше ликвидность банка, тем ниже его доход. Банк должен тщательно взвешивать издержки неликвидности, то есть  потерю доверия клиентов, и издержки от неиспользования имеющихся средств.

Основную часть дохода коммерческого банка составляет разница между процентами по выданным кредитам и процентами по депозитам (вкладам). Дополнительными источниками доходов банка могут быть комиссионные, взимаемые за предоставление различного вида услуг (расчетно-кассовых операций, трастовых, трансфертных и др.) и доходы по ценным бумагам. Часть доходов идет на оплату издержек банка, которые включают в себя заработную плату его работников, затраты на оборудование, аренду помещения и др. Оставшаяся после этих выплат сумма является прибылью банка, с нее начисляются дивиденды держателям акций банка, и часть может идти на расширение его деятельности.

Основными источниками банковских фондов, которые могут быть предоставлены в кредит, являются депозиты до востребования — средства на текущих счетах юридических лиц, и сберегательные депозиты — вклады. Согласно многолетней статистике число клиентов, желающих снять деньги со своих счетов, примерно равно количеству клиентов, вкладывающих на свои счета деньги. Поэтому банкиры во всем мире давно оценили достаточный минимум ликвидности. Для его обеспечения  ликвидные фонды банка ежедневно должны составлять примерно 10% от общей суммы размещенных в нем средств.

В современных условиях банки функционируют в режиме частичного резервирования, когда определенная часть вкладов хранится в виде резерва, а остальная сумма может быть использована для предоставления кредитов. В прошлом норма резервирования, то есть доля вкладов, которую нельзя было выдавать в кредит, определялась эмпирически — методом проб и ошибок. В ХIХ веке из-за многочисленных банкротств банки стали осторожными — норму резервирования они устанавливали, как правило, равной 20%. В начале ХХ века в связи с нестабильностью банковской системы, частыми кризисами и банкротствами кредитных организаций нормирование обязательных банковских резервов взяли на себя центральные банки соответствующих стран, что дало возможность контролировать работу коммерческих банков.

В последние три года обязательные резервы, депонированные коммерческими банками в Банке России, составляли 4,25-5,25% от их различных долговых обязательств, а платежеспособность банков поддерживается  краткосрочными кредитами ЦБ. Приближение разницы между пассивами и активами (сальдо их баланса) к зарезервированной сумме свидетельствует о существенном снижении платежеспособности банка. Судя по массовым банкротствам банков, Центробанк плохо надзирал за их деятельностью, о чем подробно говорится ниже.

Законодательно прописанные функции Банка России

Согласно ст.3 Федерального закона  «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)»целями его деятельности  являются защита и обеспечение устойчивости рубля, развитие и укрепление банковской системы Российской Федерации,  а также обеспечение стабильности и развития национальной платежной системы. Эти цели (см. указанные ниже пункты ст.4  закона) должны достигаться реализацией следующих функций, которые обязан выполнять ЦБ:

4) он устанавливает правила осуществления расчетов в Российской Федерации;

4.1) осуществляет надзор и наблюдение в национальной платежной системе;

5) устанавливает правила проведения банковских операций;

9) осуществляет надзор за деятельностью кредитных организаций и банковских групп.

Согласно ст.4.1 упомянутого закона Банк России при осуществлении функций, предусмотренных федеральными законами, обязан разрабатывать и реализовывать политику по предотвращению, выявлению и управлению конфликтами интересов. Чтобы выявлять и предотвращать конфликты интересов коммерческих банков и их клиентов, Центробанк согласно ст.3 закона о ЦБ должен осуществлять банковский надзор, а также надзор и наблюдение в национальной платежной системе. Для этого он устанавливает правила проведения банковских операций и осуществления расчетов в Российской Федерации.

Согласно п.1 ст.35 Конституции  РФ право частной собственности охраняется законом, и согласно п.3 этой же статьи 35 никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда. Поэтому одной из основных целей выявления и предотвращения конфликтов интересов банков и их клиентов посредством надзора за банковской деятельностью и операциями в национальной платежной системе является сохранение средств клиентов банков – физических и юридических лиц.  Для этого у Центробанка имеются все возможности – законодательные, технические, административные  и организационные. В частности, административной мерой является упомянутое выше нормирование обязательных резервов.

Помимо большого штата сотрудников центрального аппарата ЦБ и его Главных управлений в федеральных округах, которые непосредственно заняты организацией банковских и межбанковских операций и надзором за их проведением, в большинстве коммерческих банков присутствуют также уполномоченные представители ЦБ. Их назначают в соответствии со ст.76 ФЗ «О Банке России». С участием уполномоченных представителей проводятся плановые проверки коммерческих банков. Согласно  Инструкции Банка России «О порядке проведения проверок кредитных организаций (их филиалов) уполномоченными представителями Центрального банка Российской Федерации» (является подзаконным актом) эти представители имеют практически неограниченные полномочия. Они участвуют  в заседаниях органов управления кредитной организации, в том числе принимающих решения по вопросам кредитования, управления активами и пассивами. Им предоставлены  возможности оперативного контроля  текущей деятельности поднадзорного банка и качества его кредитного портфеля, а также доступа в любое время ко всей первичной документации банка, а также к автоматизированным банковским и информационным системам, автономным компьютерным системам, отдельным компьютерам, системам видеонаблюдения и иным техническим средствам кредитной организации.

В соответствии с п. 1.3. Инструкции основными  целями проведения проверок кредитных организаций являются:

— оценка соблюдения законодательства Российской Федерации и нормативных актов Банка России;

— оценка достоверности учета (отчетности) кредитной организации;

— оценка рисков и качества активов, достаточности собственных средств (капитала) кредитной организации;

— оценка качества управления кредитной организации, включая управление рисками и состояние внутреннего контроля;

— оценка экономического положения, финансового состояния и перспектив деятельности кредитной организации, а также выявление действий, угрожающих интересам ее кредиторов – физических и юридических лиц.

Все межбанковские операции осуществляются расчетными центрами ЦБ через открытые там корреспондентские счета коммерческих банков с использованием единой компьютерной системы. При этом состояние счетов и содержание операций может и должно непрерывно контролироваться программными средствами системы. То, что Центробанк, располагая современными программно-техническими средствами компьютерного контроля над банковскими операциями, далеко не полностью выполнял комплекс предписанных ему законодательно функций по поддержанию стабильности и платежеспособности банковской системы, подтверждают банкротства российских банков, которые  в последние два года стали массовыми.

Еще в декабре 2013 г. председатель Центробанка Эльвира Набиуллина, объясняя причины отзыва лицензии у «Мастер-Банка, заявила, что его руководители скрывали реальное состояние дел и предоставляли ЦБ недостоверную отчетность, а банк был вовлечен в обслуживание теневого сектора экономики.  Спрашивается, а куда все это время, пока банк скрывал истинное состояние своих дел и представлял фальсифицированную отчетность, глядел Центробанк?  Ведь известно это стало не вдруг, накануне отзыва лицензии, многочисленные сигналы приходили со стороны. Кроме того, в средних и крупных банках работают представители ЦБ, которые должны постоянно надзирать за их деятельностью. Чем же они были заняты?

Еще до назначения Эльвиры Набиуллиной главой Центробанка правоохранительные органы  на протяжении многих лет неоднократно оповещали ее предшественника, а ныне советника,  С. М. Игнатьева, что многие коммерческие банки, в том числе «Мастер-Банк», незаконно обналичивают деньги заинтересованных в этом клиентов через подконтрольные фирмы-однодневки и финансово-кредитные организации. С каждой такой операции взималась комиссия до 7%. Случались и «внезапные» банкротства, того же «Межпромбанка», в результате которых сотни миллиардов рублей — средств банковских клиентов  исчезали за рубежом.

Говоря о «Мастер-банке», председатель ЦБ Эльвира Набиуллина открыто заявила: «Он не один такой».  Любопытно, когда об этом узнали? В интервью телеканалу «Россия 24», данному в декабре 2013 г., ее первый заместитель Алексей Симановский признался, что ЦБ десять лет (!?) уговаривал  сменявших друг друга владельцев «Мастер-банка» придерживаться законов. Но ведь Центробанк – не церковное учреждение, его чиновники призваны не проповеди прихожанам читать, а повседневно контролировать и регулировать работу банков, заставляя их действовать в рамках законодательства в интересах своих клиентов и государства.

С тех пор прошло более двух лет, а руководители ЦБ продолжают отрешенно сетовать на безобразия, творимые в регулируемой ими банковской системе. По сообщению РИА «Новости», выступая 12 марта этого года на российском экономическом и финансовом форуме в Швейцарии, заместитель председателя  ЦБ Михаил Сухов заявил: «К большому сожалению, масштабы проблем, масштабы злоупотреблений руководителей и владельцев банков оказались существенными. Например, в 223 банках, у которых были отозваны лицензии на осуществление банковских операций, мы обнаружили превышение обязательств над активами на общую сумму 1,2 трлн. рублей.  Вывод активов за рубеж недобросовестными управленцами банков продолжается. Наши аферисты вышли на международную арену. В восьми банках мы обнаружили вывод активов на общую сумму 120 млрд. рублей путем использования инструментов, связанных с иностранными активами».

Михаил Сухов также сообщил, что из-за большого дефицита средств для страховых выплат по депозитным вкладам «объем привлеченных  Агентством по страхованию вкладов кредитов для пополнения страхового фонда и на санацию банков в ближайшее время превысит один триллион рублей».

