Юрий РУБЦОВ. Немыслимое: начало войны против России намечалось на 1 июля

Автор: Администратор   02.07.2008   Рейтинг: 3,0  

Исполняется очередная годовщина события, в ином историческом контексте, может, и не достойного особого внимания. Но сегодня, когда Северо-Атлантический альянс, – ранее именовавшийся вероятным противником, а ныне своими действиями заставляющий относиться к себе как к недругу, взял под контроль практически все постсоветское пространство к западу от российских границ и все увереннее заглядывает электронным оком через эти самые границы, нельзя не вспомнить о планах У. Черчилля пойти войной на СССР. Именно этот день – 1 июля – наметил британский премьер в 1945 году как дату начала вторжения на восток.

Бесспорно, Черчилль был старым антисоветчиком, но как настоящий англосакс он был еще и русофобом. Даже события войны и впечатления от того, насколько последовательно Советская Армия выполняла свои союзнические обязательства, не излечили его от русоненавистнических комплексов.

Это прямо следует из его мемуаров. Еще идут тяжелые бои на берлинском направлении, а Черчилль записывает, что «Советская Россия стала смертельной угрозой для свободного мира», и намечает меры по ее сдерживанию. Необходимо, пишет он, «немедленно создать новый фронт против ее стремительного продвижения», причем «этот фронт в Европе должен уходить как можно дальше на восток». А буквально в день победы, пробираясь сквозь толпы ликующих лондонцев, Черчилль, по его собственному признанию, был обуреваем одним чувством – опасением за будущее: «В моих глазах советская угроза уже заменила собой нацистского врага».

Черчилль не ограничивался излиянием своих чувств и изложением геополитических расчетов в своем дневнике. В апреле 1945 г., то есть как раз тогда, когда десятки тысяч советских солдат проливали под Берлином кровь, приближая окончание второй мировой войны и своими жизнями сохраняя жизнь британских и американских парней, он отдал приказ о разработке плана подготовки войны против Советского Союза. 22 мая британскому премьеру был представлен план экстренной операции «Unthinkable» («Немыслимое»), разработанный объединенным штабом планирования военного кабинета. Ее основная цель, согласно установкам Черчилля, заключалась в том, чтобы «принудить Россию подчиниться воле Соединенных Штатов и Британской империи».

Британские штабисты, исполняя задание своего верховного главнокомандующего, сразу же отвергли возможность достижения цели посредством локальной войны, ограниченных боевых действий. В качестве единственного надежного средства определялась тотальная война, предполагавшая: а) оккупацию тех районов Советского Союза, лишившись которых он утратит материальные возможности ведения войны и дальнейшего сопротивления; б) нанесение советским вооруженным силам решающего поражения, которое лишило бы СССР возможности продолжить войну.

Авторы плана, правда, предусмотрели, что Красная Армия сможет отступить вглубь страны, прибегнув к тактике, которая не раз успешно применялась в предыдущих войнах с использованием огромных пространств российской территории. Уже тут успешность тотальной войны начинает подвергаться сомнению. «Практически, – говорилось в документе, – нет предела в том расстоянии, которое потребуется союзникам преодолеть вглубь России, чтобы сделать ее дальнейшее сопротивление невозможным».

Сомнения авторов плана нарастали при рассмотрении вопроса о силах сторон: «Существующее соотношение сил в Центральной Европе, где русские располагают примерно тройным преимуществом, делает крайне маловероятным достижение союзниками полной и решающей победы».

Ликвидация «диспропорции», указывалось далее, возможно при нескольких условиях: 1) обеспечении людских ресурсов союзников, на что потребуется время, 2) размещении и использовании в Европе крупных материальных ресурсов из США, 3) перевооружении и реорганизации немецких частей. Вот когда должны были сказать свое слово те контингенты гитлеровских войск, о сохранении боеспособности которых при их пребывании в плену так пекся Черчилль.

Общий вывод состоял в том, что для надежного и прочного достижения политической цели войны необходим разгром Советского Союза в тотальной войне, но результат такой войны непредсказуем. Планировщики попытались особо проанализировать возможность достичь успеха в быстротечной войне, в результате которой «Россия примет наши условия».

Оценивая с этих позиций стратегиче

Рейтинг 3.00 из 5
Все поля обязательны для заполнения

Оставить комментарий


Оставить комментарий Очистить