Хрустальная мечта приватизаторов

Автор: Борис КАГАРЛИЦКИЙ   12.02.2013   Рейтинг: 4,3  

Столь масштабная приватизация, которая планируется у нас, проводилась пока только в африканских странах
Незадолго до празднования 70-летия победы в Сталинградской битве обнаружилось, что некие предприимчивые господа втихую приватизировали городской железнодорожный вокзал Волгограда. Нет, не весь. Целиком, он, похоже, оказался им не нужен. Гораздо больший интерес для них представляет привокзальная территория, где можно размещать торговые точки.
Когда было возбуждено уголовное дело, выяснилось, что несколько лет назад коммерческая фирма приобрела на привокзальной площади всего-то на всего киоск. Но странным образом по прошествии небольшого времени в частных руках оказалась территория аж в пять квадратных километров.
Волгоградская история — лишь один эпизод из целой серии скандалов, которые становятся достоянием общественности на фоне очередной антикоррупционной кампании. Однако ни эти разоблачения, ни очевидное неприятие населением России результатов прошлых приватизаций, ни даже предостережения экономистов — включая экспертов вполне лояльных и даже близких к кремлевским кругам — никак не влияют на планы федерального правительства и местных властей, начинающих новую волну широкомасштабной приватизации.
Правительство составило впечатляющий список объектов, и процесс уже начался — в частные руки перешел очередной пакет акций «Сбербанка». Параллельно на региональном уровне разворачиваются свои собственные драмы, как, например, в Брянской области, где в ближайшее время собираются продать Дятьковский хрустальный завод, основанный еще в 1790 году. Это последнее такое производство в России. В Брянске все уверены, что после приватизации та же участь постигнет и их предприятие: уж больно удачно оно расположено. И дело, разумеется, не в отсутствии спроса. Теперь хрусталь к нам завозят из Китая и Белоруссии.
Но в современной рыночной экономике мало какое производственное предприятие может конкурировать со спекуляцией недвижимостью.
А цена, по предварительным данным, «смешная», 10,5 миллионов рублей.
В 1990-е, хватали что попало, но серьезные игроки сосредоточились на сырьевых ресурсах и крупных предприятиях, которые позволили им сегодня попасть в международные списки миллиардеров «Форбса». При этом немало предприятий было просто загублено и разрушено — одни случайно, из-за некомпетентности и бездарности новых собственников, другие — сознательно, в рамках общего подхода, при котором рыночная эффективность сделки в случае продажи станков на металлолом явно оказывалась более высокой, чем если бы новый хозяин занимался сложным, требующим дополнительных инвестиций и профессионализма развитием производства.
Однако много объектов было в этом ажиотаже пропущено. А некоторые заводы и компании в последний момент — усилиями специалистов и добросовестных чиновников — да, да, такие в России еще есть — удалось сохранить в государственной собственности на основании их стратегической и оборонной значимости.
Сегодня, в условиях кризиса, капиталу срочно необходимы дополнительные ресурсы. Новая приватизация тут оказывается как нельзя кстати. В свою очередь, правительственные и региональные чиновники, ведающие этим процессом, изо всех сил доказывают нам, что государству вдруг срочно понадобились средства, а потому не грех и отдать в частные руки оставшуюся собственность, даже если сделка и не будет для казны особенно выгодной.
Приватизаторы явно собираются «зачистить территорию», захватив в государственном секторе все то, что уцелело после большого грабежа 1990-х.
В то время как официальная пропаганда по-прежнему рассказывает о том, что сегодняшняя власть справилась с ужасами «лихих девяностых», правительственные либералы денно и нощно работают над тем, чтобы вернуть нас в это замечательное, с их точки зрения, десятилетие.
В некотором смысле начинающаяся «вторая волна» может оказаться пострашнее первой. Массовое сопротивление, дошедшее осенью 1993 года до масштабов двухдневной гражданской войны в столице, заставило власти проявить некоторую сдержанность, прекратив разрушение отраслей и предприятий, от которых непосредственно зависели выживание и воспроизводство общества. Именно в этом причина знаменитых «задержек в реформировании» жилищно-коммунальной и пенсионной систем, сохранения бесплатного образования и медицинского обслуживания, отчасти — городского транспорта. Но за полтора десятилетия относительного социального мира про неудобства, связанные с массовыми протестами, начальники уже подзабыли. Прошлогодние уличные шествия столичных оппозиционеров не в счет: пережив кратковременный испуг в декабре 2011-го, правительственные деятели быстро сообразили, что этот протест контролируется людьми, совершенно не возражающими против проводимой экономической политики, а потому не только не опасен, но и до известной степени полезен. Другое дело — о чем думали сами участники уличных шествий, среди которых были и врачи, и работники образования, и жильцы приватизируемых общежитий. Но пока трибуна и организационные механизмы остаются в руках либеральных единомышленников правительства, не так уж важно, чем озабочена толпа.
