Мадам «лизинг»

Автор: Владимир ВОРОНОВ   17.09.2010   Рейтинг: 4,7  

Все в бредовой мерещится полночи –
Птица-филин мне весть принесла,
Что не выдержав длительной немочи
Деревенька моя померла.

В час, когда померла деревня,
Облетел по заборам вьюнок,
И в кончину ее не веря,
Заскулил голодный щенок.

Все смешалось во сне, как в угаре:
Вижу, как недобор кляня,
Гнилозубый, хмельной татарин
На аркане тянет меня.

Нет, кричу, постой, мусульманин!
Это ж было в иные века!
Ведь сегодня нас на аркане
Тянет вовсе другая рука!

И татарин из сна пропадает.
Но я все-таки на поводу.
И бреду по грязи, припадая.
Хоть упасть не имею в виду.

Мимо сёл, нуждою застуженных,
И вертепов пьяной страны,
Где в ночных качается лужах
Ликование новой шпаны.

Где бордели и лавки винные,
Где по грязным лабазным щелям
Угнездилось и жиром оплыло
Инородное племя менял.

Мимо мелкой людской усобицы,
Где от горестей сатанясь,
Русский русскому, как уж водится,
Всадит ножичек, не крестясь.

Через топи и мелкие реки,
Через древний дедовский сон,
Я иду, как в давние веки,
В беспощадный чужой полон.

Хоть глазницы залиты слезами,
И хрустит на зубах песок,
Я иду, упираюсь ногами
В то, что мне подарил сам Бог.

Вся душа тоской перекошена.
Задубела ступней соха.
Отпустили б меня по-хорошему.
Меньше будет потом греха.

Дмитрий ЕПИШИН. Сон

О профессиональной квалификации (точнее, отсутствии таковой) команды нынешнего министра сельского хозяйства Елены Скрынник «Совершенно секретно» уже писала (№2 за 2010 год). Напомним, по образованию она медик, защитила кандидатскую «Косметические и функциональные последствия, реакции и осложнения лучевого компонента лечения рака молочной железы» и докторскую «Изменения качества жизни в процессе и после комбинированного и комплексного лечения рака молочной железы». Причем обе работы были закончены, когда она уже с головой погрузилась в коммерцию. Медицинские изыскания не помешали г-же Скрынник лихо ворваться в агробизнес и даже возглавить «Росагролизинг» — одну из ключевых структур распределения финансовых потоков российского агропрома.

У Генеральной прокуратуры и Счетной палаты к «Росагролизингу» мадам Скрынник претензий было немало. Как сообщала Генпрокуратура, «поставленные перед предприятием задачи по поддержке сельхозтоваропроизводителей в полной мере не выполняются, бюджетные средства расходуются неэффективно, экономические интересы государства нарушаются» и, самое главное, «создана целая сеть посреднических структур, которые перекачивают деньги в офшоры».

Впрочем, вопросы у Генпрокуратуры успели появиться и к нынешнему ведомству госпожи Скрынник. В начале 2010 года там выявлен целый ряд нарушений законодательства о противодействии коррупции. В Минсельхозе нарушались законы «О противодействии коррупции», «О государственной гражданской службе» и «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд». Но нарушение закона о противодействии коррупции — это и есть коррупция! Как, собственно, и закона о размещении заказов. Да что там, прокуратура выявила наличие «коррупциогенных факторов» в целом ряде приказов Минсельхоза. Эти самые «коррупциогенные факторы» обнаружены и в документах Россельхознадзора. Получается, что Минсельхоз и подведомственные ему структуры издают нормативные акты, облегчающие возможность «распила» бюджетных средств — как это еще можно трактовать?

Генпрокуратура также установила, что в министерстве нарушается конкурсный порядок назначения на должности государственной гражданской службы.

Видимо, подразумевается то, как лихо была пристроена на новую работу бизнес-команда из «Росагролизинга». Ведь ни сама министр, ни трое из пяти ее замов профильного образования не имеют, как и 11 из 16 директоров департаментов. Одним департаментом руководит отставной генерал-майор милиции, другим — выпускник Тамбовского высшего военного авиационного инженерного училища. А во главе департамента мелиорации — выпускник Высшей школы КГБ СССР, 21 год проработавший в госбезопасности, налоговой полиции и службе наркоконтроля. Но особенно впечатляет послужной список главы департамента государственной службы и кадровой политики Ольги Дулеповой-Менейлюк: она психолог, социальный педагог, специалист по психотерапии, клинической психологии и опросам с использованием полиграфа.

