Быть сильными хочется всем. Удается не каждому

Автор: Юрий РУБЦОВ   01.03.2012   Рейтинг: 4,5  

Экспертным сообществом активно обсуждается статья Владимира Путина «Быть сильными: гарантии национальной безопасности для России». Продолжая обнародование своей предвыборной программы, основной, без сомнения, претендент на пост президента России описал свое видение проблем военного строительства и оборонки.
«Задача состоит в том, – формулирует он, – чтобы, не истощив, а умножив экономические силы страны, создать такую армию, такой ОПК, которые способны обеспечить России суверенитет, уважение партнеров и прочный мир».
Нет сомнений, что общество полностью разделяет и следующие слова: «…Мы никого не должны вводить в искушение своей слабостью. Именно поэтому мы ни при каких условиях не откажемся от потенциала стратегического сдерживания и будем его укреплять». Учитывая современную обстановку в мире, решение задач по созданию современных Вооружённых сил, по комплексному укреплению оборонного потенциала, в самом деле, нельзя откладывать.
Нечего возразить и против такого положения: «Нам необходимы механизмы реагирования не только на уже существующие опасности. Нужно научиться «смотреть за горизонт», оценивать характер угроз на 30-50 лет вперед. Это серьёзная задача, требующая мобилизации возможностей гражданской и военной науки, алгоритмов достоверного, долгосрочного прогноза».
Главный гарант национальной безопасности – силы ядерного сдерживания. Но будут развиваться и другие виды оружия, ударные комплексы нового поколения, в т.ч. высокоточное оружие, которое способно решать задачи, сопоставимые с теми, что сегодня стоят перед силами ядерного сдерживания. В ближайшие годы, говорится в статье, значительно вырастет значение ВМФ, ВВС и воздушно-космической обороны. До 2022 г. в состав ВС войдут более 400 межконтинентальных баллистических ракет наземного и морского базирования, 8 ракетных подводных крейсеров стратегического назначения, около 20 многоцелевых подводных лодок, более 50 боевых надводных кораблей, около 100 космических аппаратов военного назначения.
Кроме того, армия получит более 600 современных самолетов, включая истребители пятого поколения, свыше 1 тыс. вертолетов, 28 полковых комплектов зенитных ракетных систем С-400, 38 дивизионных комплектов зенитно-ракетных комплексов «Витязь», 10 бригадных комплектов ракетного комплекса «Искандер-М». На вооружение также поступит свыше 2,3 тыс. танков, около 2 тыс. самоходных артиллерийских комплексов и орудий и более 17 тыс. автомобилей.
Оснащение войск и сил флота современным вооружением и боевой техникой в первую очередь зависит от ОПК. По причине его отсталости было сорвано несколько государственных программ вооружений, и под аналогичной угрозой, признает кандидат в президенты, находится гособоронзаказ-2020. «Очевидно, – говорится в статье, –  что нам надо провести глубокую ревизию экономической деятельности предприятий ОПК. Здесь много зон неэффективности – огромные, неоправданные расходы, накладные издержки, которые порой исчисляются тысячами процентов». И далее: «У ОПК нет возможности спокойно догонять кого-то, мы должны совершить прорыв, стать ведущими изобретателями и производителями. Обновление ОПК станет локомотивом, который потянет за собой развитие самых разных отраслей…».
Из статьи следует, что В. Путин поддерживает военную реформу именно в том виде, как ее осуществляют руководители Вооруженных сил во главе с министром обороны Анатолием Сердюковым. Впрочем, это ясно и без статьи, поскольку у премьера всегда было достаточно рычагов, чтобы при необходимости вмешаться в действия министерской команды. И вообще-то, вмешаться следовало.
