ВТО – инструмент транснациональных корпораций и банков

Автор: Администратор   05.03.2018   Рейтинг: 4,0  

3 апреля в рамках первого дня работы МЭФ на конференции «Международная торговля и ВТО: как обеспечить равные условия?» представители недовольных стран попытаются скоординировать свои усилия в борьбе против неравных условий конкуренции. Одним из основных спикеров выступит политолог Александра Ждановская, автор книги «Куда ведут Россию МВФ, Всемирный Банк и ВТО?». О причинах неравных экономических условий на мировом рынке интервью эксперта Московского экономического форума Александры Ждановской. 

Как именно такая политика играет против национальной промышленности стран? 

– Имея доступ к дешевому труду в других странах и технологиям, корпорации «конкурируют» с национальными производителями в других странах. Имея возможность эксплуатировать страны периферии, корпорации могут предложить свои товары дешевле. Если в этой ситуации понизить импортные тарифы, то это приводит к упадку собственного сельского хозяйства и промышленности в развивающихся странах. Поэтому в Латинской Америке, Азии, Африке и Восточной Европе вступление в ВТО сопровождалось деиндустриализацией и потерей рабочих мест. А это в свою очередь сказалось на социальном государстве. 

Какие страны-участницы пострадали сильнее всего от запрета защищать свое производство? 

– Сложно сказать, кто пострадал сильнее, но деиндустриализация затронула в принципе все страны, вступившие в ВТО, имевшие до этого уже собственное производство. Это и латино-американские страны, проводившие политику импортозамещения и создавшие собственное производство в 1950-60-ых, и африканские страны и страны Азии, к примеру, Филиппины. И Индонезия, которой в результате процесса перед Судом ВТО было запрещено создание национальной программы автомобилестроения. 

Каким способом Россия и другие страны-участники научились обходить эти барьеры? 

– А как можно обойти эти барьеры? Планы по снижению таможенных пошлин прописаны в Соглашениях по вступлению, к примеру, требование «непрерывной либерализации», т.е. «открывать рынки», приватизировать все новые области и секторы социального государства – в Соглашении ГАТС. Это «правила игры». Другой вопрос, что стране, которая хочет, чтобы у нее было собственное производство, рабочие места, развитые регионы и не было проблем с доходами бюджета, должна поставить себе вопрос – Хочет ли она играть по «таким правилам»? Соглашения ВТО «блокируют» развитие стран, при этом имея сильные инструменты влияния, как Суд ВТО. Представим себе, что Россия повышает часть пошлин и инициирует масштабную программу развития технологий и промышленности. Тут же к России будут претензии в рамках Суда ВТО. А с какой стати? Разве Россия не имеет права как суверенная страна определять цели, приоритеты и методы своей экономической политики? В этом-то и проблема, ВТО – это институт, который превращает понятия «демократия» и «суверенитет» в пустые звуки. 

Какие потери для бюджета России имело понижение импортных пошлин в рамках ВТО? Навредило ли ВТО российской промышленности?

– Если исходить из подсчетов депутатов Государственной Думы, вносивших закон о выходе России из ВТО, то за 5 лет примерные потери народного хозяйства от вступления в ВТО исходя из расходов федерального бюджета составляют 871, 3 млрд рублей. 

Есть ли от вступления в это торговое объединение хоть какой-то плюс?
– С точки зрения развития своего производства, экономической и продовольственной независимости, с точки зрения социального государства и национального суверенитета – одни минусы. 

  В одной из своих статей Вы писали, что ВТО грозит нам переходом в будущем наших природных ресурсов под контроль иностранных корпораций. Подтвердились ли Ваши опасения? И какие новые риски для нашей страны принесло ВТО? 
– Во-первых, это постепенный процесс. На мой взгляд, давление в этом направлении может проходить через Соглашение ГАТС (там есть и пункт природных ресурсов). А само соглашение, напомню, предусматривает равный доступ на рынки для российских и иностранных компаний, непрерывную либерализацию и коммерциализацию. По ГАТС происходят постоянные переговоры, составляются запросы от других стран открыть ту или иную область. Но обычно эти переговоры непубличны, т.е. население и парламент могут до последнего момента не знать, какие уступки сделало их правительство. Во-вторых, давление по проведению приватизации исходит и от МВФ и Всемирного Банка, которые оказывают огромное влияние на экономическую политику и принятие законов в странах периферии и полупериферии и, в частности, в России. К примеру, и бюджетное правило, и налоговый маневр – все это меры, которые были рекомендованы МВФ и проведены в рамках проектов с Всемирным Банком. Кроме этого, опасность перехода части российских предприятий под контроль иностранного капитала таится в росте долговой зависимости России. 

Каким образом это проявляется?

– Дело в том, что одной из форм возврата долгов является передача акций компании, а внешняя задолженность, как частных компаний, так и государственных корпораций в России за последние годы сильно выросла.

Есть ли гарантия, что мы выйдем из этого объединения? Или назад нам уже пути нет?
– Мне кажется, политика санкций по отношению к России показала, насколько важно создание собственного производства. Кроме того, мы знаем, как тяжело живется людям в небольших городах и поселениях, где нет работы. По-моему, развитие промышленности и сельского хозяйства, науки и технологий – вопрос выживания нашей страны. Если Россия ставит вопрос о политической независимости, то она невозможна без экономической независимости. Необходимо преодоление разных форм экономической зависимости (производственной, торговой, финансовой). А это подразумевает отказ от неолиберальной политики, кардинальное изменение политики Минэкономразвития, Минфина и ЦБ, отказ от рецептов МВФ, Всемирного Банка и ВТО.

 Беседовала Ксения Ширяева

Источник: http://me-forum.ru/media/news/8176/

Рейтинг 4.00 из 5
Все поля обязательны для заполнения

Оставить комментарий


Оставить комментарий Очистить