Медики тысячами «дезертируют» с фронта борьбы с пандемией. Почему?

Автор: Администратор   13.05.2020   Рейтинг: 4,0  

С начала пандемии, увы, многие российские медики массово увольняются из короновирусных стационаров.

Причин не скрывают: физические и психологические перегрузки и плохая защищенность от эпидемии. Дефицит индивидуальных средств защиты — масок, перчаток, шапочек — о котором только немой пока не кричал в нашей стране, и сегодня остается одной из главных проблем.

Как и дефицит специальных костюмов для лечения зараженных COVID-19. Их катастрофически не хватает даже в Москве и Петербурге. Что уж говорить о больницах отдаленных от обеих столиц регионов?..

А право на жизнь наши врачи, медсестры, санитарки имеют такое же, как все прочие люди. Особенно если за их плечами не один десяток лет работы не то что в плохих (к этому у нас уже притерпелись), а в ненормальных условиях. Как, например, в Свердловской области. В небольших городах и поселках там хронически не хватает лекарств, современной аппаратуры, коек для тяжелых пациентов. Медперсонал делает все, что может, чтобы помочь землякам. Но всему есть предел.

Поток зараженных новоявленной заразой в этом регионе, среди которых и сами медики, неготовность местных стационаров к их приему оказался той гранью, за которой терпение специалистов кончилось. Тем более что на их настойчивые обращения о содействии к местным чиновникам раз за разом следуют дежурные ответы: «Надо подождать. Держитесь».

Но многие уже не выдержали, стали увольняться. По неофициальным данным, заявления «по собственному желанию» написали в этом регионе уже более 100 медработников. Преимущественно — врачи и медсестры.

По официальным же сведениям, озвученным главным врачом-инфекционистом Ларисой Поздняковой, «речь идет об единичных случаях, не носит массовый характер». При этом она не преминула заметить, что работа в экстремальных ситуациях, как и сверхнагрузки — неизбежная составляющая врачебной профессии.

«Если ты выбираешь этот путь, то по умолчанию готовишься принять и издержки ремесла. А если по каким-то соображениям не можешь с ними смириться, если они для тебя невыносимы — ну, значит, ты выбрал не ту профессию», — умствует она.

Ещё об одном скандале, разгорающимся сейчас в этих краях, Позднякова пока молчит. Он весьма показателен. Месяц назад президент РФ Владимир Путин пообещал всему медперсоналу страны солидные стимулирующие надбавки за работу с инфицированными больными.

Суммы, озвученные тогда главой государства, впечатляли: от 25 тысяч рублей каждому члену бригады «Скорой помощи» до 50−80 тысяч лечащим врачам.

И вот пришло время апрельских выплат. Первыми, благодаря географическому положению, их стали получать сибиряки. В Искитимском районе, что на юго-востоке Новосибирской области, водители «скорой», задействованные на перевозке COVID-больных, получили на днях… по 250 рублей.

По словам одного из них, обратившегося за разъяснением в областной Минздрав, он сам и его коллеги пребывают в шоке от размера «стимулирующих». Чиновники же смешную сумму доплаты (точнее — издевательскую) объясняют тем, что на местной станции «Скорой помощи» Центральной городской больницы Искитима специализированная («коронавирусная») бригада не создавалась из-за единичного количества пациентов. Потому, мол, надбавка начислена в соответствии с фактическим количеством часов, которые заняла транспортировка.

Для справки: общее число инфицированных в Новосибирской области на 11 мая — 1171 человек. Из них детей — 72. За последние сутки +71 больной. Умерших — 15. Вылечившихся — 314.

Что касается конкретно Искитимского района, то по нему, как, собственно, и по всем остальным «отдаленкам», официальные данные общественности не предоставляются. Чтобы не пугать население? Так у него свои надежные источники информации, согласно которым инфицированные есть уже везде.

Корреспондент «СП» набрала номер «горячей линии» Роспотребнадзора в Искитиме, указанный на официальном сайте облдминистрации. Дозванивалась по нему более полутора часов. Когда, наконец, мне ответили, выяснилось: что там со статистикой и со «скорыми» в Искитиме — диспетчер, находящийся в Новосибирске, не в курсе. «Ждите. Будут данные — сообщим», — услышала я в трубке.

На другом конце России, в Калининградской области, криком отчаяния стали заявления об увольнении сразу 350 медиков. Местных жителей это сильно расстроило, но не удивило.

 — Мы были готовы к чему-то подобному, — рассказала «СП» 77-летняя местная жительница Калининграда Надежда Григорьевна Гельфанд. — Вы бы посмотрели, что делается в наших больницах, всегда переполненных… В каком убогом состоянии процедурные кабинеты. Не то, что лечиться — жить не захочешь, попав туда. Одним словом, «оптимизация».

У Надежды Григорьевны дочь — терапевт, в 1990-е работала в Германии. В конце 2010-х вернулась домой, чтобы побыть с овдовевшей матерью. Служит сейчас в поликлинике. Ей есть, с чем сравнивать.

 — Не оптимизация медицины была у нас, а её убийство, — озвучивает слова дочери Гельфанд-старшая. — Стационары и даже поликлиники в наших небольших населенных пунктах закрывались под надуманными предлогами. Расчет заработной платы так замудрили, что никто толком не мог понять: из чего исходя она в итоге стала на порядок ниже, чем была обещана властью?

От младшего медперсонала отказались в пользу уборщиц, набираемых фирмами-посредниками. А ведь профессиональные санитарки важны в больницах не менее, чем медсестры.