К сожалению, В. Путин предпочел не называть в статье огромных просчетов и ошибок в преобразовании военной организации государства, лишь признав их существование. Однако надо понимать, что его принципиальное отличие от всех других соискателей поста президента состоит в том, что он, Путин, сначала в качестве главы государства, а затем премьер-министра генерировал многие идеи, руководил и контролировал большинство мероприятий военной реформы. Это для остальных кандидатов допустимо лишь давать обещания в случае победы в президентской гонке: сделаю в оборонном строительстве то-то и то-то. От недавнего же президента и нынешнего главы кабинета министров избиратели вправе ждать, что он в своей предвыборной программе не только наметит рубежи, но, прежде всего, отчитается об уже сделанном, самокритично признает ошибочные шаги и упущенные возможности, вскроет их причины.
Однако формулировки причин этих проблем и недостатков, «проблемные точки» идущей реформы, как они названы  в статье – «сбои, «эксцессы исполнителей», слабая информационная работа и отсутствие каналов «обратной связи»,  формальное исполнение директив»  – слишком общи и неконкретны. Они лишь в малой степени отражают коренной недостаток деятельности военных  реформаторов – отсутствие системности в преобразовании Вооруженных сил, действия высших должностных лиц чаще всего по наитию, полное игнорирование исторического опыта и мнения науки. А еще – пренебрежение судьбами десятков тысяч военнослужащих и членов их семей, волею реформаторов оказавшихся не ко двору в армии нового облика.
В литературе можно встретить описание того, как сокращали армию в середине 1920-х годов: роту, а то и батальон сажали утром за скудный стол, давали по краюхе хлеба и кружке воды, потом открывали ворота – и иди на все четыре стороны. Без пайка. Без вещевого довольствия. На своих двоих или, если удастся, на перекладных. Тогда это объяснялось суровым временем, последствиями империалистической и гражданской войны.
Но ведь и в наш гуманистический век военные реформаторы обходятся с людьми немногим лучше. В мизерный срок, в обстановке спешки 200 тыс. офицеров были сокращены. Многие, не имея жилья и в связи с упразднением должности, до сих пор пребывают за штатом. Пример, характерный для предпочитающих импровизацию руководителей Министерства обороны:  70 тыс. офицеров пришлось возвращать в армейский строй, когда убедились, что служить некому. Также импровизируют с наймом и подготовкой к службе контрактников, сержантского состава. Под надуманным предлогом бездеятельности и в целях «предотвращения разворовывания имущества» ликвидирован институт прапорщиков и мичманов – а это еще почти 150 тыс. человек.
Несмотря на постоянно возрастающие объемы средств, выделяемых на строительство жилья, и неоднократно звучавшие заверения, в очереди на получение квартир и общежитий остаются десятки тысяч людей. Система военной медицины, особенно в местах, далеких от столицы и областных городов, подорвана, военнослужащим, членам их семей, ушедшим в запас и отставку отказывается в правах, гарантированных Конституцией. После нескольких лет паузы лишь в текущем году будет возобновлен прием в военные вузы. Очевидно, не зная и не желая знать истории, реформаторы пребывают в убеждении, что построить новую армию можно лишь в приказном порядке, не советуясь с широкими армейскими массами, не активируя энергию воинских, в первую очередь, офицерских коллективов, пренебрегая такими качествами, как профессиональная гордость, компетентность, потребность быть выслушанным и услышанным.
По прочтении статьи «Быть сильными…» возникает, как минимум, три вопроса.
Первый, как представляется, самый очевидный: почему программа наращивания и тренировки оборонных мускулов в такой постановке звучит именно сегодня? Ведь решение целого ряда пунктов, составляющих эту программу, не просто назрело, но и перезрело.
Понятно желание кандидата в президенты страны и его команды в наилучшем свете представить себя избирателям. Однако подчинение проблем национальной безопасности всей страны предвыборным интересам одного, пусть и первого лица, выглядит, мягко говоря, несолидно.
Второй вопрос: считал ли кто-нибудь, во что обойдется реализация всех озвученных в статье мер? А они, начиная с перевооружения армии и флота и кончая социальной защитой военнослужащих, более чем затратны.
