Минздрав, за что ты сделал харакири донору?

Автор: Александр ГОЛОВЕНКО   20.02.2013   Рейтинг: 3,3  

«Кровь пришельцев»
С 21 января вступил в силу состряпанный в недрах Минздрава закон, который практически всем категориям доноров отменил денежные компенсации.
Если до этого наш добровольный энтузиаст получал несколько сотен рублей вплоть до тысячи и поболее, то теперь ему будут предлагать невразумительный сухой паек.
В Москве, невской столице, многих крупных промышленных центрах на станциях переливания сразу сократилось число датчиков крови. Узнав, что им вместо денег отныне будут давать «кофе с булочкой», обиженные люди уходят. Медики в один голос забили тревогу: тотальный дефицит донорской крови еще больше усилится.
х  х  х
— Александр Михайлович, вы не могли бы придти к нам снова дать кровь? – попросил знакомый женский голос на том конце провода.
— Да ведь я недавно сдавал. Двух же месяцев не прошло.
— Ну, пожалуйста… У одной женщины острое кровотечение. Она может погибнуть.
Работал я тогда после армии электриком в СУ-7 треста «Качканаррудстрой». Понятно, что начальник отдела главного механика отпустил меня без всяких разговоров, и я отправился в больницу.
В другой раз моя кровь потребовалась 15-летней девочке, у которой кровотечение открылось после… искусственного прерывания беременности. Увы, это давно не редкость. В третий раз – то ли снова роженице, то ли прооперированной женщине. Вот так я и спасал представительниц прекрасного пола и других нуждающихся своей редкой кровью.
Впервые я стал донором на воинской службе в Калининграде. Когда небольшая группа матросов нашего телеграфно-телефонного батальона по предложению командира поехала на станцию переливания, можно сказать, из любопытства, забавы ради. Медсестер посмотреть, себя показать.
Тут-то мне и сказали, что у меня редчайший отрицательный резус-фактор, группа 0 (I) (универсальная). Это будто самая чистая кровь на земле. Всем людям в мире можно ее переливать, но нам нельзя ничего, кроме своего типа. Таких уникумов на планете, по подсчетам, процентов 10-15, в зависимости от места проживания. У остальных — резус положительный.
— Вашу группу еще называют «кровью пришельцев», — пошутил трансфузиолог и при этом советовал «не заморачиваться».
Рукотворный дефицит
Но «заморачиваться» пришлось. После армии меня находили врачи нашей горбольницы и просили помочь. То для экстренного переливания старшекласснице, попавшей «в трудную жизненную ситуацию». То будущей маме, у которой обнаружился резус-конфликт с плодом, и нужно срочное внутриутробное переливание…
Давал с ребятами свой «эликсир жизни» и в студенческие годы, и в редакциях в «дни донора».
А в 2005-м году сам неожиданно загремел в нашу подмосковную больницу. И мой лечащий врач так напутствовал перед отправкой в операционную: «Хорошо, что вам нет 70 лет. Поэтому будем надеяться, что московские станции переливания нам не откажут». Мороз по коже — а если откажут?
То есть мой спаситель прямо дал понять: из-за жесточайшего дефицита отрицательного резуса врачам приходится отказывать старикам в экстренных и плановых операциях. И жестокая эта логика тоже «понятна»: те свое пожили, а молодежь надо спасать.
А в операционной анестезиолог по-своему «успокоил»: «Только что звонил шофер нашей «скорой». Собирает кровь для вас по всей Москве, но пока стоит в «пробке»…
И пока врачи бились за мою жизнь, «плакали сестры, как дети, ланцет у хирурга дрожал», мои родные и соседи давали в больнице свой положительный резус — на обмен. Это сегодня железное правило.
Сегодня мало кто знает, что в годы «нефтяного изобилия» число доноров в стране сократилось с 4 миллионов до 1,8 млн. Сегодня у нас в среднем — 10-13 добровольцев на 1000 человек. В Европе — 40, а в США — 60! Однако Америка, в отличие от России, никогда не вела войн на своей территории.
Никто до сих пор не сказал, сколько тонн «эликсира жизни» потребовали две чеченские войны и каждодневно «выпивают» взрывы, теракты, катастрофы, пожарища, которые сотрясают страну свыше 10 лет.
Трагедия в «Хромой лошади» еще раз показала неготовность отечественной медицины к подобным катастрофам. Ожоговым больным кровь для переливания нужна ежедневно. Не говоря уже про наших несчастных больных раком детей.
Именно онкологически больные люди, подчеркивают специалисты, нуждаются в донорской крови острее всего. Рак — страшная трагедия. Но если недавно этот диагноз был фактически приговором, то сейчас все больше и больше опухолей поддаются терапии. Современное лечение предполагает убийство опухолевых клеток. Однако при этом на какое-то время останавливается и нормальное кроветворение. Именно в этот период пациенту необходима поддерживающая терапия компонентами донорской крови, в частности, эритроцитами и тромбоцитами. А им замены нет, и в ближайшее время даже теоретически не предвидится.
Подлости Минздрава
Надо ли говорить, что в СССР доноры пользовались особым уважением? Два дня к отпуску — само собой. Человек, сдавший кровь 25 раз, получал звание Почетный донор. Оно давало целый набор привилегий, которые, кстати, назывались правами. В частности, право на 50-процентную скидку по квартплате и лекарствам, путевки в санатории с чувствительной скидкой, бесплатный проезд в общественном транспорте, льготы при протезировании зубов и т.п.
Поэтому огромная страна не испытывала никакого дефицита добровольческой крови, которая идет, кроме прочего, для производства лекарств.
Платное донорство в постсоветской России появилось в начале 90-х годов. И не только как следствие на шокотерапию и тотальное обнищание людей. Но и как бросок в страны в «бандитский капитализм», когда все советские идеалы подверглись поруганию и все стало мериться деньгами.
Настоящим фугасом для донорского движения постсоветской России назвали медики людоедский 122-й закон о «монетизации» 2004 года, который отобрал у Почетных доноров их льготы, заменив разовой неравноценной денежной компенсацией в конце года.
Тогда Минздрав ввел буквально драконовские нормы для получения почетного звания: не 25 безвозмездных кроведач, как в СССР, а 60 — на плазму, и 40 – на эритроциты. Словом, штатные кадры кровно обидели, а у новичков пропал стимул «рыпаться».
И вот — второй удар, который, по мнению специалистов, словно  призван добить донорское движение. Как можно диктовать свою чиновничью волю в этом деликатном деле, требующем индивидуального подхода и такта?
Как заявил журналистам заместитель мэра Москвы по соцразвитию Леонид Печатников, до 20 января за счет платного донорства больницы города получали примерно половину цельной крови, 94% плазмы крови и почти 100% тромбоцитов. Бесплатное донорство не обеспечивает и половины потребностей 10-миллионного мегаполиса…
Минздрав, за что ты сделал харакири донору? Они-то обойдутся без твоих копеек, а вот многие больные без донорской крови рискуют не выжить.
Беседую со знакомым врачом, и он дает свою версию очередной диверсии Минздрава, узаконенной Госдумой. Дескать, спрос все равно будет рождать предложение. Уже сейчас существует «черный рынок» донорской крови, которую для той же Москвы закупают на периферии. Часто у совсем сомнительного вида лиц.
Так что все идет к тому, что этот «черный рынок» легализуют. Появятся вполне респектабельные «Институты переливания», находящиеся в… частной собственности. И просто они будут продавать кровь для операций. Заплатите — выживут ваш дедушка или бабушка, не заплатите — пеняйте на себя.
Ну а как, спросите, статья 41 Конституции Российской Федерации, которая гласит: «Медицинская помощь в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения оказывается гражданам бесплатно за счет средств соответствующего бюджета, страховых взносов, других поступлений»?
А так, отвечу, что на эту статью давно уже никто не смотрит… В том числе и уважаемый председатель Конституционного суда.

