Белоруссия. Как противостоять героизации нацизма и символики его приспешников?

Автор: Администратор   08.12.2020   Рейтинг: 4,0  

В белорусском обществе активно обсуждается тема запрета фашистской и околофашистской символики во всех ее формах.

Ранее бчб-флаг и его производные пребывали, по сути, в серой зоне: они не были зарегистрированы, но и в список экстремистских не входили.

Но так продолжаться больше не может, сегодня проблема явно требует решения. Вопрос, как противостоять героизации нацизма и символики его приспешников, за круглым столом в редакции «СБ. Беларусь сегодня» обсудили член Постоянной комиссии по образованию, культуре и науке Палаты представителей Национального собрания Сергей Клишевич, профессор кафедры философии и экономики Брестского госуниверситета им. А. С. Пушкина, доктор исторических наук Борис Лепешко и доцент кафедры истории Беларуси, археологии и специальных исторических дисциплин Гродненского госуниверситета им. Я. Купалы, кандидат исторических наук Владимир Егорычев.

В прогитлеровский Союз белорусской молодежи юных белорусов заманивали красочными плакатами. И бчб-атрибутикой как их неотъемлемой часть.

Обыкновенный фашизм: корни проблемы

С. Клишевич: За последние годы на легализацию бчб-субкультуры работали неформальные блогерские сообщества, которые даже успели окрестить «новой оппозицией». Группировались они вокруг магазина националистической символики SYMBAL, который сделали легальной точкой по продаже оппозиционной атрибутики. Вокруг этой площадки было выстроено субкультурное направление оппозиции, никак не связанное с конкретными политическими структурами.

Первый звонок можно было наблюдать на 100-летии так называемой БНР. Тогда националистам необходима была легализация этой символики в обществе через крупный, разрешенный государством прецедент. Им стал концерт у Оперного театра, когда бчб-символику использовали в строго отведенном периметре.

В ряде «независимых» СМИ это подавалось как спонтанный праздник «сознательных белорусов», хотя многие пришедшие вообще не знали, куда идут, они полагали, что просто «на концерт». Разумеется, крайне правые элементы всегда были в Беларуси, занимая свою маргинальную нишу, например футбольных фанатов. Но никогда еще эсбээмовские знамена не применялись так широко, как сейчас.

В. Егорычев: Чтобы понять, на чем произросли «гиганты белорусской демократии», необходим небольшой экскурс в историю. Когда на носу был развал ­СССР и в воздухе пахло новыми хозяевами, многие потенциальные демократы стали примерять новые лапсердаки.

Приближался первый сериал «цветных революций», которые разорвали страну на части. В общем-то, хозяева были старые, прожужжавшие уши на радиостанциях «Свобода» и «Свободная Европа». Но интересны кадры этих радиостанций.

Один из них — Павел Урбан, уроженец Лепельского района. В 1943-м поступил на службу в немецкий карательный отряд СД по борьбе с партизанами, затем вместе с оккупантами бежал из Беларуси. Пригрет «Свободой». Руководителем же белорусской редакции был уроженец Молодечненской области Юрий Сеньковский, завербованный в июне 1944-го немецкой разведкой. В составе «Зондеркоманды-204» он был направлен в разведывательную диверсионную школу, готовился к заброске в тыл на территорию Беларуси и Польши для ведения подрывной работы.

Ныне на «Свободе» заправляет молодежь: кто стишки почитывает, кто песенки поет. Но холуяж-то старый! Полицаи во время войны любили немецкие марки, сегодня это американская валюта или евро. Интересно устроен Запад: мчится туда постсоветский интеллигент, а попадает на панель. И этим гордится.

Б. Лепешко: На первый взгляд, в Беларуси протестовать против героизации фашизма кажется совершенно ненужным. Достаточно просто перелистать известные антивоенные книги Быкова, Адамовича, Бондарева, постоять у памятников, прочитать скорбные списки замученных, расстрелянных, убитых просто так, потому что «идеология требует», а «химера совести» на то и химера, чего с ней считаться. 

Национально-государственные интересы — вот тот единственный критерий, который должен быть принят во внимание.

Но странное дело: даже после известного Нюрнбергского процесса, на котором судили главных военных преступников прошлой войны, ничего не изменилось. В ходу свастика, иная нацистская символика. Политики берут одиозные псевдонимы вроде «Адольф Гитлер» и находят себе многочисленных сторонников.

После 1945 года фашизм, загнанный в гетто всеобщего остракизма, похандрил-похандрил и выжил. И первый вопрос: с чем это связано? Мало говорим? Да нет, говорим много. Неубедительны? Может быть. Или в человеческой природе быстро забывать то, чего ты лично не пережил? Ведь нынешнее поколение, слава богу, не горело в избах деревень.

Не тебе набрасывали петлю на шею, как это делали с тысячами патриотов. Не ты уходил в партизанский лес, а сзади шла корова, позвякивало ведро в повозке и сидели притихшие дети. А как же кровь, генная память.

Героизация нацизма: кому это нужно?

Б. Лепешко: Несложно предположить, что это кому-то нужно. Нужно, чтобы идеология утверждала превосходство одной расы над другой. Чтобы были народы «правильные» и «неправильные», дикие и цивилизованные. Чтобы одни могли жить за счет других. Но дело не только в этом.

Вот заговорили о возможности восстания машин (вновь после великих фантастов XIX века): как же, технологические изыски достигли невиданной глубины, цифровизация стала новым богом, прибыль, деньги на первом месте… И незаметно ушла на второй план ценность человеческой жизни, любовь к человеку, не один раз оболганный гуманизм.

