Страсти по полиграфу. Почему с 1 марта будет пробуксовывать закон «О полиции»?

Автор: Александр ГОЛОВЕНКО   01.03.2011   Рейтинг: 2,4  

А кто такой Ходорковский?

Который день электронные и печатные СМИ обсасывают сенсационную новость о том, как помощница судьи и пресс-секретарь Хамовнического суда Москвы Наталья Васильева прошла «победоносное» тестирование на «детекторе лжи».

— Главный вывод, сделанный на основании психофизиологических реакций, полученных на полиграфе, заключается в том, что Васильева дала интервью о приговоре Ходорковскому и Лебедеву без чьей-либо просьбы, — заявил «Интерфаксу» представитель возмутительницы спокойствия. — Денег за это она не получала и уверена, что приговор был написан в Мосгорсуде, а информацию предоставила в СМИ, чтобы спасти честь и достоинство своего начальника и снять с него ответственность за вынесенный приговор.

Для ответа председателю суда Виктору Данилкину власти предоставили Первый канал. Он не полез за словом в карман и пояснил, что вердикт, по которому он приговорил бывших владельцев «ЮКОСа» к 14 годам лишения свободы, писал лично и даже после каждого заседания вел дневниковые записи. А пресс-секретарь Васильева к этому второму процессу над обоими подсудимыми не имела отношения и к тексту приговора допущена не была. Откуда ей что знать?

 — Она обвинила меня в совершении тяжкого преступления, оклеветала меня, заявила о том, что я вынес заведомо неправосудный приговор. Ни в какие правоохранительные органы до того, как оценка приговора не будет дана судом кассационной инстанции, с моей стороны никаких обращений по поводу госпожи Васильевой не будет, — пообещал вершитель хамовнического правосудия.

Многозначительное, надо сказать, предупреждение. В кассационном порядке дело будет рассматриваться в Мосгорсуде, причем дата начала неизвестна. Сама правдоискательница до 17 марта в отпуске…

А пока страсти-мордасти на телевидении, в газетах, на радио. И в Интернете спор, где от каждого требуют высказать позицию: ты за кого? Вот и меня спросили. И мой краткий ответ: ни за кого. Для меня этот конфликт еще одно свидетельство того, насколько больна российская судебная система. Но она и не может быть здоровой в эпоху «бандитского капитализма».

Цинизмом и беззаконием российская Фемида заразилась не вчера. И не в Бассманном суде и не в Хамовническом. Болезнь началась в августе 1991 года, когда по приказу Ельцина российской прокуратурой были арестованы и брошены за решетку высшие руководители СССР, образовавшие ГКЧП для спасения страны от развала. А потом этот фарисейский суд над ними по обвинению в «измене Родине». Цинизм невозможный.…

Так что ничего не могу сказать, справедливы или несправедливы оба приговора бывшим владельцам «ЮКОСа». Я вообще считаю, что честным путем стать олигархами, то есть хозяевами природных ресурсов страны, принадлежащих по Конституции всему народу, было просто невозможно. И притязать на это было аморально. А во времена Ельцина миллионерами и миллиардерами становились за одну ночь. В том числе и бывшие комсомольские работники вроде г-на Ходорковского, которые умело конвертировали свое положение и власть в деньги. Я вообще поддерживаю лозунг национализации природных богатств страны — нефти, газа, железной руды. Не могут и не должны они находиться в собственности частных лиц.

Если приглядеться, то оба суда над Ходорковским и Лебедевым — разборки внутри правящего класса крупной буржуазии. Ну, забрали у них «ЮКОС» — мы что, лучше жить стали? Цены на нефть и газ как скакали каждый Новый год, так и скачут, делая квартплату неподъемной уже для большинства пенсионеров и бюджетников. Кто постоянно взвинчивает жилищные тарифы, цены на бензин, тепло, свет, газ? Олигархи, бывшие компаньоны осужденных. В том числе и новые владельцы активов раздербаненной компании.

Во второй раз я столкнулся с цинизмом российской Фемиды во время уголовного преследования Тамары Рохлиной — вдовы убитого в 1998 году депутата Госдумы генерала Льва Рохлина.

Сначала следователи генпрокуроры 18 месяцев прессовали ее в СИЗО, требуя «признательных показаний». Не дождались, спихнули дело в Наро-Фоминский горсуд. И хотя в нем не было и нет ни единого доказательства ее причастности к покушению на мужа, суд «отпустил» вдове 8 лет колонии.

Тамару Павловну я могу с чистой совестью назвать невиновной. Не только потому, что сидел на процессе. Но и потому что после серии энергичных депутатских и адвокатских ходатайств Верховный суд России пересмотрел дело, отменил обвинительный приговор по «делу Рохлиной» как незаконный и несправедливый и распорядился выпустить ее на свободу.

Другое дело, что на втором суде на основании тех же прокурорских измышлений в 2005 году истерзанной женщине дали 4 года условно, но это не меняет сути. Она невиновна.

И вот что поразительно: при всех многолетних обвинениях и прессований Тамары Павловны, генпрокуратура ни на первом, ни на втором судилище не прибегла к помощи «детектора лжи». Казалось бы, вот отличный способ выяснить причастность вдовы к убийству единственного кормильца семьи. Но ни генпрокурор Скуратов, ни Устинов на это не пошли. Почему?

Потому что знают силу полиграфа. Потому что опасалась окончательно сесть в лужу. Не случайно в генпрокуратуре отмахнулись и от сенсационного признания на этот счет белорусского президента А.Лукашенко.