P.S Тем временем московские власти заявили, что бескорыстное донорство не покрывают всех потребности столицы. Поэтому в самые кратчайшие сроки будут предприняты меры как для возвращения энтузиастам платы за сданную кровь, так и поддержки безвозмездных доноров.
А КАК У НИХ?..
* По заявлению Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), ежегодно на планете доноры сдают свыше 36 тысяч литров крови. Но только 8 из 10 нуждающихся в мире могут получить безопасную донорскую помощь. В России переливания крови ежегодно нужны полутора миллионам человек.
* Для миллионов граждан ЕС донорство является гражданским долгом и стилем жизни. Европейцы не считают его героизмом. «Это также естественно, – говорят они, – как чистить зубы и переходить дорогу на зеленый свет».
* В Италии быть донором чрезвычайно престижно и среди взрослых, и у студенческой молодежи. В день совершеннолетия, кроме поздравления с днем рождения, юноша или девушка получает от муниципального отделения AVIS приглашение посетить донорский пункт. Молодые люди специально заранее проходят обследование, чтобы впервые сдать кровь именно в день 18-летия. Для них в этот день стать донором – значит стать взрослым.
* Во Франции власти также всячески поддерживают престиж донорства. Например, почетный донор имеет исключительное право парковать свою машину рядом с машиной президента. Здесь и в других странах ЕС при приеме на работу предпочтение отдается тому, кто имеет карточку донора.
* В России донор – самый нежелательный работник на производстве. Работодатель находит сотни причин, чтобы не отпускать его в рабочее время на выполнение своей гуманной миссии. Ушел самовольно – прогул. При предоставлении справки о даче крови, хозяин всеми правдами и неправдами отказывается ее оплачивать или предоставлять отгул.

Рейтинг 3.33 из 5
Все поля обязательны для заполнения

Оставить комментарий


Оставить комментарий Очистить