Надо заметить, что не менее 70%  похищенных банками средств принадлежали юридическим лицам, вследствие чего закрылись многие предприятия, люди лишились работы, а государство лишилось соответствующих налогов. Поэтому ущерб, нанесенный экономике страны и населению, учитывая также упущенную выгоду, которая могла быть получена при возврате похищенных активов и использовании соответствующих средств, намного превышает 1,2 трлн. рублей. Таким образом, речь идет о многолетнем невыполнении Центробанком функций надзора (контроля) над деятельностью коммерческих банков, предписанных ему законодательно.  Нарушения в деятельности ЦБ, которые привели к банкротству множества банков, носят системный характер.

Лукавые сожаления заместителя председателя  ЦБ Михаила Сухова о масштабном воровстве активов в банках  и демонстрация тем самым своей якобы отрешенности от этих противоправных действий  проистекают из похожих друг на друга приказов Центробанка об отзывах банковских лицензий. Это наглядно видно на типичном примере деятельности и банкротства кредитной организации  ООО «Внешнеэкономический промышленный банк»  — «Внешпромбанк».

Как расхищались деньги клиентов «Внешпромбанка»

Приказом Центрального банка от 21 января 2016 г., который подписала его председатель Эльвира Набиуллина, у «Внешпромбанка» была отозвана лицензия, дававшая право на осуществление банковских операций. В сообщении пресс-службы  ЦБ от 21 января 2016 года об этом в частности говорилось:

Решение об  отзыве лицензии на осуществление банковских операций принято Банком России в связи с неисполнением кредитной организацией федеральных законов, регулирующих банковскую деятельность, и нормативных актов Банка России.

Проведенный специалистами Банка России совместно с государственной корпорацией «Агентство по страхованию вкладов» анализ финансового положения ООО «Внешпромбанк» установил превышение обязательств банка над его активами на сумму около 187,4 млрд. рублей.

На протяжении длительного времени руководством ООО «Внешпромбанк» проводились разнообразные операции по выводу активов. Представляемая в Банк России отчетность не содержала достоверной информации о качестве и величине активов и обязательств банка. Руководством ООО «Внешпромбанк» была построена система фальсификации отчетности на базе первичных документов, в том числе выписок по корреспондентским счетам банков-нерезидентов, кредитных досье клиентов, операций по счетам клиентов.

Имеющаяся информация позволяет предположить, что выведенные из банка активы могли быть инвестированы в объекты недвижимости, дорогостоящие транспортные средства, доли участия в коммерческих предприятиях, финансовые инструменты, а также иное имущество, которое юридически может находиться под контролем лиц, формально не имеющих отношения к ООО «Внешпромбанк». По предварительной информации, это имущество может находиться как в России, так и за рубежом, в том числе в Европе и США.

Ввиду значительного дисбаланса между активами и обязательствами осуществление процедуры финансового оздоровления ООО «Внешпромбанк» с привлечением государственной корпорации «Агентство по страхованию вкладов» и его кредиторов на разумных экономических условиях не представлялось возможным. В сложившихся обстоятельствах Банк России на основании статьи 20 Федерального закона «О банках и банковской деятельности» исполнил обязанность по отзыву у кредитной организации лицензии на осуществление банковских операций.

ООО «Внешпромбанк» — участник системы страхования вкладов. Отзыв лицензии на осуществление банковских операций является страховым случаем, предусмотренным Федеральным законом № 177-ФЗ «О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации» в отношении обязательств банка по вкладам населения, определенным в установленном законодательством порядке. Указанным законом предусмотрена выплата страхового возмещения вкладчикам банка, в том числе индивидуальным предпринимателям, в размере 100% остатка средств, но не более 1,4 млн. рублей в совокупности на одного вкладчика.

Согласно последнему опубликованному бухгалтерскому балансу «Внешпромбанка» от 1 октября 2015 г. его долговые обязательства составляли округленно 267,718  млрд. рублей. В  них входили, в частности, вклады физических лиц в сумме  73,512  млрд. рублей, средства на расчетных счетах организаций — 213,194 млрд. рублей, и кредиты ЦБ — 21,586 млрд. рублей. Активы банка составляли 284,358 млрд. рублей, к которым по правилам бухгалтерской отчетности причислены также обязательные резервы в сумме около 1,488 млрд. рублей. При этом собственные средства банка составляли 16, 64 млрд. рублей. Таким образом, согласно последней отчетности сумма долговых обязательств и собственных средств «Внешпромбанка»  была меньше суммы привлеченных банком средств на величину обязательного резерва, что не внушало тревоги.

Однако спустя всего 1,5 месяца после того, как банк не исполнил кредитного обязательства по РЕПО – выкупа своих ценных бумаг на межбанковском рынке на сравнительно небольшую сумму — около 17 млрд. рублей,  16 декабря 2015 г. банк отключили от системы банковских электронных срочных платежей. После этого его вкладчики столкнулись с трудностями с получением своих средств. Спустя два дня,  18 декабря, ЦБ назначил во «Внешпромбанке» временную администрацию, а 22 декабря ввел на три месяца мораторий на удовлетворение требований кредиторов. Это стало  основанием для наступления страхового случая — вкладчики банка могли через две недели получить выплаты в пределе страховой суммы, то есть  до 1,4 млн. рублей. Меры были приняты в связи с неудовлетворением банком требований кредиторов по денежным обязательствам в сроки, превышавшие семь дней с даты наступления их удовлетворения.

Как заявили тогда в Агентстве по страхованию вкладов (АСВ), согласно отчетности «Внешпромбанка» на 1 октября 2015 г. объем страховых выплат физическим лицам банка оценивался в 46,4 млрд. рублей, за которыми могли обратиться примерно 74 тысячи вкладчиков. Количество счетов, средства на которых по состоянию на 1 октября 2015 г. превышали лимит страхового возмещения, составляло 5,8 тысячи, и под «страховку» не подпало почти 30 млрд.  рублей. При этом клиенты банка,  юридические лица,  своих средств, превышавших 213 млрд. рублей, лишились полностью, так как надежды на возврат исчезнувших активов ничтожно малы. В упомянутом пресс-релизе ЦБ недвусмысленно было сказано, что местонахождение пропавших активов неизвестно.

Поскольку «Внешпромбанк»  по меркам ЦБ  формально соответствовал критериям высокой надежности,  то само АСВ держало там на депозите 850 млн. рублей. Держало вплоть до 10 декабря 2015 г., а через несколько дней банк отключили от системы платежей и назначили временную администрацию.  Удивляться такой прозорливости чиновников АСВ и умению управлять рисками не приходится. АСВ тесно связано с Центробанком и можно предположить, что руководители Агентства — люди хорошо осведомленные в секретных задумках начальства банковского регулятора. Поэтому, используя инсайдерскую информацию,  АСВ может спокойно и выгодно размещать свои средства в любых кредитных организациях, «надежность» которых для АСВ и ряда госкомпаний в ущерб прочим кредиторам оказывается абсолютной. Конечно же, абсолютна она и для самого ЦБ.

Мораторий вместо отзыва лицензии у «Внешпромбанка» Центробанк ввел, несмотря на очевидную уже тогда невозможность его финансового оздоровления. Можно предположить, сделано это было для возврата «Внешпромбанком» кредита ЦБ, который с процентами превысил 22 млрд. рублей, что произошло в декабре 2015 г. и тоже в ущерб другим кредиторам. Краткосрочными  кредитами Центробанк прикрывает «дыры» в капиталах банков и тем самым какое-то время поддерживает их платежеспособность. Хотя крупный кредит, выданный ЦБ «Внешпромбанку», уже 1 октября  2015 г. мог свидетельствовать о неладах в соотношении его обязательств и активов.

Как отмечалось, в приказе, подписанном председателем ЦБ Эльвирой Набиуллиной, о причинах банкротства «Внешпромбанка» было сказано следующее:

На протяжении длительного времени руководством ООО «Внешпромбанк» проводились разнообразные операции по выводу активов. Представляемая в Банк России отчетность не содержала достоверной информации о качестве и величине активов и обязательств банка. Руководством ООО «Внешпромбанк» была построена система фальсификации отчетности на базе первичных документов, в том числе выписок по корреспондентским счетам банков-нерезидентов, кредитных досье клиентов, операций по счетам клиентов.

Излагая  в приказах об отзывах лицензий почти одни и те же причины банкротств свыше 220 банков, в том числе  «Внешпромбанка», руководство ЦБ фактически признавало, что систематически не выполняло должным образом своих обязанностей по контролю и регулированию  деятельности коммерческих банков, предписанных ему  Конституцией РФ и Федеральным законом «О Банке России».

Как отмечалось, все межбанковские операции осуществляются расчетными центрами ЦБ через открытые там корреспондентские счета коммерческих банков с использованием единой компьютерной системы. При этом состояние счетов и содержание операций может и должно непрерывно контролироваться программными средствами системы.

Тревожным показателем неблагополучия банка является снижение его платежеспособности. Опасность неплатежеспособности возникает, когда банк разместил все собственные и привлеченные средства в виде активов и использовал при этом обязательные резервы. В такой ситуации банкротство еще можно предотвратить. Но оно неотвратимо, когда почти все активы уводят неизвестно куда и/или они обесцениваются, что произошло, в частности, во «Внешпромбанке», и оставшимися нельзя покрыть долговые обязательства. Если бы компьютерной системой ЦБ автоматически контролировалась платежеспособность банков и фиксировалась опасность наступления  неплатежеспособности, то предотвращалось бы  их банкротство.

