Не даром лечимся

Автор: Администратор   26.10.2016   Рейтинг: 4,0  

Минздрав России предлагает ускорить замещение бесплатной медицинской помощи платной

Многочисленные жалобы пациентов на недоступность и низкое качество медицинской помощи подвигли медицинское ведомство искать выход из непростой ситуации. При этом чиновники не хотят признать, что оказание медицинской помощи во многом осложнили реформы, а точнее бездумная оптимизация, которая привела к сокращению врачей и больничных коек.

Своей очереди на УЗИ и другие обязательные исследования, без которых врач не может поставить точный диагноз и назначить правильное лечение, приходится ждать неделями или записываться на платный прием в те же, бюджетные, клиники. Минздрав об этом знает и предлагает при бюджетных медицинских учреждениях создавать… дочерние компании, внося в их капитал высвобождаемые в ходе реформы помещения. «Дочки» больниц и поликлиник смогут зарабатывать учредителям прибыль на оказании платных услуг, что должно поправить их финансовое положение. Но не все так просто. И не случайно обсуждение темы по государственно-частному партнерству (ГЧП) на заседании координационного совета Министерства здравоохранения РФ вызвало жаркие споры.

Заместитель министра здравоохранения РФ Сергей Краевой не видит ничего плохого в том, чтобы ГЧП было построено на использовании недвижимого имущества, которое сейчас «как раз и высвобождается в связи с изменением технологии оказания медицинской помощи, и могло бы стать вкладом в капитал дочерних обществ при госучреждениях». «Стоит здание – два этажа мы используем, третий нет. Продать его не можем, перестроить – нет средств, а охранять и отапливать приходится», – возмущался чиновник, стараясь убедить участников дискуссии, что привлечение инвестиций через создание «дочек» в медицине будет проходить быстрее, чем в других видах государственно-частного партнерства. И ничего страшного, по словам Краевого, не произойдет, потому что «государственное медучреждение будет контролировать работу созданного общества и одновременно получит частные инвестиции для выполнения функций по программе госгарантий в здравоохранении».

Но тут возникает вопрос: будут ли «дочки» федеральных медучреждений чисто коммерческими или все же их заставят оказывать и бесплатные услуги в рамках обязательной медпомощи? С этим чиновники от медицины пока не определились.

В Росимуществе к идее Минздрава отнеслись настороженно и посоветовали невостребованные активы продавать. В Минэкономразвития засомневались в необходимости «плодить такие квазигосударственные сущности», как дочерние предприятия. В Минпромторге, наоборот, поддержали предложение Минздрава, рассудив, что непрофильные активы могут стать интересным инструментом для бизнеса.

Все зависит от того, кто на самом деле будет заправлять процессом – государство или бизнес. Стоит ли отдавать бизнесу помещения только для того, чтобы рассчитаться за коммунальные услуги?

После оптимизации мест в больницах и районных поликлиниках и так не хватает, повсюду огромные очереди. В одном кабинете ютятся по несколько врачей, отгородившись друг от друга тонкими ширмами. Почему бы не добавить им места за счет пустующих площадей, которые собираются отдавать бизнесу?

Ускоренный перевод лечебных заведений на коммерческую основу может не улучшить, а, наоборот, осложнить ситуацию в медицине. Не получится ли так, что придешь в дочернее предприятие к стоматологу поставить пломбу, а в итоге получишь пломбировку не кариеса, а зубных каналов, что значительно дороже и в перспективе ведет к еще более дорогому лечению – протезированию? А потом на консультации у другого стоматолога, государственной клиники, принимающего этажом ниже, выяснится, что зуб можно было спасти и без столь радикальных мер и за гораздо меньшую плату.

Коммерческий диагноз

Ни для кого не секрет, что с появлением коммерческий медицины в России, как и за рубежом, процветает «индустрия болезней». У медиков даже появилось специальное определение – «коммерческий диагноз», который ставится умышленно или неосознанно, ведет к длительному и необоснованному обследованию и лечению и больно бьет по карману пациента. Коммерческие диагнозы чаще всего ставят там, где можно применять дорогостоящее обследование и длительное дорогостоящее лечение. Обычный пациент не может проверить самостоятельно, есть у него то или иное заболевание или нет, но ему внушат, что если он не пройдет необходимое лечение, то это может привести к необратимым последствиям.

Частная медицина, как считает президент Лиги защитников пациентов Александр Саверский, – это, прежде всего, бизнес, и, к сожалению, некоторые клиники ставят получение прибыли выше всех остальных задач. И дело не только в корысти отдельных докторов, а в системе в целом: у нас большие налоги на бизнес. Чтобы выжить, нужно платить чиновникам, проверяющим инстанциям и т. д. Эти траты, в конечном счете, достаются из кармана пациента.

