Не дожидаясь второго потопа

Автор: Дмитрий ФИЛИППОВЫХ   13.02.2014   Рейтинг: 4,6  

О новом романе Дмитрия Дивеевского
В жизни моего поколения – детей отцов-фронтовиков, победителей, война занимает особое место. Нет, она для нас не исторический миф, она материальна, осязаема, видима. Ранние впечатления о войне – окопы у дорог, в перелесках, на безымянных высотах и множество стреляных гильз, шрамы от ранений на телах ветеранов, инвалиды, вдовы, сироты… Много вдов и сирот. И письма с фронта, бережно хранимые даже спустя десятки лет заветные треугольники, в каждой строчке которых большая любовь и забота о своих родных, близких, и вера в нашу Победу. А ещё неповторимые фронтовые песни…
В новом романе Дмитрия Дивеевского «До второго потопа» — пронзительная правда о войне. Речь не идет о чудовищной изнанке войны, «натурализме смерти», хотя и эта тема присутствует на страницах романа. Война по Дивеевскому – это время высочайшего напряжения духовных и физических сил всего народа и каждого человека в отдельности. Время судьбоносного борения Добра и Зла.
Тяжек «трудовой фронт» Дмитрия Булая и оставшихся в тылу жителей Окояновского поселка – трех десятков мужиков, баб да подростков. Однако думы окояновцев, прежде всего, о судьбах сражавшихся с врагом детей своих, всего Отечества нашего. И полнили мысли о Вечном, о Творце, о святости Руси их души. «Не может быть, чтобы пришли чужие силы и разрушили эту благодать – думал Булай. – Здесь всё с нами, и Бог, и природа, и свет небесный. Нас нельзя победить».
Как нельзя было победить гитлеровскому палачу Вильгельму Тилю в духовном поединке старшего лейтенанта НКВД Виктора Уварова. Можно было отнимать у него жизнь в великих мучениях, по капле, но нельзя было сломить его силу духа, поколебать Веру.
Труден был путь к Победе и у командира артиллерийской батареи лейтенанта Всеволода Булая. В снегах Подмосковья принял он свой первый бой, до весны 1943 года сражался в окружении на Ржевском выступе, смотрел смерти в лицо на Курской дуге, бил врага в Венгрии, встретил Победу в Чехословакии. Здесь же был последний раз ранен и в госпитале нашел свою давнюю, выстраданную любовь…
Документально точно выведены в романе портреты и действия исторических персонажей. Не остались без внимания автора и наиболее значимые события, предшествовавшие и происходившие в годы Великой Отечественной и Второй мировой войны.
Монологи политических лидеров Великобритании, США, СССР и Германии в романе свидетельствуют о глубоком знании автором проблем внешней и внутренней политики государств накануне и в годы Второй мировой войны.
Например, в романе монолог И.В. Сталина об открытии второго фронта без всяких натяжек соответствует историческим реалиям. Вопрос второго фронта, помимо своего стратегического значения, играл для СССР роль «пробного камня» в отношениях с западными союзниками. Затягивание с его открытием воспринималось советской стороной крайне негативно. Государственно-политическое руководство СССР не без оснований видело в этом стремление к «максимальному истощению и изнашиванию сил Советского Союза для уменьшения его роли при разрешении послевоенных проблем».
С известной долей сарказма писал об этих событиях и американский журналист Ральф Ингерсолл, который служил в оперативном отделе штаба Главнокомандующего американскими вооруженными силами на европейском театре военных действий, а затем участвовал в операции «Оверлорд». В своей книге «Совершенно секретно» он справедливо отмечал, что план вторжения в Европу через Ла-Манш в 1944 году содержал такое количество оговорок, что Вашингтон и Лондон имели возможность в любой момент снова отказаться от открытия второго фронта.
Да, безусловно, это побочные сюжетные линии, но именно они, как и ряд других, превращают «военный роман» в масштабное произведение социально-философского плана, заставляют читателя проникать в суть явлений и процессов, понять — почему началась Вторая мировая, а за ней и Великая Отечественная война. Почему им на смену пришла «холодная война» и «концерт держав», в который Советский Союз вошёл по праву победителя, не пережил победы над блоком агрессоров. Наконец, станут понятны мотивы тайной войны, которую вели и ведут по сей день силы, мягко говоря, не заинтересованные в укреплении и процветании нашего Отечества.
Нет, автор не перегружает читателя информацией и действием в параллельных сюжетах, нить повествования не теряется. Другое дело, что читателю приходится прерывать чтение, задумываться над сказанным и «неожиданно» для себя открывать, что судьбы героев романа – это судьбы его близких и родных, судьбы его Отечества, его собственная судьба.
И здесь наступает момент истины. Из сторонних наблюдателей, переживающих перипетии героя, но не связывающих себя с ним незримыми узами духовно-кровного родства, мы превращаемся в действующих лиц, непосредственных участников событий, описанных в романе.
Теперь совершенно по-другому нам видятся связи между отдельными нитями повествования, они становятся вполне очевидными и понятными для нас. Так поединок Данилы Булая с представителями английской и американской разведок видится нам уже не просто как продолжение «саги о Булаях», но как продолжение незримой брани между Добром и Злом во имя нашего будущего, во имя будущего Отечества нашего.
И здесь уже мы не пытаемся искать аналогии в далёком или недавнем прошлом страны, не требуем от автора особых пояснений относительно подлинности документа «Общие направления работы по России». Да и зачем? «Цветные революции» на пространствах некогда единого нашего Отечества, протестные акции на Болотной площади и проспекте Сахарова в Москве – это реалии нашей сегодняшней жизни.
Нет, не изменили свои планы западные стратеги с развалом СССР. Трудно обвинить их в снижении накала информационной войны против нас. Именно информационной. Она куда эффективнее любых военных планов, будь то «Рэнкин» или «Немыслимое». Да и её последствия куда более пагубны, чем результат любого сражения с применением средств вооруженной борьбы.
Недаром мастер литературного слова, дипломат, искушенный в секретах «тайной войны» Александр Сергеевич Грибоедов ещё в начале XIX века предупреждал нас о том, что «злые языки страшнее пистолета!»
Попытки пересмотреть итоги Второй мировой и Великой Отечественной войны, реабилитировать коллаборационистов и предателей, убедить в том, что у нескольких поколений моих соотечественников жизнь прожита «не так» и в общем-то зря — это всё звенья широкомасштабной информационной войны против России, не прекращающейся сегодня ни на минуту…
Настоящий писатель всегда стремится своими произведениями сделать нас, читателей, и мир, окружающий нас, хотя бы немного лучше. Опять «Земля наполнилась злодеяниями от людей». И Дмитрий Дивеевский своим новым романом призывает нас задуматься об этом уже сегодня, сейчас, не дожидаясь второго потопа.
Дмитрий Филипповых
Специально для Столетия
http://www.stoletie.ru/kultura/ne_dozhidajas_vtorogo_potopa_760.htm

Рейтинг 4.60 из 5
Все поля обязательны для заполнения

Оставить комментарий


Оставить комментарий Очистить