«Внешпромбанк» был системообразующей кредитной организацией и находился под особым контролем ЦБ. До введения 18 декабря 2015 г. временной администрации «Внешпромбанк» по результатам плановых проверок имел безупречную ежемесячную  отчетность, достоверность которой всегда подтверждалась Банком России. В отчетах говорилось о растущих активах банка, его качественном кредитном портфеле и низкой просроченной задолженности заемщиков, о сверхнормативной достаточности капитала, высокой прибыли, а также оптимальном по рискам соотношении привлеченных банком средств юридических и физических лиц.

«Внешпромбанк» в банковской системе страны занимал 37 место  по размерам активов. Он являлся  уполномоченным банком ЦБ  и в нем присутствовал  постоянный уполномоченный представитель Банка России, который должен был оперативно контролировать деятельность «Внешпромбанка», в том числе  достоверность его первичной отчетности. «Внешпромбанк» входил в ломбардный список Банка России, то есть  его облигации оценивались как высоконадежные и принимались Банком России в качестве залога от других банков по операциям РЕПО.  Однако, как оказалось, все это не соответствовало действительности.

Еще летом и осенью 2015 г., то есть задолго до назначения во «Внешпромбанке»  временной администрации и введения там  моратория на выплаты денег, Главным управлением ЦБ  по Центральному федеральному округу проводились  его проверки. Тогда были выявлены многочисленные нарушения в выдаче кредитов юридическим лицам. Заемщики значились только на бумаге, и их ссудная задолженность  не обеспечивалась соответствующими залогами и поручительствами. Поэтому выданные им кредиты не соответствовали той стоимости и надежности, которые указывались в отчетности банка. Однако первое предписание о ликвидации нарушений последовало лишь 18 ноября 2015 года. «Внешпромбанк» заставили тогда компенсировать потери ликвидности этих активов увеличением своих обязательств за счет увеличения резервов, предназначенных  для компенсации потерь по ссудам. Резервы по ссудной задолженности в отношении 39 заемщиков — юридических лиц увеличили в счет будущей прибыли, которой не суждено было появиться.

Согласно записям в бухгалтерской книге «Внешпромбанка» на 8 декабря 2015 г. кредиты компаниям  составляли 173 млрд. рублей, из которых 107,3 млрд. были выданы аффилированным компаниям без обеспечения, под честное слово. На 25 млрд. рублей банк выдал кредиты аффилированным компаниям, но с залогом их депозитов.

В соответствии с предписанием того же Главного управления ЦБ  от 15 декабря 2015 года «Внешпромбанк»  обязали дополнить резервы по ссудной задолженности в отношении еще 58 заемщиков — юридических лиц. А распоряжением руководителя временной администрации «Внешпромбанка» от 19 января 2016 года, то есть за два дня до отзыва лицензии,  банку предписали дополнить резервы по ссудной задолженности в отношении уже 259 заемщиков — юридических лиц и 43 заемщиков — физических лиц. Тем самым должностные лица Банка России искусственно дополнительно увеличили долговые обязательства банка, к которым причислены также резервы, учитывающие возможные потери активов. Сделано это было в ущерб всем кредиторам банка, в том числе вкладчикам – физическим лицам, которым после введения моратория  запретили изымать с депозитов свои деньги. Выявленные нарушения от кредиторов «Внешпромбанка» скрыли —  упомянутые предписания имели гриф «Для служебного пользования».

После отключения «Внешпромбанка» от электронной системы банковских платежей никто из вкладчиков и юридических лиц уже не имел возможности законным путем получить свои средства. Однако в ущерб другим кредиторам  и в нарушение очередности возврата им средств  временная администрация «Внешпромбанка»  после введения моратория в декабре 2015 г. полностью погасила задолженность по кредиту с процентами перед Центральным банком в сумме свыше 22,544 млрд. рублей. Иного и не могло быть, так как временная администрация подчиняется Центробанку.

Как отмечалось, еще до назначения временной администрации и введения моратория руководству ЦБ по результатам проверок стало известно, что сумма похищенных и обесцененных активов «Внешпромбанка», которые уже невозможно было вернуть, составила большую часть использованных для их создания привлеченных банком средств. Поэтому уже тогда стало ясно, что банк не в состоянии выполнить  все свои обязательства перед кредиторами. Однако должностные лица Банка России либо умышленно, либо из-за недобросовестного исполнения своих служебных обязанностей длительное время покрывали неудовлетворительное финансовое состояние «Внешпромбанка».  Поэтому  в фактически обанкротившемся банке  вплоть до назначения временной администрации продолжали принимать денежные средства от вкладчиков и  юридических лиц и выводить неизвестно куда активы. И мораторий вместо отзыва лицензии Центробанк ввел, несмотря на очевидную невозможность финансового оздоровления банка.

Решением Арбитражного суда Москвы  от 11 марта 2016 года «Внешпромбанк» был признан банкротом. Согласно  информации его временной администрации  долговые обязательства банка к этому времени оценивались уже в 251 млрд. рублей, в том числе обязательства перед физическими лицами и индивидуальными предпринимателями – в 29,3 млрд. рублей, и перед юридическими лицами – в 221,7 млрд. рублей. Однако активы, большая часть которых за несколько месяцев исчезла, оценивались  теперь всего  лишь в 36,5 млрд. рублей, и  их было явно недостаточно для покрытия всех долговых обязательств. Дефицит активов для покрытия долговых обязательств составил уже 214,5 млрд. рублей. Напомню, в приказе ЦБ об отзыве 21 января этого года лицензии у «Внешпромбанка» говорилось о превышении обязательствами  банка его активов на сумму около 187,4 млрд. рублей. «Уточненный» дефицит, возросший менее чем за два месяца на  27,1 млрд. рублей, лишний раз свидетельствует, что должный контроль Центробанка над деятельностью «Внешпромбанка» отсутствовал.

На 1 октября 2015 г. активы  банка согласно последнему бухгалтерскому балансу составляли 284,358 млрд. рублей. Совершенно очевидно, что после последнего «благополучного» бухгалтерского отчета в последующие 2-2,5 месяца указанные  активы при наличии контроля со стороны ЦБ не могли сами по себе обесцениться или  быть похищены на сумму свыше 247,8 млрд. рублей, то есть уменьшиться к моменту отзыва лицензии до 36,5 млрд. рублей. Запоздавшие обследования «Внешпромбанка» выявили признаки его преднамеренного банкротства, которого могло не быть при должном надзоре за деятельностью банка.

Так как речь идет о легализации доходов, полученных преступным путем, то деятельность  «Внешпромбанка», как и других обанкротившихся коммерческих банков, казалось бы, должна была являться также и предметом надзора Федеральной службы по финансовому мониторингу. Однако перечень операций с денежными средствами и иным имуществом, подлежащих обязательному контролю Росфинмониторинга — они перечислены в ст.6 Федерального закона «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» — ограничен и его при выводе активов можно было не нарушать. Очевидно, при принятии  этого закона предполагалось, что добросовестного выполнения Центробанком предписанных ему надзорных и регулирующих функций будет вполне достаточно для пресечения хищений в банковской сфере и вывода уворованных активов в оффшоры. Однако, как следует из упомянутого пресс-релиза ЦБ о банкротстве того же «Внешпромбанка», куда вывели его активы и кто ими овладел руководству банковского регулятора неведомо.

Итак, можно утверждать следующее. Должностные лица Банка России, которые были обязаны оперативно контролировать деятельность «Внешпромбанка» и легальность его банковских операций,  не исполняли или ненадлежаще  исполняли свои обязанности, что повлекло причинение крупного ущерба кредиторам «Внешпромбанка». На протяжении нескольких лет они фактически не проверяли достоверность учета во «Внешпромбанке» и поэтому не выявили никаких угроз интересам его кредиторов. В результате, из-за допущенной должностными лицами ЦБ  халатности из «Внешпромбанка» длительное время выводились активы путем их прямого хищения и иных  мошеннических действий. Сказанное относится ко всем обанкротившимся коммерческим банкам.

Уголовное наказание за халатность предполагает, что обязанности, добросовестным выполнением которых пренебрегает  то или иное должностное лицо, входят в круг его полномочий, и они регламентированы  законами и/или соответствующими нормативно-правовыми подзаконными актами — инструкциями, приказами, распоряжениями. Таким нормативно-правовым актом является, в том числе, упомянутая Инструкция Банка России «О порядке проведения проверок кредитных организаций (их филиалов) уполномоченными представителями Банка России».

Прослеживается  причинно-следственная  связь между бездействием должностных лиц Банка России и наступившими последствиями их бездействия — хищением во «Внешпромбанке» средств его кредиторов на сумму свыше 247,8 млрд. рублей. Все противоправные действия во «Внешпромбанке» оказались бы невозможны при наличии должного контроля со стороны Банка России. Их нельзя было скрытно осуществлять длительное время без участия  и/или халатного бездействия сотрудников ЦБ.

То, что Центробанк, располагая современными средствами компьютерного контроля над банковскими операциями, и при наличии своих уполномоченных представителей в банках не выполнял комплекса предписанных ему законодательно функций по поддержанию стабильности и платежеспособности банковской системы, неоднократно подтверждала председатель ЦБ Эльвира Набиуллина  своими многочисленными, написанными «под копирку», приказами об отзывах банковских лицензий. Хотела того Эльвира Набиуллина или нет, но в подписанном ею приказе об отзыве лицензии у «Внешпромбанка» она также невольно фактически признала свою вину и вину своих подчиненных в его банкротстве:

На протяжении длительного времени руководством ООО «Внешпромбанк» проводились разнообразные операции по выводу активов. Представляемая в Банк России отчетность не содержала достоверной информации о качестве и величине активов и обязательств банка. Руководством ООО «Внешпромбанк» была построена система фальсификации отчетности на базе первичных документов, в том числе выписок по корреспондентским счетам банков-нерезидентов, кредитных досье клиентов, операций по счетам клиентов.

