Под зонтиком стиха кровавым

Автор: Петер ВАЛЧЕК   25.10.2016   Рейтинг: 4,0  

Очерк о смерти молодого поэта России Ростислава Юрьевича Панченко (1987 — 2015)

Первая публикация – газета Наша литература, Братислава, Словакия.

Из русской земли всплывают в поднимающемся тумане. Поезд, поезд, такой, такой-то, неведомый, незнакомый путь. Переключается сценарий, и воет ветер.

Туман через широкую степь, низкий, значительно ниже взглядом через окно вагона, порочный, с переходом из сложного в более простое, как феи Маруси с прикрытыми лицами, странно скрывая свои тайные имена: Родинцы,  Поджерие, река Черничка, Косолапово, Никулинка река…  появляется дымка пляжа внизу на земле, словно собираясь ударить ниже пояса. Как баобабов корни растут: Противоположное облако. Зеркало — восток. Русский туман и снег бывают разные, я говорю. «Что же — остальное?»

Бьют колеса экспресса-поезда, спрашивает мой попутчик Пахомыч, направляясь на Урал, почём покупка дешевой древесины. Лес сырой древесины, он говорит, чтобы сохранить, хотя бы немного ума надо, накопленного. Он развлекает меня икрой и хлебом из первого класса пшеницы.

Теперь я хочу сказать, я за русских заступаюсь, но только после того, как русский воспринимаю снег и туман, особенно то, что всегда, по крайней мере, умом, душой пойму и прочитаю…

Но это в памяти; давно, давно тревожит, беспокоит, из памяти не исчезает.

Я помню, как я Ростика в пять лет на своих коленях качал. Сверстник моего сына.

Основной, базовый план жизни был тогда, — я обсуждал с  Юрием, Ростиковым отцом, в том, что для России фатальной девяносто первого года — два должны быть побратима! России, пообещавшей через новую власть вернуться на путь нормального человечества…

Это не произойдет. Ростислав Юрьевич Панченко мертв. Мартин, сын мой, у тебя в России больше нет побратима. Только  его стихи остаются. Как будто разрывают гроздь винограда и его кровью  доводят, доводят, довели до зрелости. Только стихи остаются и зрелые, и пожилые. Как будто смертью поэта, — даже не тридцати лет, — новая жизнь возродилась через его стихи.

Помогай вечная погибель, помогай в бессмертии, костяная с косой!

Новости истории в культурной части газеты Вятки (первоначальное название города Кирова) является тупым: «28-го января  в г. Кирове отмечали день рождения 29-летнего поэта Ростислава Юрьевича Панченко, который умер 20 апреля прошлого года — в день рождения Адольфа Гитлера. Причиной смерти было обескровливание из-за 68 ножевых ран и ожогов, вызванных огнем пожара на месте убийства, основанного на зверином нападением с ножом на активиста общественного объединения русской весны, помогавшего с большой активностью беженцам из Донбасса. Кировский следственный комитет расследование и обвинение завершил, заявив, что это было самоубийство».

Отец Ростислава, писатель Юрий Васильевич Панченко, автор десятков романов, повестей, рассказов и очерков, лауреат премии С.М.Щедрина  по литературе, губернатору Кировской области в горячем состоянии, сразу после убийства пишет:

«Губернатору Белых. Н.Ю. 20 апреля 2015 г. в селе Великорецком Кировской области убит мой сын, Панченко Ростислав Юрьевич, поэт, философ, педагог Великорецкой школы. Убит зверски, 33-40 ножевых ранений.

Вчера я был в полиции Юрьи. Мне сказали, мой сын страдал запоями и курил спайс. Всё враньё, следователи могут опросить всех его друзей в Кирове. Моё мнение – враньё делается с целью свалить всё на убитого.

В полиции Юрьи начали шить самоубийство.

Вы верите, что человек может трижды себе перерезать горло, дважды ударить в сердце, печень, нанести самому себе 33-40 ран, по словам оперировавших хирургов?

Я не прошу, я требую взять расследование убийства под ваш особый контроль. Писатель Панченко Юрий Васильевич.21.04.2015 год.»

Ответа родители не получили никакого.