В определении Генпрокуратуры говорится, что ряд чиновников Минсельхоза «не предоставили в установленном порядке сведения о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера».

Ну а те, кто предоставили, богаты прежде всего на родню. Так, Леонид Новицкий, родной брат Елены Скрынник, послуживший под ее началом заместителем гендиректора и вице-президентом «Росагролизинга», числится учредителем фирм, контролирующих огромные сельхозактивы. Например, компании «Биотэк». Он же — бенефициар компании «Воронежская земля», одной из тех, что торговали зерном, которым расплачивались с «Росагролизингом» селяне, не имевшие живых денег. Эта компания упоминается в материалах Счетной палаты по результатам проверки «Росагролизинга»: в 2003–2004 году «Воронежской земле» и ООО «Торговый дом «Зерно» для реализации было поставлено зерно на 72 миллиона 398 тысяч рублей. Но эти фирмы выручили за него якобы лишь 60 миллионов 380 тысяч рублей — т. е., государство потеряло свыше 12 миллионов рублей. Надо полагать, «Воронежская земля» и «Торговый дом «Зерно» в убытке не остались. «Торговый дом «Зерно», кстати, для Скрынник тоже не чужой: эта фирма, основной акционер ЗАО «Агроевросоюз», принадлежала ООО «Русская медицинская компания», каковую в 1998 году Скрынник и учредила. У упомянутого ООО имелась «дочка», ЗАО «Инвестрегионлизинг», владевшая ООО «Мостагроснаб» (поставки сельхозтехники и запчастей) и долей в ООО «Орловский комбайновый завод». А еще у этой «дочки» есть ООО «Земля», где гендиректор мама Елены Борисовны — Тамара Дмитриевна Новицкая. «Агроевросоюз» имеет доли в ООО «Агротранс», ЗАО «Агробулнет» и ОАО «Сарэкс» («Саранский экскаваторный завод»).

По поводу взаимоотношений «Росагролизинга» и ОАО «Сарэкс» у Генпрокуратуры тоже нашлись претензии. К примеру, «Росагролизинг» перечислял «Сарэксу» сотни миллионов рублей. И тот задолжал «Росагролизингу» почти миллиард. Гепрокуратура установила: из «Росагролизинга» деньги шли на банковские депозиты и коммерческой конторе, занимавшейся выводом денег в офшор. Выходит, руководитель госкомпании кредитовала государственными деньгами, по сути, почти собственную фирму, которая эти денежки прокручивала в банках и выводила в офшоры. Еще, как установили журналисты, «Росагролизинг» помог «Сарэксу» в 2008 году стать крупнейшим российским производителем тракторов. И тут тоже выходит, что «мадам Лизинг» сама себе помогла. Когда Скрынник решено было назначить министром, ей, как она сама и поведала журналистам, пришлось срочно переводить на мужа, Дмитрия Белоносова, фирмы «Русмединвест-М» и «Русскую медицинскую компанию»…

Вопросы Генпрокуратуры так и остались без ответов. Пока.«Агропауки»…

Общая схема тем временем остается без изменений: банкуют на селе крупные агрохолдинги и трейдеры-перекупщики. А государство благоволит им через Минфин, Минсельхоз, Россельхознадзор и «Россельхозбанк». Из года в год цена на закупаемое у мелкого производителя зерно и мясо сбивается не просто до минимума — ниже себестоимости. Потом все это идет на экспорт или попадает на наши прилавки — причем платим мы по «тарифу», в шесть-семь выше закупочного: 600-процентная норма прибыли! Рынок? Не смешите: никакой свободной конкуренции, один лишь монопольный сговор. Но Федеральная антимонопольная служба его игнорирует.

К примеру, в плодороднейшей Воронежской области уже к началу 2000-х годов до 90 процентов предприятий переработки сельхозпродукции находились в руках трансрегиональных корпораций. Их реальными хозяевами были министры — бывшие, нынешние и будущие, их замы и руководители департаментов, отделов, а также их родственники, близкие и дальние.