Таким образом, в действиях должностных лиц Центрального банка РФ, осуществлявших контроль  того же «Внешпромбанка» и формально проводивших проверки его деятельности, возможно усматриваются признаки состава преступления, предусмотренные ст.293 Уголовного кодекса РФ Халатность:Неисполнение или ненадлежащее исполнение должностным лицом своих обязанностей вследствие недобросовестного или небрежного отношения к службе либо обязанностей по должности, если это повлекло причинение крупного ущерба или существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства.

Требуемая сумма страховых выплат физическим лицам «Внешпромбанка» Агентством по страхованию вкладов вначале оценивалась в 46,4 млрд. рублей, за которыми должны были обратиться примерно 74 тысячи вкладчиков. Количество счетов, средства на которых по состоянию на 1 октября превышали лимит страхового возмещения, составляло 5,8 тысячи  и под «страховку» не подпало почти 30 млрд.  рублей. При этом юридические лица  лишились своих средств на  сумму свыше 221,7 млрд. рублей. Однако по состоянию на 6 апреля 2016 года конкурсному управляющему предъявили требования почему-то только 10280 кредиторов банка, и на гораздо большую сумму — в 81,1 млрд. рублей.  Для их удовлетворения выделили всего…  около 4 млрд. рублей и часть этих денег пойдет на зарплату сотрудникам банка, содержание его зданий и прочие затраты. Совокупный объем требований на 2 июня составил 214,9 млрд. рублей. Но предъявить «Внешпромбанку»  новые требования уже невозможно: реестр кредиторов закрыли 18 мая.

Этот и другие многочисленные подобные факты свидетельствуют о неблагополучии не только с контролем за регистрацией, но и со страхованием вкладов физических лиц, целью которого является, на самом деле, прикрытие грехов Центробанка. Для гарантированных страховых выплат, число и сумма которых растут по мере ударного  роста банкротств коммерческих банков,  в Агентстве по страхованию вкладов катастрофически не хватает денег и оно вынуждено брать кредиты, в том числе у Центробанка. Судя по упомянутому заявлению заместителя председателя  ЦБ Михаила  Сухова, сделанному в середине марта этого года, из-за большого дефицита средств для страховых выплат по депозитным вкладам сумма  кредитов, привлеченных  АСВ для пополнения страхового фонда и на санацию банков, в ближайшее время превысит  один триллион (!) рублей. И это помимо исчезнувших активов на сумму свыше 1.2 трлн. рублей.

Чтобы оттянуть во времени гарантированные страховые выплаты или вообще их заблокировать АСВ нередко обращается в суды, либо направляет туда самих пострадавших вкладчиков для установления  законности их требований, хотя у них имеются договора банковского вклада и кассовые приходные ордера, выданные соответствующими банками о приеме вкладов. Так, после недавнего отзыва лицензий у четырех кредитных организаций — Мико-банк,  Кроссинвестбанк, Стелла-банк и Мострансбанк оказалось, что тысячи вкладчиков не попали в реестр кредиторов. В АСВ заявили, что это вызвано грубыми нарушениями в ведении учета операций по вкладам со стороны сотрудников банков, о чем временными администрациями направлены заявления в правоохранительные органы. Одновременно Агентство предложило вкладчикам обратиться в суд и там доказать, что они имеют право на страховое возмещение своих денежных средств. Однако  суд по ходатайству того же АСВ отказал в удовлетворении исковых требований вкладчиков. Агентство утверждает, что в бухгалтерском учете банков их  вклады не значатся. Но ведь кассовые приходные ордера о приеме вкладов должны были как-то учитываться  контролирующими органами ЦБ. Известны также случаи в отказе страховых выплат из-за уничтожения банками, лишенными лицензий, своей бухгалтерской документации и повреждения серверов. Неужели эта документация и базы данных банков нигде не дублируется для контроля? Все эти издевательства над людьми и их конституционными правами также являются результатом невыполнения Центробанком своих функций по надзору над банковской деятельностью.

Образовался порочный круг. Умышленное или по халатности неисполнение Центробанком функций надзора над деятельностью коммерческих банков приводит к их банкротству и исчезновению активов, растущее число банкротств не обеспечено соответствующими страховыми отчислениями банков в АСВ, что вынуждает Агентство заимствовать деньги под немалые проценты и увеличивать банкам ставки страховых отчислений, в ответ банки для поддержания своих доходов снижают проценты по вкладам и увеличивают кредитные ставки, что дополнительно ухудшает кредитование экономики. В результате в выигрыше вновь оказывается Центробанк, прибыль которого от торговли деньгами из воздуха растет. Растет она и благодаря денежной эмиссии, незаконно осуществляемой коммерческими банками.

Фальсификация банковских активов

Казалось бы, если сосед попросит взаймы 1000 рублей, а у вас имеется лишь сто, то вы не сможете удовлетворить его просьбу. Однако  это «казалось бы»  не касается  российских банков, ведомых Центробанком. Наши банки, имея условно 100 рублей, при сравнительно небольшой финансовой поддержке ЦБ могут надуть фиктивный денежный «пузырь» на гораздо большую, фиктивную, сумму, разместив ее в виде множества столь же фиктивных кредитов и прочих активов. Чтобы убедиться в этом, рассмотрим некоторые показатели российской финансовой системы, приведенные в таблице 1 и позаимствованные из официальной информации Центробанка и Росстата.

В п.1 статьи 75 Конституции РФ сказано: Денежной единицей в Российской Федерации является рубль. Денежная эмиссия осуществляется исключительно Центральным банком Российской Федерации. Введение и эмиссия других денег в Российской Федерации не допускаются.

Первое,  что вызывает недоуменный вопрос,  почему денежная масса (наличные и безналичные деньги), эмиссию которой осуществляет ЦБ (строка 1 табл.1), систематически намного меньше требуемой для полного обеспечения деньгами в стране оборота товаров и услуг, то есть для их реализации  (строки 2 и 3 табл.1)? Обеспеченность экономики деньгами оценивалась, исходя из того, что денежная масса условно оборачивается за год 2,5 раза. Дефицит денег в обороте в последние годы составлял около 40%.  До дефолта в августе 1998 г. нехватка денег в экономике  достигала примерно 70%, что и явилось одной из принципиальных причин развала в стране товарного производства и самого дефолта (см. «Очередной экономический кризис в России – порождение ее хронической денежной дистрофии. Как излечить больной организм?» — «Промышленные ведомости» № 11, ноябрь 2008 г.).

В п.2 ст.75 Конституции сказано: «Защита и обеспечение устойчивости рубля — основная функция Центрального банка Российской Федерации, которую он осуществляет независимо от других органов государственной власти». Под устойчивостью рубля следует понимать стабильность его покупательной способности, которая зависит от ряда факторов, в том числе от сбалансированности товарно-денежного обращения (см. «Новое обличье «шоковой терапии» для России — таргетирование инфляции. Как прекратить спекулятивную девальвацию и обвалы валютных курсов рубля» — Промышленные ведомости»№ 6, декабрь 2015 г.).

Однако Центробанк вместо обеспечения товарной массы в обращении соответствующей  рублевой денежной массой, что позволяло бы производить и выкупать все товары и услуги, ставит денежную эмиссию в зависимость от наличия в стране долларовой массы в  пересчете  на рубли по спекулятивному  валютному курсу обмена. Валютная масса в стране ограничена, поэтому при пересчете ее в рубли создается хронический дефицит денежного обращения, что выгодно Центробанку с точки зрения его коммерческих интересов. Спрашивается,  почему нельзя выпускать рублей столько, сколько требуется для сбалансированного товарно-денежного обращения внутри страны, не превращая рубль в искусственно заниженную по покупательной способности копию чужой валюты? Таблица 1

Показатели,трлн. руб. на 31 декабря 2011 г. 2012 г. 2013 г. 2014 г. 2015 г.
Денежная масса – агрегат М2         24,543  27,405 31,404 32,11 35,809
ВВП в текущих ценах 54, 369  62,218 66,755 77,893 80,412
М2 / ВВП 0,45 0,44 0,47 0,41 0,44
Оборот в экономике (оборот организаций) 99, 978

111,58

114,62

129,195 141,547
Обеспеченность оборота деньгами  (оценка).  0,61

0,61 0,68

0,62 0,53

Кредиторская задолженность нефинансовых организаций 20,914 23,129 27,531 33,17  38,986
Депозиты (вклады) и другие средства юридических и физических лиц,  привлеченные банками

26,565 30,507 35,277

42,658

51,590
Собственные средства (капитал) банковского сектора

5, 242 6, 112

7, 064 7, 928

9, 008
Сумма собственных и привлеченных средств

31,807 36,619 42,341 50,586

60,598

Превышение денежной массы суммой собственных и привлеченных средств банков 7,264

9,214 10,937 18,476 24,789
Кредиты и прочие средства, предоставленные нефинансовым организациям и физическим лицам 23, 266

27, 708

32, 456

40, 865

43, 985

Всего активов (размещенные средства: кредиты,  депозиты, вложения в ценные бумаги и долговые обязательства и др.) 41, 627 49,509 57, 423 77, 653 82, 999
Превышение активами суммы собственных и привлеченных средств        и денежной массы 9,82

17,084

12,89

22,104

15,082

26,019

27,067

45,543

22,401

47,19

По информации Банка России и Росстата

Как ни странно, Центробанк, будучи государственным органом, занимается коммерческой деятельностью — получает немалую прибыль от кредитования коммерческих банков по завышенным ставкам. Так как денежная эмиссия согласно п.1 ст.75 Конституции осуществляется исключительно Центральным банком, то он является естественным монополистом в этом деле. А дефицит денег, как и дефицит какого-нибудь товара, приводит к удорожанию выдаваемых ЦБ кредитов и росту его прибыли.  Искусственно удерживая на протяжении почти 25 лет противоречащий основам экономики и здравому смыслу дефицит денежного обращения, руководители ЦБ одновременно устанавливали высокую ставку рефинансирования, сейчас — ключевую ставку.  Сегодня ключевая ставка равна 11%, в то время как Европейский  Центробанк установил ее с марта этого года нулевой, а ставку по кредитам равной 0,25% годовых. Российский же ЦБ держит ставки на межбанковском кредитном рынке в среднем на уровне 11%, получая при этом немалую прибыль от продажи безналичных и наличных денег из «воздуха». Что касается процентных ставок коммерческих банков, то они не регулируются, и в зависимости от сроков возврата кредитов и их рискованности составляют от 15 до 60%  годовых.