Второе письмо. «В правительство Кировской области. Губернатору Белых Н.Ю. Почему за прошедшие дни я не получил ответа, установлен ли  ваш контроль по убийству нашего сына? Почему я не получил ответа из областного УМВД? Ответ получен только из областной прокураторы. И это – исполнение государственных обязанностей на данной территории?

Сотни людей помогли с похоронами. Почему от правительства никто не выразил сочувствия, не предложил помощь, не принёс три цветка?

Вы все беднее полунищих молодых друзей нашего сына? Черствость, бездушие поразительны. Мы – не бараны из стада. Мы – люди. Поражён бескультурьем. Бесчеловечностью.

Угрозы поступали и другим, занимающимся помощью беженцам с Украины. Оградите их от возможного убийства.

Юрий Панченко. 26.04.2015 год.»

Ответ от губернатора Белых? Этого не произошло, иллюстрацией действий власти.

Ни один из следователей,  меняющихся из-за нужности уйти в отпуск, не находит, от которого произошли неоднократные угрозы. И не находят ничего, по-настоящему относящееся к преступлению.

По словам Валерия Рылова, адвоката, представляющего интересы семьи Панченко, следователи «буквально потрясли рукав». И расследование прекратили, своим решением.

Предположим, таким приёмом «перенесено на время, если появились новые факты.»? Но зачем оскорбление семьи Панченко обвинением Ростика в самоубийстве? Зачем их, родителей, пробовали обвинить в устройстве его самоубийства? С европейской традиционной гуманностью, с привычкой к точным расследованием – не понять.

Но какие новые факты? Ростислав находится прямо на краю 2014 года, участвовал в добровольной помощи беженцам из Донбасса в гражданской ассоциации русской весны. Qui Bono?Qui prodest?  (Кому хорошо? Кто от этого выиграет? (Л. Кассий Лонгин Равилла).

Кто хотел русских заставить прекратить разбирательство — что это было?

Кто знает, что причиняют жертве около сорока ран ножом и в его квартире делают пожар? И тогда вы можете прикрыть огонь?…

Самоубийство?

Едва ли.

В этом случае, как будто все уже было. Как будто это уже произошло — в стихе Ростислава,  приуроченного к Марианской праздник Вознесения Господня:

15. 9. 2003
Мне холодно, нервы как скрежет…
Сорвусь, как осенний листок,
Но вопли России мне режут,
Мне душу сбивают в поток.
Несусь к возрожденью…
Но дьявол – как в яме, –
Голодный и злой!
Решётки, решётки, забвенье…
Я лёд, порождённый чумой.
Я лёд, я кристально чистый,
От злости моя чистота…
Несутся вдаль жёлтые листья…
Когда-то наступит весна…

Арочный пролет между нами. Возбужденный молодой поэт, работающий на раскопках  по истории Великой Отечественной войны, нашедший для себя примером стойкость дедов и прадедов, не согласных на предательство своей страны, — не раз участвующий в международных реконструкциях Бородинской битвы, внезапно исчез.

Предметные факты искомых им двух исторических сражений. Археологические раскопки в Кировской области, в родных местах, для точных знаний своей истории.

Сегодня ничего.

Только смерть сердится, потемнела вечная, видя,  как весь день морось, пустыня, без шепота, ни звука.

Тем не менее, шепот, шепот. Тем не менее голос, слово Ростислава есть. Сын писателя, любимых родителей, и сторицей поцеловал литературу. Он все ещё жив.

Тема для ваших, читатели, стихов Ростислава, собранных между людьми на улицах Кирова и далеких походов в приуральский глубокий лес с деревянными деревнями, забытыми ложами, течением малых рек, богатых рыбой и рыбаками. «Последняя рубашка должна делиться,» писал о нем друг Сергей.

На нашей стороне реки Стикс, однако перевод на ту сторону и остальное приложение — бесстрастность судьбы…

Отец Панченко мне написал: «помощница в магазине, услыхав, нам некогда, мы торопимся на похороны, прорычала, как  в американском фильме: «Это ваша проблема …»

Живая печаль не понимания!? Или – мёртвая при жизни?

«Всё мертво, что негодное к жизни.»

