Советское ядерное оружие: эхо первого взрыва

Автор: Сергей БРЕЗКУН (КРЕМЛЁВ)   18.08.2009   Рейтинг: 3,0  

29 августа 2009 года исполняется 60 лет со дня успешного испытания советской атомной бомбы РДС-1. В 7 часов утра по местному и в 4 по московскому времени в Казахстане на Семипалатинском полигоне (тогда он назывался учебным полигоном № 2 Министерства Вооружённых Сил СССР) был подорван ядерный заряд мощностью до 20 килотонн.

В этот день мы будем отмечать не просто шестидесятилетний юбилей первого испытания отечественного ядерного оружия. Тогда, в 1949-м, был заложен фундамент надмогильного памятника всем идеям и поползновениям внешней агрессии против Российского государства. Понадобилось ещё почти два десятка лет для того, чтобы гарантированно исключить вероятность развязывания войны против России любой страной или группой стран, но уже эхо первого взрыва на Семипалатинском полигоне создало на Западе понимание того, что Россию не взять теперь даже ядерным шантажом.

В период своей ядерной монополии Соединённые Штаты разработали несколько нарастающих по масштабам планов превентивных ядерных ударов по Советскому Союзу. Причём первые планы атомных бомбардировок относятся к концу 1945 года, когда до первого советского ядерного взрыва оставалось около четырёх лет, и мы никак не могли угрожать территории США.

Вот неполный перечень американских планов ядерной атаки на СССР только в конце 40-х годов: «Пинчер» (июнь 1946 г.); «Бройлер» (март 1948 г.); «Сиззл» (декабрь 1948 г.); «Троян» (январь 1949 г.); «Шейкдаун» (октябрь 1949 г.); «Дропшот» (применение 300 ядерных авиабомб по 200 городам в 1949 году).

Появление у Советского Союза собственного ядерного оружия (ЯО) подрывало готовность Америки осуществлять подобные планы. Однако это не означало, что США немедленно отказались от силовой политики по отношению к нашей стране. Напротив, планы расширялись, в 50-е годы Америка инициировала крупнейшую гонку ядерных вооружений, и к 80-м годам ХХ века планы Стратегического авиационного командования США предполагали атомный удар уже по десяткам тысяч целей на территории СССР. Однако факт остаётся фактом: впервые в мировой военно-политической практике самое могучее средство разрушения ни разу не было использовано ядерными державами друг против друга реально. Несколько поколений ЯО «отвоевало» лишь на столах генштабистов и в недрах компьютерных комплексов. Глобальный мир впервые стал не мечтой, а повседневной чертой общественной жизни человечества. Вот главный итог 60-летнего мирового политического процесса, характер которому был задан успешным испытанием РДС-1.

Исследования по отечественному ЯО велись ещё во время войны, но ускорились с 1945 г. Постановлением Государственного Комитета Обороны от 20 августа 1945 г. был образован Специальный комитет для реализации Уранового проекта. Возглавил его Л.П. Берия.

Сейчас приходится сталкиваться с мнением о том, что основную роль в атомных работах сыграла разведка, что советская атомная эпопея более смахивает на детектив, чем является насыщенной, самобытной страницей в истории мировой науки и техники. Что ж, советская разведка действительно сделала немало, но для конечного успеха требовалось много больше: комплексные коллективы, усилия гениальных ученых, пионерские научные технологии и исследовательские установки, организация новых производств и новых отраслей экономики.

В исходной же точке проекта нужна была компетентная комплексная государственная политика во всех сферах жизни общества. И такую политику Советский Союз в период решения урановой проблемы имела!

Что же до чисто ядерных задач, то для предметности разговора достаточно вспомнить хотя бы некоторые из них – те, которыми было занято КБ-11, образованное для проведения непосредственных научных, конструкторских и исследовательских работ по атомной бомбе. Дислоцированное в маленьком поселке Саров, затерявшемся в заповедных лесах на границе тогдашней Арзамасской области и Мордовии, КБ-11 стало известно позднее, как «Арзамас-16». Так вот, чтобы обеспечить успех 29 августа 1949 года, в лабораториях КБ-11:

– исследовались и отрабатывались фокусирующие системы ядерного заряда, позволяющие обеспечить строго симметричное сферическое обжатие центрального плутониевого ядра;

– создавались скоростные фоторегистраторы;

– исследовались вопросы детонации взрывчатых веществ и уравнения состояния вещества при сверхвысоких давлениях;

– проводились пионерские для мировой и отечественной науки работы по скоростным рентгенографическим исследованиям и измерениям сжатия моделей плутониевого заряда;

– разрабатывался один из важнейших элементов атомной бомбы – нейтронный запал.