Необходимость поддерживать высокой целевую ставку, что влечет за собой дороговизну кредитов, выдаваемых коммерческими банками и самим ЦБ, все руководители Центробанка объясняли и продолжают объяснять якобы необходимостью борьбы с инфляцией. На самом же деле, высокие, продолжающие расти, кредитные ставки приводят к росту ценовой инфляции, так как в структуру цен включаются затраты на кредиты. Однако возврат дорогих кредитов многим предприятиям реального сектора экономики оказывается не по силам, это приводит к росту их кредиторской задолженности (строка 3 табл.1) и последующему банкротству. Дороговизной кредитов объясняется и снижение инвестиций в реальном секторе экономики.

Спрашивается, искусственное создание дефицита денежного обращения в экономике, которое за последние почти 25 лет нанесло и продолжает наносить громадный ущерб стране, это злоупотребление Центробанком своим монопольным положением на кредитном рынке с целью получения максимальной прибыли, или следствие некомпетентности сменявших друг друга его руководителей?

Для выдачи кредитов и размещения денег другими способами коммерческие банки используют собственные и привлеченные средства. Так как согласно Конституции денежную эмиссию осуществляет исключительно Центробанк, то,  очевидно, банки могут разместить на стороне средства, сумма которых равна только сумме их собственных и привлеченных средств за вычетом обязательных резервов. И, разумеется, активы всех банков суммарно не должны превосходить имеющуюся в стране денежную массу, выпущенную в обращение Центробанком.

Спрашивается, если Центробанк обладает исключительным правом денежной эмиссии, то почему активы банковской системы из года в год значительно превышают денежную массу?

Систематическое превышение банковскими активами  денежной массы – в 2015 г. на 47,19 трлн. рублей или почти на 76% (строка 6 табл.1) – можно объяснить эмиссией фиктивных безналичных денег, которую многие годы незаконно осуществляли и продолжают осуществлять  коммерческие банки, исчерпав для кредитования все собственные и привлеченные средства. Ограничителем выдаваемых ими кредитов могли бы служить обязательные резервы, норма которых для минимизации рисков и обеспечения платежеспособности банков должна составлять 10-20% от суммы средств на банковских депозитах. Однако сумма обязательных резервов составляет лишь 4,5-5,5% в зависимости от вида долговых обязательств банков, а ЦБ не контролирует допустимое соотношение долговых обязательств и активов коммерческих банков, что могло бы существенно ограничивать кредитование и предотвращать  их банкротство.

Денежная масса в безналичном виде за рубежом образуется коммерческими банками при выдаче кредитов за счет узаконенной эмиссии ими денег, именуемой кредитной мультипликацией. Семантически корректней называть это мультипликативным или мультиплицированным кредитованием. В этом случае  первоначальный кредит, выданный банком из привлеченных им средств,  по мере его использования получателем, например, на оплату ресурсов и комплектации для изготовления какого-то продукта,  дробится на части, которые размещаются в разных банках на счетах соответствующих поставщиков. Этими деньгами банки, в которых они оказались размещены, тоже выдают кредиты, дополняя их «записанными на бумаге» новыми деньгами, то есть путем новой эмиссии. В итоге исходный кредит ветвится и множится, образуются новые, суммарно растущие кредиты, и сумма денег в банках растет, превышая исходную. Если все владельцы средств, из которых был выдан первоначальный кредит и его мультипликативные части, потребуют вдруг их возврата, а нормы обязательных резервов не были соблюдены, то банки, участвовавшие в ветвящемся мультипликативном кредитовании, окажутся неплатежеспособными.  Выданные ими кредиты при этом окажутся  фиктивными ввиду значительной рискованности выполненной ими денежной эмиссии.

Кредитная мультипликация на Западе – это не ограничиваемая законодательно эмиссия банками безналичных денег. В США свобода накачки экономики деньгами время от времени приводит к значительной денежной инфляции и, как следствие, к финансовым и экономическим кризисам, которые из-за использования доллара в качестве общемировой валюты перерастают в глобальные.

У нас избыточная, сверх официальной денежной массы, кредитная мультипликация, напоминающая денежные переводы по фальшивым «чеченским» авизо времен 1990-х, осуществляется коммерческими банками незаконно при систематической финансовой поддержке Центробанка. Как говорится, передовой опыт первых лет «реформ» внедрен в жизнь и поставлен на поток. Создается впечатление, что фиктивное кредитование несуществующими деньгами, то есть путем их фальсификации, осуществляется по заранее согласованному коррупционному сценарию для их последующей «обналички», конвертации и вывоза капитала, в том числе активов банков, за рубеж. Причем сценарий прописан в законодательной базе, принятой в основном еще в 1990-х. Такие мысли приходят невольно после сопоставления соответствующих положений Конституции России, федерального закона о ЦБ и Уголовного кодекса РФ.

Как отмечалось, согласно п.1 ст.75 Конституции денежная эмиссия осуществляется исключительно Центральным банком, при этом  введение в оборот и эмиссия других денег, то есть сверх официально выпущенных в обращение Центробанком,  не допускаются. Однако если заглянуть в Федеральный закон «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)», то в соответствии со ст.4 этого акта оказывается,  что Банк России в части денежной эмиссии  монопольно осуществляет эмиссию наличных денег и организует наличное денежное обращение. Но согласно Конституции РФ Центробанк должен осуществлять эмиссию всей денежной массы, то есть ее наличной и безналичной частей, и организовывать их обращение. Судя по официальной статистике Центробанка, он этим и занимается. Причем  в регулярно публикуемой им информации об эмиссии всей денежной массы не существующая официально ее часть, «эмиссию» которой в виде  фиктивных кредитов в безналичной форме осуществляют коммерческие банки, отсутствует. Очевидно, это свидетельствует о фальсификации и противоправности подобного кредитования, поэтому незаконная эмиссия денег в данных о размере денежной массы Центробанком не афишируется.

Замечу, в Уголовном кодексе статьей 186 «Изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг» наказание предусмотрено лишь за сбыт или изготовление  поддельных наличных денег, что весьма странно. И так как пренебрежение конституционными положениями уже давно стало у нас неписанной нормой, то про фальсификацию безналичных денег и наказание за это в Уголовном кодексе также нет ни слова.

Надо полагать, подобные «упущения» в законодательстве неслучайны. Но те, кто их допустил, дали, все же, промашку. В ст.187 УК РФ  Изготовление или сбыт поддельных кредитных документов либо расчетных карт и иных платежных документов за все эти перечисленные действия предусмотрены различные сроки лишения свободы и крупные штрафы. Чтобы перевести получателю на его счет «кредит» из несуществующих денег, банк, выдающий фиктивный кредит,  должен оформить соответствующее платежное поручение. Спрашивается, разве не является ли оно тоже фиктивным, то есть  поддельным, если деньги, которые переводятся по этой «платежке», у банка отсутствуют или вовсе не существуют в стране? Ответ по аналогии с фальшивыми «чеченскими» авизо 1990-х, думается, однозначный. Однако ни один из банков за выдачу фиктивных кредитов Центробанком не выявлен и не наказан.

Создается впечатление, что никто в стране комплексным управлением финансами и соответствующим законодательным обеспечением не озабочен, а выборочный контроль показателей состояния денежно-кредитной системы осуществляется ради предоставления высокому начальству поверхностной статистики для его успокоения и ввода в заблуждение. Об отсутствии контроля над финансовыми потоками может, в частности, свидетельствовать наличие фиктивных банковских активов, сумма которых намного превышает денежную массу. Сами же деньги «реформаторы», следуя опасным для страны рекомендациям своих заокеанских коллег, из важнейшего инструмента социально-экономического развития государства и общества превратили в предмет спекулятивной купли-продажи. Этим они извратили и фальсифицировали  сущность нынешних, символических, денег, так как согласно канонам экономики современные денежные средства платежа не являются товаром, производство которого позволяет создавать добавленную стоимость (см. «Телегу доллару, телегу! Популярная лекция для руководителей Правительства РФ и Банка России в защиту рубля и национальной финансовой политики» —  Промышленные ведомости» № 2. 2014 г.).