В самой статье никаких цифр не приводится. Но смущает аналогия: эксперты проанализировали одну из предыдущих статей кандидата в президенты «Строительство справедливости. Социальная политика для России» и пришли к выводу, что исполнение таких обещаний, как повышение заработной платы врачам и учителям, повышение стипендий, пособий детей, а также обеспечение жильём ветеранов будет стоить бюджету не менее 5,1 трлн. рублей. Поскольку необходимые суммы в уже утвержденный бюджет на 2012-2014 гг. не заложены, то реализация обещаний В. Путина приведёт к дефициту бюджета в 3% . Надо иметь в виду и угрозы, связанные с продолжающимся экономическим кризисом, а также падением мировых цен на нефть (по оценкам экономистов, трехлетний бюджет будет сбалансирован лишь при цене нефти в 115 долларов за баррель, которая отнюдь не гарантирована). Очень не хотелось бы, чтобы и обязательства в сфере обороны и безопасности оказались непосильными, а стало быть, и невыполнимыми.
И наконец, третий вопрос: на какие кадровые силы будет опираться Владимир Владимирович, реализуя выдвинутую им программу? Если на уже «испытанные», вроде министра обороны Анатолия Сердюкова или начальника Генштаба генерала Николая Макарова, то такому выбору не позавидуешь. Того же Сердюкова при назначении на должность в феврале 2007 г. позиционировали как опытного руководителя, способного навести порядок с распределением и использованием огромных финансовых средств, которые в МО использовались неэффективно. К слову, именно В. Путин назначал А. Сердюкова, заявив при этом: главная миссия нового главы ведомства – рачительное освоение тех значительных средств, которые государство готово вложить в армию в ближайшие годы.
Прошло пять лет, и каков результат? Новых разного рода департаментов, служб, отделов, которые возглавили пришедшие с министром из Федеральной налоговой службы, появилось в структуре Минобороны немало, но порядка не стало больше. Не далее, как 9 февраля текущего года на расширенной коллегии Главной военной прокуратуры руководитель ведомства Сергей Фридинский заявил, что в 2011 г. ущерб от коррупционных преступлений в армии превысил 3 млрд. руб. По его данным, каждое шестое из выявленных преступлений в войсках имело коррупционную направленность. Главной проблемой остаются нарушения, связанные с нецелевым использованием бюджетных средств, проведением аукционов и конкурсов по отбору подрядчиков, откатами, взятками и завышением цен на продукцию военного назначения. С. Фридинский назвал масштаб хищений госсредств «заоблачным» и даже «космическим» .
Спрашивается, как же в таком случае проявились пресловутые качества успешного и знающего менеджера Сердюкова? Во все более растущих закупках иностранного вооружения? В бездомности десятков тысяч офицеров, несмотря на значительные средства, выделенных на сооружение жилья, и обещания вот уже который год эту острейшую социальную проблему решить? В отсечении от минобороновского организма и последующей продаже т.н. непрофильных активов, под которыми министр и его окружение понимают госпитали и поликлиники, Дома офицеров, объекты социально-бытового назначения, земельные участки? Одну из таких незаконных операций, санкционированных приказом министра Сердюкова – продажу земельного участка, входящего в охранную зону музея-усадьбы «Архангельское» и не принадлежащего (!) военному ведомству, 10 февраля признал недействительным Арбитражный суд Москвы.
Отсутствие сколько-нибудь внятной, имеющей под собой законодательную базу программы по приданию российским Вооруженным силам «нового облика»; угроза срыва гособоронзаказа 2011 г., возникшая по вине руководства Минобороны и потребовавшая личного вмешательства президента Д. Медведева, шараханье при решении самых важных задач военного строительства (будь то перевод армии на контрактную основу, подготовка сержантов или судьба высшей военной школы) – это лишь некоторые черты «фирменного» стиля стоящих у руля военного ведомства лиц. Их сохранение в кадровой обойме В. Путина, имеющего наибольшие шансы победить на предстоящих президентских выборах, ставит под сомнение реальность выполнения тех планов, которые он наметил в области обороны и безопасности.

Рейтинг 4.50 из 5
Все поля обязательны для заполнения

Оставить комментарий


Оставить комментарий Очистить