Не была копией и сама конструкция бомбы и её ядерного заряда – над этой проблемой несколько лет работали блестящие, опытные конструкторы, за плечами которых была напряжённая работа над различными системами вооружений в годы войны, как, например, у конструкторов танковых дизелей В.Ф. Гречишникова и Д.А. Фишмана.

И всё выше перечисленное – лишь часть того, что было сделано за считанные годы только в КБ-11. А вообще в Урановом проекте героические творческие усилия совершали сотни высоко талантливых теоретиков, экспериментаторов, инженеров, рядом с которыми работали тысячи квалифицированных их коллег, включая тех, кто обеспечил получение первых советских оружейных делящихся материалов. При этом подвиг «наработчиков» урана-235 и плутония надо числить по особой шкале…

Те годы – это не только первая Бомба, но и новые взаимоотношения науки и инженерной работы, производства и административного управления. Значение этого процесса для будущего, для всего народного хозяйства было, возможно, не менее важным, чем непосредственно военно-политический результат оружейной работы.

Взрыв на полигоне под Семипалатинском стал венцом этих усилий. Начальный этап атомной истории СССР завершился. Впереди открывалась новая эпоха, но уже первые успехи стали эффективным фактором сдерживания агрессии. Сегодня мы знаем, что все эти десятилетия отечественные ядерные оружейники работали, фактически, не на войну, а на мир, на создание и укрепление его надёжных материальных гарантий. Увы, при всей, казалось бы, очевидности этого вывода, его снова приходится повторять сегодня, когда влиятельные силы за рубежом и внутри страны пытаются обесценить значение мощных ядерных вооружений России для обеспечения глобального мира.

Гонка ядерных вооружений 70-80-х годов носила черты избыточности, но вряд ли по вине СССР. В военно-политическом отношении результатом такой гонки стало то ядерное равновесие, которое устранило угрозу развязывания ядерного конфликта. В то же время лишь мощный рост ядерного арсенала СССР заставил США задуматься о необходимости ограничения и сокращения ядерных вооружений. Сегодня Вашингтон вновь говорит о том же, но причина здесь уже иная – стремление за счёт неравноправных договорённостей добиться дальнейшего ослабления ядерной мощи России. А ведь процесс разумной оптимизации ядерных арсеналов возможен лишь при сохранении ранее достигнутого военно-политического системного равновесия.

Вряд ли можно сомневаться, что ближайшие годы внесут в ситуацию в мировом и российском обществе резкие изменения. Но один приоритет мы обязаны отстаивать непременно – при любом развитии событий в мире сохранить глобальный мир и исключить военные конфликты между основными субъектами мирового политического процесса. Без могучего ядерного оружия России это просто невозможно!

Здоровые общественные силы России – убеждённые сторонники мирного решения всех спорных вопросов. Однако политические шаги великих и не очень великих западных держав не отмечены сегодня печатью зрелости и взвешенности. Поэтому ядерное сдерживание возможной агрессии является единственным средством обеспечения глобальной стабильности и исключения силового давления на Россию.

Напомню, что в таком основополагающем документе, как «Стратегия национальной безопасности США в следующем столетии», подчёркивается: «Наш ядерный потенциал является наиболее наглядным свидетельством, что военные возможности США могут быть использованы для сдерживания агрессии». Так что все разоруженческие заявления Барака Обамы остаются пропагандистской «пустышкой»: Соединённые Штаты никогда не пойдут на реальное ослабление своего ядерного статуса!

России – ни как объекту, ни как субъекту мировой политики – не нужна глобализация по-американски. Она – единственное крупное государство, обладающее комплексным потенциалом самодостаточности, и при этом природные ресурсы делают её привлекательным объектом для сырьевой эксплуатации. Парировать такие угрозы и намерения можно лишь военной мощью, которая надёжно пресекает агрессивные намерения. Обычные Вооруженные Силы РФ сейчас ослаблены. Поэтому обеспечение суверенитета, военной безопасности РФ и её жизненно важных интересов – без ущерба для безопасности других стран и всеобщей безопасности – возможно лишь при приоритетной роли ядерных вооружений Российской Федерации. Ядерное оружие РФ имеет уникальные, свойственные лишь ему оборонные качества, и безопасность нашей страны зависит в военно-политическом отношении от того, насколько внешний мир будет и в будущем убежден в высоких сдерживающих качествах российского ЯО.

Рейтинг 3.00 из 5
Рубрика: Главная тема
Все поля обязательны для заполнения

Оставить комментарий


Оставить комментарий Очистить