Гурия МУРКЛИНСКАЯ. Бандиты-«правозащитники», или Когда пахнет падалью…

Автор: Администратор   30.08.2008   Рейтинг: 3,0  

Провал кровавой военной авантюры в Южной Осетии – это чудовищный по силе отдачи удар по США, НАТО и их международной репутации. Мир, в котором до югоосетинской войны отсутствовал второй полюс, был, казалось, обречен на поглощение северо-атлантическим монстром. Вооруженное вторжение в Южную Осетию стало последней чертой, отступить за которую для России значило то же, что отдать Кавказ немцам в годы Великой Отечественной войны. И Россия дала отпор.

Сегодня важно знать, чьими руками орудуют поджигатели новой войны на Кавказе.

Вот, например, Freedom House – организация, которая специализируется на подготовке «цветных революций» по всему миру и руководит которой бывший директор ЦРУ США Джеймс Вулси. В 1999 году Freedom House создала «Американский комитет за мир в Чечне» во главе со Збигневом Бжезинским и бывшим госсекретарем США Александром Хейгом. Суть разработанной ими доктрины — ослабление России путем дестабилизации ее приграничных республик и областей.

Freedom House, как и многие другие «неправительственные» организации, обосновавшиеся в России, финансируется Конгрессом США. В настоящее время американские деньги по линии Freedom House идут в Чечню, Ингушетию, Дагестан, Северную Осетию… Деньги расписываются по статье «защита прав человека, построение гражданского общества и восстановительные работы». Открытое финансирование — лишь верхушка айсберга.

В мае 2008 года, как сообщали дагестанские СМИ, в правительство Республики Дагестан поступило письмо от руководства Freedom House с просьбой помочь руководителю организации «Матери Дагестана» Гюльнаре Рустамовой оформить загранпаспорт для выезда на Парламентскую ассамблею Совета Европы (ПАСЕ) в качестве эксперта.

Чем заинтересовала госпожа Рустамова бывшего директора ЦРУ? Ответ прост: по имеющейся информации, «Матери Дагестана» управляются сотрудниками Freedom House – ветеранами американских спецслужб, специализирующихся на тайной войне с Россией. Через этих «матерей» осуществляется манипуляция общественным мнением, оказывается давление на государственные органы.

Вослед акции Freedom House на имя президента Дагестана поступило письмо от российского правозащитного центра «Мемориал», где выражалась «крайняя обеспокоенность и тревога» за судьбу Рустамовой (в девичестве Бутдаевой) и ее заместителя Светланы Исаевой. Письмо было вызвано обращением Гюльнары Рустамовой к Московской Хельсинкской группе и к «Мемориалу», в котором руководительница «Матерей Дагестана» жаловалась на «произвол и безнаказанность» силовых структур республики в расследовании случаев похищения людей, на преследования и запугивания руководителей организации.

Вероятно, правозащитники из «Мемориала» не знают, кого собрались защищать. Родной брат руководителя «Матерей» Вадим Будтаев состоит в банде боевиков и давно скрывается в лесах, на нем кровь многих сотрудников правоохранительных органов. Его подельники дали показания о том, как он снабжал продуктами питания членов банды в губденских лесах, как готовил взрыв на оживленном перекрестке Махачкалы. В лесах скрывается еще несколько ближайших родственников дагестанской правозащитной дамы, например, ее родная сестра. Долгие годы орудовавший в подполье главарь боевиков Расул Макашарипов, человек, причастный к множеству терактов и заказных убийств, – муж одной из сестер Гюльнары Рустамовой.

Одна из дагестанских газет поведала о «похищении», а затем «освобождении» с помощью местных правозащитников сотрудницы «Матерей» Саиды Алибековой (её брат — активный член бандгруппы, хранивший дома оружие банды). В действительности госпожа Алибекова проникла в опечатанную квартиру, где что-то искала, и была задержана хозяевами квартиры, доставившими ее в районное отделение внутренних дел. Установив личность задержанной, милиционеры ее отпустили.

Случай с Алибековой – один из примеров того, как в Дагестане с помощью СМИ в общественное сознание методично внедряется мысль о том, что любые действия государственных правоохранительных органов (особенно в отношении членов бандподполья и их пособников) — это «похищения», «содержание в
плену», «пытки» и т.п. В ходе следствия по делу брата Саиды Алибековой были получены материалы, в которых фигурировал сын еще одной активистки «Матерей» – Шахрузад Дибировой. В этой семье также имеется четкое распределение ролей: женщины, если не ушли с мужьями в банды, подались в правозащитницы, а мужчины с оружием в руках отрабатывают американские деньги в лесах, организуя взрывы и убивая людей.

Называют и таксу соответствующих журналистских услуг: стоимость опубликованной статьи о «зверствах» правоохранителей – 300 долларов, адвокатам, которых Гюльнара Рустамова нанимает для защиты боевиков в суде, платят по 400. А среди фамилии авторов статей в поддержку «Матерей» и адвокатов, защищающих членов бандподполья в судах, обнаруживаются одни и те же лица.

Москве еще предстоит осознать тот факт, что в условиях нового витка напряженности, открытого югоосетинской войной, опорой прозападных НПО и фондов в северокавказских республиках Российской Федерации выступают семьи, поставляющие одновременно членов банд и «правозащитников». Если кто-то путает бандитов с бескорыстными борцами за веру, то достаточно ознакомиться с их биографиями до ухода «в лес». Как правило, это люди, совершившие преступления, за которые нет прощения: изнасилования, грабежи с убийствами, заказные убийства, наркобизнес.

Члены дагестанского бандподполья и их защитники находят оправдание своим злодеяниям в идеологии, которую называют «исламской», но разработана она на Западе и внедряется западными специалистами.

В лесах Северного Кавказа скрываются не только местные бандиты. Среди «лесных братьев» много инструкторов и боевиков из иностранцев. О нравах этих «воинов Аллаха» свидетельствует история, ставшая известной в этом году жителям Ингушетии. Под видом обучения исламу в лес приводили девочек-малолеток, выдавая их по мусульманскому обряду «замуж» за боевиков. Через неделю-две, а то и на следующий день «женившемуся» моджахеду новая «жена» надоедала, ее «разводили» и тут же выдавали замуж за следующего желающего боевика. И так – по кругу. Потом банда перебазировалась к другим селам, и общаковский гарем снова обновлялся.

Первое время девушки, уведенные в лес и не вернувшиеся в родительские дома, числились как похищенные и фигурировали в списках, предъявлявшихся ингушскими «правозащитниками» на митингах оппозиции. Потом родственникам удалось выяснить, что случилось с их дочерьми и сестрами. Расплата была чисто кавказской: в окрестностях этих сел, сообщают свидетели, еще долго пахло падалью…

Впрочем, падалью пахнут сами люди, которые соглашаются работать на организации вроде Freedom House, «Матери Дагестана» и прочие творения американских спецслужб.

Рейтинг 3.00 из 5
Рубрика: Политика
Все поля обязательны для заполнения

Оставить комментарий


Оставить комментарий Очистить