Пришедшие «с улицы» без специальной подготовки не способны их заменить. Уверена, об этом хотели сказать своим протестным увольнением и те наши медики, что отказались работать в стационарах в период пандемии. Открыто высказаться им не дали, грозя увольнением по статье.

«СП»: — Потеря трех с половиной сотен специалистов на регион с населением более миллиона человек — это серьезная проблема! Нашлось, кем их заменить?

 — Их старшими коллегами — пенсионерами…

О пресловутой медицинской реформе, как и о большинстве других, включая самую грабительскую — пенсионную, много сказано за минувшие годы. Частично Кремль признал «некоторые недоработки, в основном — на местах». Ничего при этом пока не сделав для того, чтобы срочно исправить их. Теперь, как говорится, пожинаем плоды.

Что ни день — с экранов государственных ТВ нам рассказывают о героях борьбы с коварной заразой — медиках. «Они — на передовой». «Они — спасают, жертвуя собой». Их гибель, а счет пошел уже на десятки, публично оплакивают в оперативно подготовленных скорбных видеороликах.

Смотришь и рыдать хочется. От жалости к погибшим — да. Но ещё и от чувства безысходности: уж сколько раз за последние 25 лет сказано было о необходимости вернуться к завоеваниям советской медицины, которыми по праву гордился СССР и весь остальной мир завидовал ему.

Однако власть словно ничего вокруг не видит, своего народа не слышит, упираясь в сомнительные нововведения новоявленных министров-реформаторов. К слову, ни Вероника Скворцова, бывшая в течение семи лет министром здравоохранения РФ, а до этого четыре года — заместителем профильного министра, ни Татьяна Голикова, министр здравоохранения и социального развития в 2007—2012 гг., никакого наказания за свои сомнительные «новшества» так до сих пор и не понесли.

Плохо у нас в нынешнее эпидемическое время, в сущности, во всех регионах. Нехватка койко-мест для увеличивающегося день ото дня числа заболевших COVID-19 решается за счет других пациентов, в том числе — тяжелых. Больницы перепрофилируют. Операции и процедуры сердечникам, онкобольным, инвалидам переносят на более поздние сроки. Не согласные с этим врачи тоже увольняются.

В Петербурге на сегодня острейший дефицит кадров в клиниках. Как говорят люди знающие, даже в блокаду такого не было. Во всех 16 городских больницах, которые принимают кови-пациентов, требуются анестезиологи, пульмонологи, медсестра, санитарки. Но их негде взять.

Примерно также ситуация в Московской области, где на днях на базе крупнейшего в России торгово-развлекательного и делового центра «Крокус-Экспо» был открыт госпиталь. Побывавший там губернатор Андрей Воробьев, осматривая его, бросил клич по всей Руси великой: ищем врачей для работы здесь!..

На все выплаты с 1 апреля по 30 июня за «особые условия труда и сверхнагрузку» из федерального бюджета выделено в общей сложности более 18,3 миллиарда рублей. Каждый регион получит из них сумму, соответствующую среднемесячному доходу за 9 месяцев прошлого года.

Скажем, на выплаты медикам Калининградской области выделено 201,5 миллионов рублей. Новосибирской — 52 миллиона. Но может случиться так, что получат их не все борцы с COVID-19. Потому что решать, кому и сколько, будет главврач конкретного учреждения. То есть — в ход пойдет не только профессиональный, но и личностный фактор.

 — На медиков идет сейчас волна нападок. Словно они обязаны работать, несмотря ни на что. При этом им самим никто и ничего не должен, — считает президент «Лиги защиты врачей» Семен Гальперин. — Государство привыкло, что на врачей можно спихивать все проблемы. Что они могут работать в любых условиях. Без отдыха, без средств защиты, а еще кое-где и почти бесплатно.

На самом деле, врач не имеет права выходить на работу, если он не обеспечен средствами индивидуальной защиты. Ведь он может сам заразиться и стать источником заболевания для окружающих. Мы получаем со всей страны сообщения, что в медицинском коллективе выявляют заболевших, а их коллегам говорят: «Работайте!».

При всей серьезности нынешней эпидемии есть в ней и нечто положительное: совершенно очевидной стала ущербность нынешней системы отечественного здравоохранения. То, о чем давно говорили между собой медики и их пациенты, выплыло наружу.

Минздрав практически ничем в стране не управляет. Чиновники на местах делают, что хотят. В зависимости от собственного видения и возможностей. Позволяя себе не выполнять прямых распоряжений президента. Придумывать способы для невыплат компенсации. Требуя, например, от родственников погибших медиков или заболевших сотрудников доказательства, что заразились именно на работе.

А где-то под разными предлогами продолжается сокращение ставок. Якобы «для экономии государственных средств»…

А в это время…

11 мая президент Владимир Путин заявил, что ещё 8 апреля, то есть больше месяца назад, предложил установить специальную федеральную выплату врачам, среднему и младшему медперсоналу, а также водителям экипажей скорой помощи, которые непосредственно работают с больными коронавирусом. По данным главы государства на 9 мая, эти выплаты осуществлены только в 56 субъектах федерации. Деньги на руки получили лишь 56 тысяч медицинских работников.

«Это меньше половины из числа тех медработников, кому начислены такие выплаты», — подчеркнул глава государства.

При этом Путин подтвердил, что все средства на апрельские выплаты в регионы уже поступили.

https://svpressa.ru/society/article/265052/

Рейтинг 4.00 из 5
Все поля обязательны для заполнения

Оставить комментарий


Оставить комментарий Очистить