С не меньшим энтузиазмом в этот бизнес ринулись и губернаторы, лично поучаствовав в создании мощных зерновых трейдинговых компаний и агрохолдингов. Это дало им возможность не только монополизировать агропродовольственную сферу в своих регионах, но и выколачивать из бюджета немалые средства на поддержку личного агропрома. О губернаторе Краснодарского края Александре Ткачеве упорно ходят слухи, что он является самым крупным землевладельцем в Европе, о чем «Совершенно секретно» писала (№1 за 2006 год). По данным американской United States Energy Association выходит, что в собственности Ткачева земли на два миллиарда долларов. Один лишь ЗАО «Агрокомплекс», принадлежащий семье Ткачевых, «владеет» 186 тысячами гектаров земли края. До 2000 года председателем совета директоров этой компании был сам Александр Ткачев, ныне ею руководят старший брат и отец губернатора. И мало кто на Кубани сомневается, что Александр помогает отцу в сбыте продукции и облегченном получении государственных льгот и кредитов.

Наживать свои латифундии клан Ткачева (на Кубани его называют «паучьим» — от «паук-ткач») начал в 1999 году, когда при содействии администрации Выселковского района и местного РОВД приступил к скупке земельных паев акционеров ЗАО «Агрокомплекс». За короткий срок все пахотные земли «Агрокомплекса» перешли в собственность — его личную и семьи. К 2007 году губернаторский клан скупил практически все земельные паи и пахотные земли в Темрюкском, Кущевском и Ленинградском районах, затем занялся переделом собственности в прибрежных районах края.

Еще один известный агроолигарх — омский губернатор Леонид Полежаев. Его младший сын, Алексей Полежаев, значится среди боссов Millhouse Capital UK Ltd. — это «дочка» кипрского офшора. И один из активов Millhouse Capital — «Омский бекон», крупнейшее предприятие региона, холдинг, куда входят свиноводческий комплекс, завод комбикормов, мясокомбинат «Омский» и птицефабрика «Сибирская».

Но и другие губернаторы любят землю. Одним из крупнейших землевладельцев страны считают губернатора Ленинградской области Валерия Сердюкова. Принадлежащий его сыновьям Вадиму и Денису холдинг «Интерсолар» (контролирует свыше четверти всех лесозаготовок и оптовой торговли лесоматериалами в регионе) заполучил в аренду на 49 лет участки лесного фонда общей площадью 155 тысяч 838 гектаров и около 30 тысяч гектаров — в качестве охотничьих угодий. В 2008 году «Интерсолар» разделился на четыре компании, но во главе каждой из них остался Вадим Сердюков, сын губернатора. Другой сын, Денис, возглавил ООО «Велес-Волхов». Последнее распоряжениями областного правительства получило в аренду на 49 лет почти 40 тысяч гектаров. Лес, конечно, не пашня, но суть та же: именно губернаторы и их семейные кланы активно пытаются наложить лапу на землю.…и бог из элеватора

Но главный враг селянина — элеваторы, куда он вынужден сдавать зерно. Этот бизнес в руках все той же могучей кучки зерновых заправил в лице губернаторов и прочих государевых людей. Владея элеваторами, они препятствуют строительству новых: за последние 20 лет в России их не построено ни одного крупного. В стране осталось всего 39 станций хранения зерна, подавляющая часть которых обветшала до безобразия.

Элеваторы России — инструмент диктатуры зерновых трейдеров. Орудие продразверстки, которым у селян выгребают зерно за копейки. А потому объявленный премьером запрет на экспорт зерна, вызвавший уже панику в некоторых странах (Египет, к примеру, сильно зависит от импорта российского зерна) лишь разорит крестьян, обогатив все тех же трейдеров: зерно будет скуплено ими за бесценок или сгниет.

Зато взлет цен на мировых рынках зерна российское руководство уже обеспечило, и это, в свою очередь, обогатит акул импорта — ведь цены на импортируемые из-за рубежа мясо и молочные продукты уже ползут вверх. По словам сенатора от Краснодарского края Александра Починка, из-за этого запрета сельхозпроизводители будут вынуждены продать свой товар внутри страны по ценам в 2–3 раза ниже экспортных. Но, может, для того все и затевалось?

Источник za.zubr.in

Рейтинг 4.71 из 5
Рубрика: Экономика
Все поля обязательны для заполнения

Оставить комментарий


Оставить комментарий Очистить