Кредитная мультипликация, как незаконная у нас денежная эмиссия, а по сути — фальсификация «безналички», чревата весьма опасными для страны последствиями. Не исключено, что увеличение вывоза капитала из страны обеспечивается, в том числе, и фиктивными кредитами. Однако большая часть фиктивных денег в экономику не попадает, о чем свидетельствуют, в частности,  рост кредиторской задолженности нефинансовых организаций (строка 3 таблицы),  сокращающиеся инвестиции в реальном секторе экономики и растущий вывоз капитала за рубеж. Очевидно, фиктивные кредиты обслуживают и «теневую» экономику, оборот  которой, по оценкам, составляет не  менее трети общего товарного оборота страны. Спрашивается, как же сводят к нулю сальдо баланса активов и пассивов банковской системы, если обанкротившиеся банки, о чем говорилось выше, указывали в своих отчетах недостоверные данные?

Почему же Центробанк  всего этого  «не замечает»? Еще три-четыре года назад незаконную кредитную мультипликацию можно было бы объяснить коммерчески-спекулятивными интересами Центробанка, который поддерживал и прикрывал противоправную денежную эмиссию не только кредитами коммерческим банкам, но и невыполнением свих надзорных обязанностей за банковской деятельностью. Кроме того, ЦБ активно спекулировал на валютном рынке. Однако после прихода в ЦБ Эльвиры Набиуллиной и начала масштабного банкротства банков возникли предположения, что незаконная кредитная мультипликация провоцируется Центробанком умышленно, чтобы банки создавали фиктивные активы из не существующих у них денег и становились неплатежеспособными.

Объяснить, почему банки искусственно втягивают в состояние неплатежеспособности и банкротства, можно, по всей видимости, стремлением руководства Центробанка существенно уменьшить их количество, пренебрегая интересами кредиторов и государства. Существенно способствует этим намерениям то, что Центробанк законодательно наделен правами беспардонно вмешиваться в хозяйственную деятельность кредитных организаций. Не думаю, чтобы кто-то в его руководстве  задумывался при этом над критериями оптимального обеспечения страны банковским обслуживанием.

Банки «чистые» и «нечистые»

В условиях хаоса 1990-х столь же хаотично возникали и исчезали в России коммерческие банки. На начало  2001 года из 2124 зарегистрированных в стране кредитных организаций действовало лишь 1311. Данные о ситуации в последние два года  приведены в таблице 2. На 1 января 2014 года в стране действовало 923 банка (в начале 2013 года — 956).  Среди них наиболее крупными уставными капиталами — от 1 млрд. до 10 млрд. рублей — обладало 166 банков, а свыше 10 млрд. рублей – лишь 23 банка. На 1 апреля этого года, то есть за два года и четыре месяца  количество действующих банков сократилось на 216, из них 374, то есть более половины, размещено в Москве и Московской области, а для сравнения — в Дальневосточном федеральном округе действуют всего  18 банков. Как показало время, Центробанк и его региональные управления либо не могут, либо не хотят должным образом надзирать за столь большим количеством банков и  удерживать  их в рамках законопослушания, поэтому ЦБ всячески стремится сократить их количество.

Таблица 2

Показатель 1.01.14 1.01.15 1.01.16 1.04.16
Зарегистрировано кредитных организаций 1071 1049 1021 1008
Действующие кредитные организации 923 834 733 707
Число кредитных организаций, у которых аннулировали лицензию 148 214 288 300

Еще в конце декабря 2013 г. в интервью телеканалу «Россия 24» первый заместитель председателя Центробанка Алексей Симановский сообщил о наличии списка из 25 «системно значимых» банков, банкротства которых нельзя допускать. Официально список не обнародовали, но  совокупно активы банков из списка составляли около 75% от общей суммы  активов банковской системы страны, примерно такова была  и доля привлечённых ими средств физических лиц. Кроме того, они в совокупности занимали более двух третей всего российского рынка межбанковского кредитования. Для надзора за их деятельностью в ЦБ даже создали новый департамент, невольно признав тем самым недостаточную эффективность  прежнего управления банковской системой.

Появление  «списка 25», очевидно, следовало трактовать как деление банков на «чистых» и «нечистых». Поэтому клиенты кредитных организаций, не включенных в упомянутый список,  увидели  в его появлении тревожный сигнал о необходимости срочного перехода в банки, которым гарантирована финансовая господдержка. Создав дискриминационные условия доступа на кредитный рынок для множества других банков,  ЦБ спровоцировал недобросовестную конкуренцию между «чистыми», кредитными учреждениями, приближенными к «госкормушке», и множеством «нечистых», от нее отстраненных.  Очевидно, таким путем ЦБ  намеревался добиться «саморегулируемого» существенного сокращения числа банков.

Как и предполагалось,  упомянутым списком был спровоцирован  значительный исход физических и юридических лиц из банков, не внесенных  в  «список 25», в банки, гарантированные от банкротства (см. «Центробанк РФ – это Банк России или операционная контора Федеральной резервной системы США? Как Центробанк блюдет свои коммерческие интересы в ущерб государственным» — «Промышленные ведомости» № 1, февраль 2014 г.). Одновременно это вызвало в последующие два года опережающий и тоже массовый вывод капиталов из банков, к «госкормушке» не допущенных, с последующим их банкротством.

В  октябре прошлого года ЦБ вместо ранее намеченных 25 утвердил перечень всего из десяти системно значимых банков, на которые будут распространяться требования к соблюдению определенных показателей краткосрочной ликвидности и достаточности капитала. В список вошли Сбербанк, Газпромбанк, ВТБ, Альфа-банк, «Открытие», Росбанк, Промсвязьбанк, Райффайзенбанк, «Юникредит» и Россельхозбанк. На долю этих кредитных организаций приходится свыше 60%  совокупных активов российского банковского сектора. По их обращениям для поддержания платежеспособности Центробанк будут открывать кредитные линии, которые будут обеспечиваться активами этих банков.

Справится ли Центробанк с вполне вероятным нарастанием бегства в списочную «десятку» клиентов других банков, увеличением при этом вывода активов из «лишних» банков  и их возможными банкротствами? Думается, в таком случае никаких страховых резервов для компенсации утерянных вкладов не хватит. Потери же юридических лиц намного превысят сегодняшние. Странно, что Федеральная антимонопольная служба не обратила внимания ни на сообщение о «списке 25», ни на официальное выделение десятка приближенных к госкормушке банков, что нарушает нормы закона «О защите конкуренции…».

Создается впечатление, что руководители Центробанка не просчитывают последствий своих решений. Так было с дефолтом в августе 1998 г., когда ЦБ возглавлял Дубинин, повторилось в 2004-м при Игнатьеве,  и в конце 2013 года уже при Эльвире Набиуллиной.

В одном из своих интервью в январе 2014 г. после начала масштабного банкротства банков первый  заместитель председателя ЦБ Алексей Симановский сказал: «Если говорить о значимости банков с отозванной в 2013 году лицензией, то в совокупности на них приходится менее 1% активов всей банковской системы. То же самое касается объемов вкладов. Это совершенно некритичные величины».

Похоже, руководство Центробанка придерживается принципа «лес рубят, щепки летят», не удосуживаясь просчитать «некритичную» цену «щепок», за которыми стоят интересы людей, предприятий  и государства. А зря! Об этом говорят простейшие арифметические подсчеты, результаты которых, будь они проведены, должны были бы уже тогда насторожить председателя ЦБ Эльвиру Набиуллину, руководствуйся она интересами государства и общества.

Согласно официальной информации, сумма активов всех коммерческих банков страны на 1 января 2014 года достигла 57,423  трлн. рублей, привлеченные средства юридических лиц составляли 17,787 трлн., а вклады физических лиц – 16,957 трлн. рублей. Тогда 1% от этих сумм составил (округленно) 574,4 млрд. рублей — активов, 177,8 млрд. рублей – средств юридических лиц и 169,5 млрд. рублей — вкладов физических лиц. На страховые возмещения вкладчикам банков, которые обанкротились во второй половине 2013 года после прихода в ЦБ Эльвиры Набиуллиной, должны были потратить порядка 130 млрд. рублей. В результате потери вкладчиков составили примерно 39 млрд. рублей. Среди них было немало тех, кто копил деньги на жилье.

Средства юридических лиц в размере 177,8 млрд. рублей — это оборотные деньги предприятий, из которых они платили налоги, включая страховые взносы. Допустим, налоговые и страховые платежи составляли примерно треть от оборота организаций, то есть около 60 млрд. рублей. С учетом оборота, допустим, дважды в год, потери бюджета в 2014-м  составили 120 млрд. рублей. Деньги эти исчезли, и поэтому предприятия, которым они принадлежали, оказались либо банкротами, либо им грозит банкротство и закрытие. Следовательно, консолидированный бюджет и социальные фонды навсегда лишились этих доходов, а работникам закрывшихся предприятий государство вынуждено было выплачивать пособие по безработице.

Таковы оценочно материальные последствия  для экономики и бюджета, названные  Алексеем Симановским некритичными, и которыми руководители ЦБ пренебрегли, вследствие чего  государству, предприятиям и гражданам нанесен немалый ущерб. За прошедшие после этого два года потери обворованных клиентов обанкротившихся банков, а также самого государства от потери при этом немалой суммы налогов,  существенно возросли.

Почему же депозиты и средства на счетах юридических лиц не страхуются аналогично вкладам частых лиц? Говорят, этому противится руководство Центробанка. Видимо, учитывая интересы только владельцев банков, они препятствовали и увеличению суммы страхуемых вкладов. Следует заметить, что деньги для страхования вкладов резервируются из средств их владельцев, размещенных во всех банках. Таким образом всех вкладчиков вынуждают возмещать ущерб тем из них, которые оказались клиентами банков–банкротов.