Говорят, что права человека первичны. Да нет, это сама жизнь человеческая первична! Ну нельзя убивать людей, проповедовать человеконенавистническую идеологию просто потому, что так хочется, так кажется верным. Абстракции? Безусловно, но это те абстракции, за которыми стоит каждый из нас.

С. Клишевич: Напомню, что на нынешних выборах символ бчб был выбран как один из нескольких альтернативных. На первом этапе агитации применялась белая лента, белый флаг, знак виктории, но после столкновений 9—11 августа оппозицию начали выводить исключительно под полицейской «национальной» символикой. Это было сделано для того, чтобы показать протест в мировых СМИ как некое самостоятельное движение, а не как кальку с российских белоленточников.

И если ранее у фанатов бчб-символики был какой-то мизерный шанс легализовать свои знамена, то сегодня, после волны грязи и травли, которая велась от имени бчб-оппозиции против белорусского государства и народа, маятник предсказуемо пошел в обратную сторону.

В. Егорычев: Цель развернутой против Беларуси пропагандистской кампании столь же очевидна, сколь и гнусна: дискредитировать ее государственную власть и тем создать условия для силового вмешательства в ее внутренние дела. По югославскому образцу. С огнем играют господа, но мы не дадим разгореться пожару.

За годы пребывания на высшем государственном посту Александр Лукашенко доказал всем, имеющим глаза и уши: достоинство страны, благополучие ее народа не пустые для него слова, не средство достижения и удержания власти, а смысл жизни. И как человека, и как политика.

Бескомпромиссная борьба по праву памяти

В. Егорычев: Адекватный ответ в сложившейся ситуации, когда нормы международного права, регулирующие межгосударственные отношения, цинично отброшены, когда на вооружение взят закон джунглей, может быть только один: принять вызов и тверже защищать Беларусь. Время пресловутой политкорректности Запад использует в своих целях.

Национально-государственные интересы — вот тот единственный критерий, который должен быть принят во внимание. И прежде всего нужно определить четкую границу, где кончается демократия и начинается государственная измена.

У власти хватило в свое время решимости «попросить» посла США покинуть Беларусь, выставить из страны господина Сороса с его фондом и открытым всем гнилым сквознякам «обществом». Как известно, относительно других зарубежных, да и доморощенных контор, пышно именуемых «институтами гражданского общества», Президент четко заявил: «Мою позицию вы знаете. Ни копейки не должно быть потрачено на деструктивную деятельность внутри страны».

Б. Лепешко: Иногда говорят, что нынче другие времена. Мол, да, были издержки в прошлом, но теперь все по-другому. Забывая, что от песен в пивных того же Мюнхена или Нюрнберга в 30-е годы прошлого века до нынешних политических частушек, где господствует ненависть, один шаг.

Что нельзя быть «немножко фашистом», вообще нет у нас такого права — ненавидеть других людей только потому, что кто-то считает иначе, думает иначе, делает иначе. Мне кажется, что мы за различными прагматическими установками забыли про чувство сопереживания, начинаем терять единство нации в понимании самых простых и обыденных для многих поколений белорусов вещей.

Конечно, надо бороться с фашизмом на государственном уровне. Как это делают в современной Германии, как это делают в России. Фашизм — высшая и агрессивная форма самой враждебной человеку идеологии. Это надо не просто понять, это надо чувствовать.

С. Клишевич: Между тем на Западе давно существуют скрытые формы героизации нацизма, когда те или иные деятели объявляются «жертвами обстоятельств», символика — исторической, а национальные части «Ваффен СС» — всего лишь армейскими подразделениями с небольшой спецификой. Фактически все наши соседи, за исключением России, уже приравняли по юридическому статусу солдат Красной армии к вермахту.

Более того, сегодня в Украине немногочисленным ветеранам не дают надеть боевые награды на 9 Мая и даже просто пройти по улице. А Польша, за освобождение которой отдано более 500 тысяч жизней советских солдат и офицеров, до сих пор пытается выставить России иск за «советскую оккупацию», сносит памятники на могилах и оправдывает действия антисоветских террористических групп, например отряда Райса-Бурого.

Нашему народу все эти годы также пытались где-то мягко, а где-то нахрапом навязать иную историческую правду. Как ни странно, больше всего ресурсов в это вкладывал польский «Белсат».

Каноническая версия войны у польских пропагандистов звучит примерно так: боролись два тоталитарных режима, а белорусы тем временем прятались по хуторам от российского ­НКВД, которое силой вовлекало их в партизанские отряды.

Коллаборационистов же отмазывают по схеме «у белорусов не было своего государства, потому что ­БССР — это колония Москвы», а значит, они родину не предавали и являются достойными людьми. Цель таких вбросов — за два-три поколения размыть вклад Красной армии в разгром фашизма, а затем возвысить фашистские символы.

Поэтому логично, что мы должны защитить память о тех, кто подарил нам реальную свободу, и не позволить растоптать память об этих людях. Ведь речь идет не о чем-то далеком и абстрактном, а о наших прадедушках и прабабушках, которых завтра могут приравнять к солдатам вермахта и иностранным захватчикам.

https://www.sb.by/articles/korichnevyy-smysl-krasno-belykh-znamen.html

Рейтинг 4.00 из 5
Все поля обязательны для заполнения

Оставить комментарий


Оставить комментарий Очистить