Итак, новая приватизация разворачивается широким фронтом, причем она не сводится к продаже тех или иных объектов частным лицам. Согласно новой стратегии развития образования и здравоохранения важнейшей задачей становится привлечение частных инвестиций непосредственно в государственный сектор. А это значит, что, даже не переставая номинально оставаться в общественной собственности, он по факту будет работать как частный, ориентируясь ни извлечение прибыли – а каким иными способом вы сможете привлечь инвесторов?
Если полгода назад главную тревогу вызывал разгром образования, то сегодня самая большая опасность исходит от реформы здравоохранения.
Не потому, что с образованием ситуация улучшилась, а потому, что за медицину взялись с такой решительностью и агрессивностью, о какой в системе образования никто даже и не помышлял. По крайней мере, до появления Дмитрия Ливанова на посту министра.
Коммерциализация медицины будет всепроникающей и, на первый взгляд, бессистемной. Как и в случае с образованием, власти вовсе не отказываются от обещания сохранить бесплатное обслуживание. Они просто делают его технически невозможным. В каждом конкретном случае методы используются разные, но принцип элементарно прост: на каждую бесплатную услугу, полагающуюся вам по Конституции, приходится платное дополнение, без которого данная услуга не имеет смысла. Например, анализ вам сделают бесплатно, но возьмут деньги за распечатку результатов. За операцию денег не возьмут, но выставят счет за анестезию. Мы, конечно, будем утешаться тем, что и раньше давали деньги и подарки врачам. Только теперь врачи как раз ничего и не получат — платить надо будет в кассу, а зарплаты существенно урежут. Если хотите отблагодарить врача или медсестру, им надо будет все равно давать деньги отдельно.
Как видим, все продумано, все предусмотрено. Очередной виток либеральных реформ опирается на комплексный подход, и в этом резко отличается от бессистемного грабежа 1990-х. Теперь все делают последовательно, эффективно и рационально.
Обратите внимание, как стремительно растет список услуг, не покрываемых полисом обязательного медицинского страхования.
Появляется платная «скорая помощь», которая работать будет на тех же базах и с теми же машинами, что и обычная. Только вот через некоторое время выяснится, что в бесплатном секторе возникла острая нехватка автомобилей, врачей и препаратов.
А выходить на улицу без полиса ОМС станет и вовсе опасно для жизни. Согласно новым правилам, медицинская помощь будет предоставляться только по предъявлению данного документа, и если вы опасаетесь, что на голову вам может упасть сосулька, то не забудьте прихватить полис с собой, куда бы вы ни шли. Даже летом, когда сосулек нет…
Захват предприятий, распродажа госпакетов акций и коммерциализация социальной сферы в совокупности представляют собой элементы единой комплексной стратегии, смысл которой состоит в полном уничтожении общественного сектора как такового. Столь масштабный эксперимент еще не проводился ни в одной европейской стране, но не надо думать, будто мы являемся в этом отношении первыми. Подобная практика давно уже стала распространяться в Африке, где вслед за разворовыванием и распродажей любых государственных объектов и приватизацией их функций наступало разрушение государства как такового.
В масштабах огромной северной страны осуществить подобное дело будет не так уж просто, но мы видим, что люди стараются.
У них есть план, и все, более или менее, продумано. Единственное, о чем, похоже, не слишком задумываются, это о том, как будет выживать население, лишившееся привычных социальных гарантий в условиях нарастающего экономического кризиса, за которым рано или поздно последует и административный хаос.
Борис Кагарлицкий — директор Института глобализации и социальных движений.
Специально для Столетия
http://www.stoletie.ru/obschestvo/hrustalnaja_mechta_privatizatorov_118.htm

Рейтинг 4.33 из 5
Все поля обязательны для заполнения

Оставить комментарий


Оставить комментарий Очистить