Если ЦБ невыполнением своих обязанностей по надзору за банковской деятельностью фактически банкротит клиентов банков, хозяева которых ввиду отсутствия должного контроля  со стороны регулятора обогащаются  за счет клиентов, противоправной кредитной мультипликации и увода активов, то почему  ЦБ не несет за это никакой ответственности?

Банкротство возникает с момента отзыва Центробанком лицензии у поднадзорного банка, что противоречит ст.49 и п.2 ст.35 Конституции РФ. Их  положения запрещают внесудебное отчуждение собственности и тем самым лишение владельцев права пользоваться ею. Но и назначение в кредитную организацию временной администрации — особая мера принудительного административно-правового воздействия, существенно ограничивающая правоспособность кредитной организации. Основаниями для назначения временной администрации являются особые кризисные обстоятельства, требующие оперативного вмешательства государства в лице ЦБ в деятельность банка для защиты конституционных  прав и интересов его кредиторов. Основания перечислены в ст.74 закона о Центробанке РФ,  и  связаны с неисполнением кредитной организацией в установленный срок предписаний ЦБ об устранении нарушений, выявленных в ее деятельности, а также с возникновением ситуаций, при которых эти нарушения или совершаемые банковские операции создали реальную угрозу интересам ее кредиторов.

Однако вмешательство Банка России подобным образом в оперативную и хозяйственную деятельность кредитной организации чревато причинением ущерба интересам самой организации, ее кредиторов и учредителей. При отсутствии в федеральном законодательстве строго определенных критериев для квалификации ситуации как реально угрожающей, Банк России приобрел по отношению к кредитным организациям неограниченные полномочия. При этом его чиновники получили возможность по своему разумению интерпретировать смысл понятия реальность, а также по своим субъективным представлениям квалифицировать ту или иную ситуацию как реально угрожающую или реально не угрожающую интересам кредиторов. А затем на основе своих субъективных понятий об угрозах чиновники ЦБ могут принимать решения, затрагивающие права и законные интересы множества субъектов экономической деятельности.

Чиновники Центробанка уже давно позиционируют себя «государством в государстве», и законы писали «под себя», блюдя свои коммерческие интересы, и чтобы не отвечать за свои грехи. В частности, два года назад  был подготовлен законопроект, запрещающий критично, даже если это правда, писать о банках и самом ЦБ. Законопроект повторяет принципы внесудебного отзыва Центробанком лицензий у банков, но только внесудебное право закрывать СМИ передается прокурору, которому на «нехорошие» СМИ будет указывать сам Центробанк. Благодаря противодействию депутатов Госдумы законопроект пока не рассматривался.

Безответственно творить Центробанку свои дела, включая антиконституционное право на отзыв банковских лицензий, оказывается возможным  ввиду того, что ЦБ почему-то позиционируется  не зависимым от государства юридическим лицом с неопределенным правовым статусом по отношению ко всем ветвям государственной власти. Тем не менее, законодательно все обстоит далеко не так.

Ущерб обворованным кредиторам банков должно возместить государство из своего капитала в ЦБ

В  статье 55 Конституции РФ говорится:

В Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина. Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Очевидно, это положение Конституции распространяется и на подзаконные акты. К ним относятся и приказы ЦБ об отзывах лицензий у кредитных организаций. Банкротства банков из-за ненадлежащего контроля их деятельности Центробанком  привели  к потере гражданами и производственными сообществами граждан имущества, к которому относятся и денежные средства. Лишением граждан денежных средств, помимо нарушения их конституционного права частной собственности, в нарушение п.1 ст.34 Конституции были нарушены их права на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной, не запрещенной законом экономической деятельности, а также на свободу экономической деятельности (п.1 ст.8 Конституции).

Таким образом, банкротства множества банков, которые произошли из-за невыполнения Центробанком своих надзорных функций,  привели к существенному ограничению прав и свобод их кредиторов — физических лиц, а также юридических лиц, как производственных сообществ граждан. Эти ограничения никак нельзя обосновать необходимостью защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства, что регламентировано упомянутой ст.55 Конституции РФ.

Как отмечалось, в п.2 ст.75 Конституции сказано: «Защита и обеспечение устойчивости рубля — основная функция Центрального банка Российской Федерации, которую он осуществляет независимо от других органов государственной власти» (подчеркнуто мной).  По-русски это означает, что ЦБ — тоже орган государственной власти. Это подтверждается также тем, что статья 75 Конституции входит в ее главу 3. Федеративное устройство, элементом структуры которого является и Банк России.

Согласно  п. ж) ст.71 Конституции в ведении Российской Федерации находятся финансовое, валютное, кредитное, таможенное регулирование, денежная эмиссия, основы ценовой политики; федеральные экономические службы, включая федеральные банки. Государственные функции — финансовое, валютное и кредитное регулирование,  денежная эмиссия, а также надзор за банковской деятельностью  делегированы государством Центробанку РФ.  Будучи органом государственной власти,  он подотчетен Государственной Думе, которая также утверждает председателя ЦБ, кандидатуру которого предлагает президент страны. И, наконец, на печати ЦБ выгравирован герб Российской Федерации.

Согласно определению Конституционного Суда Российской Федерации от 14 декабря 2000 года № 268-0, Банк России является публичным юридическим лицом, а предоставленные ему полномочия по своей правовой природе относятся к функциям государственной власти, поскольку их реализация предполагает применение мер государственного принуждения. Банк России определен в качестве органа, выступающего от имени государства и наделенного определенными властными полномочиями.

Из приведенных положений Конституции Российской Федерации и определения Конституционного суда однозначно следует, что Банк России является органом государственной власти, причем согласно закону о Банке России его уставный капитал и иное имущество являются федеральной собственностью.

В состав капитала ЦБ входят различные резервы и фонды, общая сумма содержимого которых на конец 2014 года согласно финансовому отчету Центробанка  превысила 9,051 трлн. рублей. В частности, в составе капитала Банка России открыт балансовый счет «Накопленные курсовые разницы». Накопленные курсовые разницы по иностранной валюте, имеющейся в ЦБ,  образуются в связи с переоценкой этих средств при изменении официального курса иностранных валют к рублю. В 2014 году по итогам года из-за значительного падения курса рубля накопленная курсовая разница превысила 6,753 трлн. рублей. Эти деньги и можно было бы использовать для компенсации ущерба, нанесенного кредиторам обанкротившихся банков, подобно тому, как руководители Центробанка из тех же его доходов скомпенсировали свои убытки от девальвации рубля и инфляции, повысив себе в этом и прошлом годах в среднем вдвое заработную плату.

Согласно п.1 ст.35 Конституции  право частной собственности охраняется законом, и согласно п.3 этой же статьи 35 никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда. Как отмечалось, сохранность денежных средств клиентов коммерческих банков посредством надзора за банковской деятельностью законом о Банке России поручена ему.Казалось бы, получая большие доходы и прибыль, Центробанк должен отвечать материально за негативные последствия своей деятельности. Однако этого не происходит.

Ответ на вопрос, кто должен полностью возместить ущерб, нанесенный кредиторам обанкротившихся банков,  и тем самым сохранить их частную собственность дает ст.53 Конституции, в которой сказано: «Каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц».

Это конституционное положение более детально изложено в ст.1069 ГК РФ:

«Вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению. Вред возмещается за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования».

Центробанк, будучи органом государственной власти, которому поручено регулировать деятельность банковской системы и надзирать за ней, ввиду ненадлежащего исполнения своих обязанностей допустил банкротство многих коммерческих банков. Тем самым  был  нанесен громадный материальный ущерб их клиентам и нарушены их конституционные правана охрану частной собственности, на свободное использование своего имущества для экономической деятельности, а также на свободу самой экономической деятельности.

Этот ущерб на основании ст.53 Конституции РФ, а также ст.1069 ГК РФ должно возместить государство. Но вместе с тем в п.1 ст.1064 ГК сказано: Вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. И хотя государство не является лицом, причинившим ущерб кредиторам обанкротившихся банков, согласно тому же п.1 ст. 1064 ГК РФ возмещение государством  ущерба в рассматриваемом случае допускается. Поэтому на основании ст.53 Конституции РФ, а также  п.1 ст.1064 ГК РФ  государство, используя принадлежащие ему имущество и капитал Центробанка, может  обязать ЦБ возместить ущерб лицам, нанесенный банкротствами  коммерческих банков, происшедшими по его вине. Но для этого пострадавшие должны обратиться в суд.

Как защитить кредиторов банков и банковскую систему от банкротств

Очевидно, одной из основных целей, как деятельности самих коммерческих банков,  так и надзора над ней Центробанка,  должно быть сохранение средств клиентов банков – физических и юридических лиц и соблюдение их прав собственности. Выполнение этого  и других условий, необходимых для минимизации рисков банкротств кредитных организаций, требуется для обеспечения устойчивости банковской системы. Что касается надзора над банковской деятельностью, который является важным фактором обеспечения этой устойчивости, то невыполнение Центробанком соответствующих, законодательно предписанных, функций во многом обусловлено отсутствием внешнего контроля за действиями его руководителей.

