Правда, которая хуже лжи

Автор: Владимир СМЫК   13.11.2015   Рейтинг: 4,3  

«Женщина на войне – противоестественное, античеловечное соединение». Этот сомнительный афоризм напечатан в издаваемом в Боровске «Приходском вестнике» от имени редакции.  Оставим его русский язык на совести автора этой многотиражной газеты-толстушки с полосами, выполненными в цвете, но зададимся вопросом:  сто женщин Героев Советского Союза и полных кавалеров Ордена Славы (среди них  командир авиационной дивизии дальнего действия Валентина Гризодубова, знаменитый снайпер Нина Петрова, ее однофамилица — погибшая смертью храбрых медсестра Галина Петрова, казненные фашистами после зверских пыток партизанки Зоя Космодемьянская и Лиза Чайкина, замученные в застенках Гестапо подпольщицы Ульяна Громова и Любовь Шевцова) – они  разве не прославили себя и нашу страну? Разве соединенная в их сердцах любовь к Родине и жажда подвига, — противоестественна и античеловечна?

Женщина на войне – вовсе не какая-то советская специфика или исключительная особенность войны с гитлеровской Германией. Возьмем Отечественную войну  1812 года: кто не знает имен лихого гусара Надежды Дуровой и наводившей страх на французов старостихи Василисы? Возьмем Крымскую войну. Медаль «За оборону Севастополя» получили сестры милосердия члены Крестовоздвиженской обители Бакунина, Карцева, Стахович, Хитрово. Из 120 сестёр, которые работали в осаждённом Севастополе, 17 погибли при исполнении служебных обязанностей. Вернемся к Великой Отечественной войне. Разве смогли бы мы одолеть врага, если бы медсестры под огнем не выносили раненых, не оказывали им первую помощь, не доставляли их в лазареты, если бы более 100 тысяч женщин медицинских работников не спасли жизнь миллионам советских солдат и офицеров?

Можно было бы приведенную выше сомнительную фразу опустить, посчитать случайной оговоркой, вовсе не отражающей позицию редакции, когда бы не ряд публикаций в газете. В статье «Кто они, предатели родины из Боровицкого района?» В.Овчинников без обиняков заявляет: «Предатель — государство, и оно предавало свой народ, творило геноцид». Значит, не Гитлер и Гиммлер проводили геноцид русских, украинцев и белорусов, очищая жизненное пространство для Великой Германии, а Сталин, возглавивший борьбу с нацистской Германией? Странно читать такое в год, когда страна отмечает семидесятую годовщину Великой Победы.

Дальше — больше. Газета преподнесла праздничный «подарок» читателю, под заголовком «Правда о войне», из номера в номер публикуя отрывки из книги Светланы Алексиевич «У войны неженское лицо», причем именно те, которые в свое время не пропустила советская цензура.

Читая этот материал, открываешь для себя две вещи. Первое открытие состоит в том, что ты понимаешь, почему этой белоруской писательнице дали в нынешнем году нобелевскую премию. И раньше «нобелевку» давали по конъюнктурным или политическим соображениям, но все же это была литература: Александру Солженицыну, Иосифу Бродскому, Борису Пастернаку, а тем более Иван Бунину в таланте не откажешь. Но в случае с Алексиевич, Нобелевский комитет уронил авторитет самой престижной литературной премии ниже плинтуса: написанная 32 года назад книга изначально не претендовала на то, чтобы быть произведением художественной литературы. Это чисто журналистская работа, хотя слово «чисто», если говорить о её содержании, неуместно: здесь собраны интервью с участницами и участниками войны, причём поданные однобоко и тенденциозно. Автора интересовали  негативные —  грязные – факты:  под видом правды о войне читателю выдаётся «жареное», в котором не всегда отличишь,  что есть правда, а что – плод мрачной фантазии журналистки. Красноармейцы и партизаны показаны так, чтобы вызвать ужас у читателей, будто это не книга советского автора, а стряпня геббельсовской пропаганды, цель которой убедить своих солдат ни за что и никогда не сдаваться русским:

«Мы брали пленных, приводили в отряд…Их не расстреливали, слишком легкая смерть для них, мы закалывали их, как свиней, шомполами, резали по кусочкам. Я ходила на это смотреть. Ждала! Долго ждала того момента, когда от боли у  них начнут лопаться глаза».

Алексиевич сделали нобелевским лауреатом за подобные ужастики именно в нынешнем году, потому что ее написанная много лет назад книга дождалась своего часа: сегодня она удачно вписывается в гигантскую пропагандистскую компанию, которую проводят русофобы Северной Америки и Западной Европы против нашей страны и ее народа. «Смотрите, — говорят они своему обывателю, — все что мы говорим вам о русских дикарях — сущая правда. Их женщины – развратницы и детоубийцы, мужчины — садисты и насильники». Все это Алексиевич иллюстрирует эпизодами, которые и в светской печати приводить неловко, а уж в церковной-то газете…

Что показательно: присуждение белоруской журналистке Нобелевской премии последовало буквально через две недели после публикации скандального материала BBС «Изнасилование Берлина: неизвестная история войны», в которой повторяется родившийся в годы перестройки избитый миф о двух миллионах немецких женщин, якобы изнасилованных красноармейцами. Цель грязной публикации — превратить гитлеровскую Германию в жертву, а СССР, спасшего Европу от коричневой чумы – в преступника.  Здесь уместно привести приказ Сталина от 19 января 1945 года: «Офицеры и красноармейцы! Мы идём в страну противника. Каждой должен хранить самообладание, каждый должен быть храбрым… Оставшееся население на завоеванных областях, независимо от того немец ли, чех ли, поляк ли, не должно подвергаться насилию. Виновные будут наказаны по законам военного времени. На завоеванной территории не позволяется половые связи с женским полом. За насилие и изнасилования будут виновные расстреляны».  Были расстрелянные за изнасилования? Да, были: СМЕРШ свою работу знал туго. Много ли было насильников среди воинов Красной Армии? Вот выдержка из доклада военного прокурора 1-го белорусского фронта «О противоправных действиях в отношении гражданского населения на период с 22 апреля по 5 мая 1945 года»: «По семи армиям фронта зафиксировано 124 преступления из них 72 изнасилования». 1-й белорусский фронт в конце войны насчитывал 908.500 бойцов…

Вторую вещь, которую начинаешь понимать, читая «Правду о войне»: какое же это было великое благо – цензура! Алексиевич приводит высказывания цензора, который не пропускал подобные эпизоды в книгу — а их множество, – и они производят на читателя впечатление, обратное тому, на которое рассчитывает автор. Цензор, в отличие от автора, был государственник, осознававший величие подвига советской женщины в годы Великой Отечественной войны: «Вы смеётесь над теми, кто в братских могилах… Вы унижаете женщину примитивным натурализмом. Женщину-героиню. Делаете ее… самкой. А они у нас святые». Вот бы церковной газете присоединиться к этой характеристике. Но она в поисках острых материалов пошла, как говорится, вразнос, искажая в юбилейный год представление своих читателей о минувшей войне.

Один из персонажей комедии Грибоедова «Горе от ума» говорит другому: «Я правду о тебе порасскажу такую, что хуже всякой лжи». Публикации в «Церковном вестнике» — случай именно такой правды.

Рейтинг 4.33 из 5
Все поля обязательны для заполнения

Оставить комментарий


Оставить комментарий Очистить