После первого приговора Тамаре Павловне в ноябре 2000 года уже на второй день «батька» объявил журналистам, что знал о готовящемся на Льва Яковлевича покушении и за два дня предупредил его. И даже высказал пожелание рассказать подробности в другой обстановке…

Только российским властям они были не нужны. Пригрозил же Ельцин на весь свет: «Мы сметем этих Рохлиных!». И захолустный Наро-Фоминский суд просто не смел ослушаться приказа, шедшего из самых недр «Семьи». Убийцы генерала и по сей день разгуливают на свободе.

Всевидящее око

Я уже приводил слова «отца русской полиграфии» Юрия Холодного, с которым мне довелось беседовать несколько лет назад в бытность его службы в ФСБ. Там он возглавлял профильную лабораторию в Институте криминалистики. А вообще был первым «курсантом», кого шеф КГБ СССР Юрий Андропов в 1975 году зачислил в совсекретную группу по изучению психофизиологических исследований и полиграфа.

В 2005 г. с помощью Ю.Холодного был подготовлен окончательный вариант закона о применении полиграфа, душой и мотором которого он и выступал.

Повторю слова Юрия Ивановича:

— При опросе с использованием полиграфа специалисты исследуют память испытуемого. Вы, например, можете не помнить деталей свадебного платья своей невесты, но то, что вы женаты (или были женаты) — будете помнить всегда. Точно так всегда откладывается в нашей памяти любая жизненно важная информация — «убивал — не убивал», «украл — не украл», «принимал наркотики или нет» и так далее. Хотел бы человек что-либо забыть из своей прошлой жизни, да не дано. В этом кроется сила опросов с использованием полиграфа. При тестировании организм реагирует на задаваемые вопросы рефлекторно, а датчики лишь фиксируют наличие или отсутствие реакций. Опытный специалист «читает» их и делает вывод, пытался ли опрашиваемый скрыть что-либо или нет. Поэтому сам специалист, а не прибор выступает в роли «детектора лжи». По данным Американской ассоциации полиграфологов, вероятность результатов опросов 90-96%, по уголовным делам ошибка менее 1%. Если профессионал ведет тестирование без спешки и строго соблюдает все требования технологии, у опрашиваемого лица практически нет шансов скрыть жизненно важную для него информацию…

Однако в России, в отличие от большинства стран Европы и США, до сих пор нет закона об использовании полиграфа. Так что все подобного рода частные проверки находятся вне закона. Как кадровые, так и служебные при внутренних расследованиях хищений на фирмах («детектор лжи» применяется у нас с 1992 г. по закону об оперативно-розыскной деятельности», но в специфических целях).

Так что за всей шумихой вокруг тестирование на правду пресс-секретаря Васильевой умело скрывается тот факт, то эта проверка не имеет никакого доказательного значения. К тому же проведена не по процессуальному предписанию, скажем, судьи или следователя, а по инициативе сочувствующей ей правозащитной организации. Что вообще делает ее юридически ничтожной.

Похоронили в нафталине

Предвижу вопрос: а где же за закон «О применении полиграфа в Российской Федерации»? Почему до сих пор не принят?

Этот вопрос не ко мне. Еще в сентябре 2008 г. первый зампред комитета Госдумы по безопасности Гришанков заявил журналистом о том, что законопроект направлен на отзыв в «Белый дом».

— Сразу после того, как его одобрят в правительстве, я буду готов поставить под ним подпись и внести в нижнюю палату. Думаю, это произойдет во второй половине октября…

Прошло почти два с половиной года и… тишина. Где закон? Да похоронили его правительственные чиновники в нафталине. Какая из этого теперь тайна?

Почему похоронили — тоже никакой тайны. Боятся, видимо, что наступит время, когда их самих могут посадить на «иглу» всевидящего прибора. И тогда откроются все их секреты, которые они сегодня так тщательно скрывают.

Теперь к главному. 1 марта вступил в действие закон «О полиции». В его ст. 35 записано: «Граждане Российской Федерации, поступающие на службу в полицию, проходят психофизиологические исследования, тестирование на алкогольную, наркотическую и иную токсическую зависимость в порядке, определяемом федеральным органом исполнительной власти в сфере внутренних дел».

 Но федерального закона-то, как видим, нет. Да и нет у МВД такого и количества приборов, чтобы от Москвы до самых окраин охватить проверкой каждого претендента на пистолет и бляху. И денег на эти штуковины Минфин даже не обещает.

Значит и аттестовывать новых полицаев будут по-прежнему «на глазок», причем те самые их начальники, которых самих бы не худо проверять на причастность к коррупции. Ибо мы всегда должны помнить, что по всем оценкам, МВД у нас — самое коррумпированное министерство.

Так что практически все его взяточники останутся на месте. Ибо кардинально чистить систему, на мой взгляд, не хочет, прежде всего, сам министр Нургалиев.

Как известно, в ночь с 4 на 5 ноября бандой Цапка в станице Кущевская были зверски убиты 12 человек, не пощадили даже детей. Идет следствие. Президент Медведев тут же уволил начальника ГУВД Краснодарского края Кучерука, в сущности, обвинив подчиненную ему милицию в сращивании с криминалом.

А совсем недавно г-н Нургалиев демонстративно и принародно награждает уволенного медалью «За заслуги в управленческой деятельности» II степени.

Станица Кущевская негодует, возмущению населения края нет предела. А для нас это наглядный пример того, что с переименованием милиции в полицию в МВД ровным счетом ничего не меняется. Судя по всему, все высокопоставленные взяточники и «крышеватели» банд и преступных сообществ останутся на своих местах.

Рейтинг 2.40 из 5
Рубрика: Главная тема
Все поля обязательны для заполнения

Оставить комментарий


Оставить комментарий Очистить