Контролировать выполнение Центробанком законодательства и пресекать нарушения конституционных прав кредиторов банков призвана Генеральная прокуратура, но о подобных попытках этого органа чего-то не слыхать. Обращения обобранных кредиторов в суды за защитой своих прав ни разу не приводили к выявлению принципиальных причин банкротств коммерческих банков и их истинного виновника. Вероятные признаки халатности руководителей ЦБ при исполнении своих должностных обязанностей почему-то не обеспокоили Следственный комитет, несмотря на многочисленные туда обращения потерявших свои деньги вкладчиков банков. В отсутствие соответствующих нормативно-правовых документов не озадачены контролем над ЦБ также органы исполнительной и законодательной власти. Да и сам административно-правовой статус Центробанка формально не определен. Поэтому, будучи на самом деле госорганом, ЦБ официально не отнесен к какой-либо ветви власти, хотя согласно его функциям он является органом исполнительной власти подобно Министерству финансов или Федеральному казначейству. Такая правовая неопределенность, позволяющая говорить о якобы особом, непонятно каком, статусе Центробанка, похоже, была заказной.  Между тем, вольный статус  Центробанка, подобный статусу Федеральной резервной системы США, позволяет его руководителям, следуя рекомендациям МВФ и Всемирного банка, действовать в ущерб интересам страны, ее экономики и населения, и, в итоге, в ущерб национальной безопасности.

Центробанк является важным звеном российской экономики, которая требует коренного реформирования  (см. «Как российскую экономику довести не до ручки, а до ума»

—  «Промышленные ведомости» № 3, июнь 2014 г.).  Поэтому в реформировании нуждается и Центробанк, который должен быть встроен в управление экономикой и обеспечивать управление финансовыми потоками, стабильность покупательной способности рубля и решение прочих задач, возложенных на него законодательно. Для достижения устойчивости экономики, как большой и сложной системы, Центробанку должно быть вменено в обязанность поддержание баланса товарно-денежного обращения, в частности путем  регулирования денежной эмиссии и обращения денег, а также поддержанием стабильности показателей денежной системы  (подробности см. «Новое обличье «шоковой терапии» для России — таргетирование инфляции. Как прекратить спекулятивную девальвацию и обвалы валютных курсов рубля» — «Промышленные ведомости» № 6, декабрь 2014 г.).

Для государственного управления деятельностью Центробанка необходимо законодательно регламентировать его административно-правовой статус как органа исполнительной власти и внести соответствующие изменения в закон о Банке России. Ввиду стратегической значимости денег как важного государственного ресурса в обеспечении национальной безопасности представляется целесообразным подчинить Центробанк президенту страны, который является гарантом соблюдения конституционных интересов государства и прав граждан.

Значительную часть денежного обращения составляют средства консолидированного бюджета страны. Правоприменительные функции по обеспечению исполнения  бюджета, кассовое обслуживание исполнения бюджетов бюджетной системы Российской Федерации, контроль за ведением операций со средствами федерального бюджета распорядителями и их получателями возложены на Федеральное казначейство, которое является финансовой организацией.  Так как Центробанк должен контролировать финансовые потоки в стране и обеспечивать баланс товарно-денежного обращения, чего он сейчас не делает, то для консолидации контроля над всеми денежными потоками представляется целесообразным Федеральное казначейство подчинить Центробанку. Это позволит также осуществлять независимый контроль за исполнением федерального и региональных бюджетов. Отсутствие такого контроля позволяет Минфину нарушать сроки перевода бюджетных средств их получателям. Значительное запаздывание в получении бюджетных средств  нередко приводит к их возвратам в казначейство из-за невозможности использования в текущем году и неисполнению бюджетных статей. С передачей в ведение Центробанка Федеральное казначейство можно было бы наделить также функциями кредитной организации с возможностью долгосрочного кредитования по ключевой ставке ЦБ получателей бюджетных средств.

Для устойчивости функционирования банковской системы, помимо надзора над деятельностью банков и ее административного регулирования, необходимо внутри самой системы создавать условия для саморегулирования поведения ее субъектов. В частности, необходимо законодательно установить солидарную материальную ответственность владельцев кредитных организаций перед их клиентами. При обнаружении предбанкротного состояния того или иного банка, Центробанк должен назначить там своего управляющего и предложить хозяевам банка полностью и немедленно возместить ущерб. Так как командуют банками владельцы акций, обладающие на собрании акционеров квалифицированным большинством голосов, то они и должны будут пропорционально числу имеющихся у них акций возвратить все деньги  своим клиентам. В случае отказа возврата долга Центробанк должен обеспечить дальнейшую работу проблемного банка путем его санации и добиваться возврата выданных банком  кредитов и других активов.

Одновременно судебным решением, что тоже должно быть закреплено законодательно, конфискуется часть имущества семей упомянутых владельцев банка стоимостью в размере долга, а сам банк переходит в собственность государства в лице Центробанка. Затем конфискованная часть имущества  реализуется, и за счет вырученных средств возмещают долги кредиторам. Думается, уже одна такая перспектива будет удерживать банкиров в рамках законодательства.

Для обеспечения платежеспособности и продолжения работы национализированного банка Центробанк из своих фондов пополнит его капитал требуемой суммой. Впоследствии она   будет компенсирована за счет возврата выданных ранее банком кредитов, продажи купленных им ценных бумаг и прибыли от банковской деятельности. Оздоровленный банк может быть продан на аукционных торгах другому банку для присоединения или продан частному лицу (приватизирован). Банк может быть продан или приватизирован и до его полного оздоровления. Национализированные банки для последующей их приватизации можно объединять в более крупные.

Для оптимального, по определенным критериям, распределения кредитных организаций по территории страны Центробанк мог бы создавать в соответствующих регионах новые банки с последующей их приватизацией. Однако, судя по хаотичному банкротству банков, руководители банковского регулятора ни о территориальной оптимизации банковского обслуживания организаций и населения, ни о критериях такой пространственной оптимизации,  не задумывались. Между тем, укрупненные банки должны будут обслуживать столько же клиентов и на такой же территории, сколько обслуживает большее число нынешних. Но возникают большие сомнения, что десятка «системообразующих» банков сможет заместить изгнанные, более мелкие банки. Да и надзирать за крупными банками сложнее, чем за мелкими — отчетность гораздо большая. Чтобы не концентрировались выплаты налогов в нескольких городах, укрупненным банкам придется создать на местах множество самостоятельных «дочек», что усложнит и внутренний контроль в подобных акционерных сообществах.

Для оптимального размещения банков по стране требуется решить математическую задачу оптимизации. Одними из ее критериев должны быть полный охват обслуживанием нынешних и потенциальных клиентов банков, удельная норма числа клиентов, обслуживаемых сотрудником банка, и «шаговая» доступность к банку, при соблюдении ряда финансовых констант, в частности, нормы его собственного капитала. Однако даже формулированием такой задачи в ЦБ никто не озаботился. Поэтому последующие непродуманные банкротства коммерческих банков чреваты нарастанием хаоса в банковском обслуживании экономики и населения страны, а также в страховом возмещении вкладов, что повлечет за собой дальнейшее увеличение числа банкротств предприятий, сворачивание промышленного производства, снижение ВВП и рост социального недовольства.

***

Анализ показателей состояния денежной системы страны позволяет сделать вывод, что федеральный закон о Центробанке, согласно которому он «во взаимодействии с Правительством Российской Федерации разрабатывает и проводит единую государственную денежно-кредитную политику», не выполняется полностью.  Происходит это, возможно, и потому, что на Центробанк, согласно п.2 ст.75 Конституции, возложены «защита и обеспечение устойчивости рубля», которые он должен осуществлять почему-то «независимо от других органов государственной власти». Налицо явное противоречие в законодательстве, негативные последствия которого усугубляются тем, что регулятор банковской системы действует еще и в отсутствие внешнего контроля. Такое управление, лишенное непрерывно действующей обратной связи, противоречит канонам построения систем, в результате чего они теряют устойчивость и разваливаются. Банковская система является важнейшей частью экономической системы,  и поэтому ее пороки напрямую влияют на состояние российской экономики.

Этими обстоятельствами, отсутствием у правительства научно обоснованного плана развития экономики, а также сугубо коммерческими интересами Центробанка можно объяснить, почему  почти 25 лет банковский регулятор осуществляет кредитно-денежную политику, которая противоречит Конституции страны и ее интересам, и выражает в основном интересы финансовых спекулянтов. Такая  политика во многом способствовала распаду отечественной экономики, в первую очередь, из-за искусственно созданного дефицита денежного обращения и принудительной девальвации рубля.  Вместе с тем из-за невыполнения Центробанком своих надзорных функций продолжается  масштабная ликвидация коммерческих банков, многие клиенты которых становятся банкротами, а консолидированный бюджет страны вследствие этого лишается соответствующих доходов.

Очевидно, модернизацию отечественной экономики, о которой много говорят, но мало что для этого делают, необходимо начинать с реформирования Банка России. Будучи органом государственной власти, он не должен заниматься коммерческой деятельностью, соблазны которой у его руководства, видимо, перевешивают  конституционные обязанности ЦБ.  Соблазны эти, возможно, не позволяют также сделать рубль  суверенной валютой России. Поэтому на протяжении многих лет принудительно обесцениваемый рубль служит переводной денежной единицей американской и европейской валют, способствуя спекулятивному вывозу капитала из России. Но разве Центробанк Российской Федерации создавался как операционная контора американской резервной системы, чтобы следовать указаниям МВФ, а не нормам российского законодательства?

Моисей Гельман

Источник: http://www.apn.ru/publications/article35076.htm

Рейтинг 4.00 из 5
Все поля обязательны для заполнения

Оставить комментарий


Оставить комментарий Очистить