Ростислав Панченко это показал в одном из своих последних стихотворений таким образом? —

Несколько шагов за комически небезопасный горизонт
Задавать понимание, сами понимаете.
Что вы ищете для вас? Также возможно понимание?
Это просто, вы не хотите признать себя.
Подумайте, может быть, тогда вы поймете,
по крайней мере немного. неудовольствие меня
то, что неизменно.
На следующий день все красочные,
что …
Чья звезда полетела небо,
что делает его если на дно …
Обратите внимание, как это эмоции.
В конце концов, ум, который рисует горизонт,
и свет вводят — все ясно?
Зонтик над кем-то по-прежнему открыт.
Он живет комфортно под зонтиком.
Там под мир настолько прост,
и родилась идея, кстати,
и вдруг, кто знает, почему, раскачивание.
Вдруг повернуть ветер вне чисел.
Я имею в виду, на улице?
В конце концов, всё, что скрыто внутри!
Безмолвный мир, простой, яркий …
Стоп! Nazri через край.
Мифический мир под зонтиком
вдруг куда-то исчез.
Да, кто волновал, другой застонал.
и да, кто — еще один зонтик открывает
В конце концов, в чем дело?
Вы видите сами нарисованный круг.
Нет. Не бойся, для колец
к поляночке рука тянется,
и он тут же последовал за ним, и круг открывается.
Мы кого-то, где-то, каким-то образом — но каким образом?
Мы странники слово наручников,
а иногда это вновь открывает усталость.
Мы пришли в этот мир, но где расписание?
Мы называем это жизнь,
все эти вещи, не зная точно, что.
Только кт- то убегает от ереси ересей.
другой раз рисует хорошее значение для него зло …
Что делает то, что природа различия,
говорят, ты, я, и все они …
И один, вдруг воскликнул: «Люди»
и другие вздохи: «Мир там».
Мы можем выскочить и,
кипятить все это в пречудесном,
и отрываясь, идея движения,
Но мы не можем знать ни черта …

Летом 2014 года Ростислав Панченко поехал в Москву, сказал, что «немного растереть шпоры». В Братиславе мне известно и понятно, почему из Москвы в скором времени Ростислав возвращается с побоями и ограбленным, после дискуссии на улице с некоторыми бандеровцами, и они сразу же показали ему, насколько это простой язык… Холмсам в Кирове – неизвестно. Так государство защищает безопасность?

Наконец Ростислав уезжает в село Великорецкое.

Он там жил в старом деревянном доме, наедине со своей собакой. Каждые выходные приезжал домой. Матери сказал: «Если бы я жил в Кирове, меня бы уже убили». Кто, почему, не ответил.

Отцу однажды сказал: «Отец, я запутался в таких сетях, из которого нет выхода.» «Какая сеть?» На вопрос ответил:»Разведки, тайные дела, не спрашивай больше,» — сказал Ростислав.

Дело в том, что кто-то среди беженцев из Донбасса поручил ему собрать стратегическую информацию для добровольчества.

И что кто-то, любой ценой, а затем жестоко, с садизмом наемников разыскал его?

Кто-то просто убегает от ереси к ереси, еще раз рисует хорошую ценность для него зла … Что делать … длинны пальцы правого сектора …

А потом некоторые стихи законопроектов:

Я сказал, что я урод.

То, что не видят мир,
Ошибаешься, наброски,
То, что я ищу в течение многих лет.
Он должен быть самим собой,
Даже если это не приносит процветание,
Треугольный отталкивается, а на краю.
Рад мне по крайней мере, некоторые остатки.
Иногда я пытаюсь играть в дурака.
Я должен избавиться от нищеты.
Не повезло на играх, не паразиты.
Он согревает меня, как угольки.
И все же я знаю, что в комнате,
Там я не нахожу ничего о себе,
Действительно, едва ли второй, более не стоит на месте.
Также от истины сейчас не ожидают
Единственная причина для мучений.
Пустынный лес мой драгоценный камень.
Вы правы, я дурак, — и что это такое?

…Писатель Юрий Васильевич Панченко сам разыскал предмет, исчезнувший с места убийства. Следователям находка оказалась не нужной…

Из Братиславы видно больше, чем из Кирова? И – понятнее?

Опубликовано в Литературном Weekly 27 — 28/2016
Петер Валчек, словацкий писатель, профессор Пражского университета.
Рейтинг 4.00 из 5
Все поля обязательны для заполнения

Оставить комментарий


Оставить комментарий Очистить