Не станут ли «дочерние» предприятия при государственных клиниках еще одним средством для выкачивания денег с населения?

Только если раньше дополнительные, то есть платные, услуги, оказываемые в обычных поликлиниках, шли на покрытие затрат медицинских госучреждений, то теперь они будут кормить ушлых частников. На практике появление понятия «дополнительные услуги» привело к тому, что в него стали включать любые виды помощи, ущемляя конституционное право граждан на бесплатную медицинскую помощь.

Из-за нехватки денег Минздрав, понятно, хочет как можно скорее узаконить в городских поликлиниках коммерческую медицину, которая в последнее время и так стремительно вытесняет бесплатную. Еще в прошлом году Счетная палата обратила внимание на то, что возможности бесплатно лечиться в России ежегодно сокращаются. Так, например, за один 2014 год объем платных медицинских услуг вырос сразу на 24,2 процента.

К аналогичным выводам пришли и эксперты Фонда независимого мониторинга «Здоровье». Оптимизация государственных больниц и поликлиник, сокращение численности врачей и среднего медперсонала, по их мнению, ведут к замещению бесплатной медпомощи платной. Чаще всего пациенты недовольны нехваткой врачей, платными или некачественными услугами и проблемами с лекарствами. Немало жалоб на то, что трудно получить помощь по полису обязательного медицинского страхования (ОМС), при том, что за деньги она оказывается оперативно в тех же кабинетах и теми же врачами.

В частные руки

Но стоит ли всему этому удивляться? Ведь в проекте Стратегии развития здравоохранения, обсуждение которого идет с 2014 года, четко прописана коммерческая составляющая отечественной медицины. Пытаясь обойти таким образом право каждого на бесплатную медицинскую помощь, авторы проекта, убеждены в Лиге защитников пациентов, нарушают целый ряд иных норм и по сути разрушают остатки системы здравоохранения.

Задача по развитию государственно-частного партнерства, описанная в Стратегии, приведет к утрате конституционного права на бесплатную помощь.

Ведь в результате изменения организационно-правовой формы ГУ и МУ на ГЧП произойдет рост числа и объемов платных медицинских услуг, в частности, за счет замещения бесплатных (что уже происходит), поскольку главной целью по уставам ГЧП является извлечение прибыли.

Из-за желания ГЧП получать прибыль на болезнях и страхах произойдет общий рост расходов на здравоохранение, ухудшится управляемость отраслью, поскольку появятся сотни, если не тысячи собственников. Таким образом, фактически создается система ручного управления, где с каждой организацией отношения будут регулироваться договором, а не нормативными актами. Частные организации будут в своих интересах, руководствуясь интересами прибыли, решать, как и чем лечить пациентов. Произойдет отток средств из государственного сектора, что еще больше усугубит его положение.

Создание ГЧП, по мнению независимых экспертов, выглядит умышленной, ничем не обоснованной передачей государственной собственности в частные руки.

Самое печальное то, что обсуждение инициативы Минздрава происходит на фоне убыли населения: смертность в России в 2015 году выросла более, чем в трети (31 из 85) регионов РФ. Показатель смертности по стране в целом на 4,8 процента превысил показатель, установленный государственной программой «Развитие здравоохранения» (13,1 при нормативе в 12,5). В частности, как сообщили эксперты Фонда независимого мониторинга «Здоровье», целевые показатели не достигнуты в 61 регионе страны.

Впрочем, Минздрав РФ теперь это мало волнует. Год назад такой нехороший показатель, как «общая смертность населения», вообще исчез из перечня критериев качества и доступности медпомощи в стране. Как такое могло случиться? Ведь на него, собственно, и опирается программа госгарантий оказания гражданам бесплатной медпомощи. Кстати,       этим широко признанным критерием по-прежнему пользуется, в том числе, Всемирная организация здравоохранения.

Чиновники из Минздрава в последнее время публично заявляли о том, что общая смертность «зависит от демографической ситуации» и не может служить критерием качества и доступности медпомощи. Но невозможно не замечать, как из-за нехватки врачей и мест в больницах гибнут люди, которых вполне можно было спасти.

Остановить очередной эксперимент еще можно. Свое слово при обсуждении коммерческой инициативы Минздрава должны сказать не только независимые эксперты, депутаты, залеченные пациенты, но и уставшие от бумажной работы и бесконечных перегрузок врачи.

Пора, наконец, поставить заслон непродуманным решениям. Разрушению государственной медицины нужно противостоять всем миром.

Юрий Алексеев

Специально для «Столетия»
http://www.stoletie.ru/obschestvo/ne_darom_lechimsa_407.htm

Рейтинг 4.00 из 5
Все поля обязательны для заполнения

Оставить комментарий


Оставить комментарий Очистить