Бизнес-стратегия НАТО: зачем воевать, если можно просто купить?

Автор: Вероника КРАШЕНИННИКОВА   09.08.2012   Рейтинг: 4,8  

Согласно заявлениям российских чиновников, 1 августа начинает действовать первый военный объект НАТО в России.
Транзит военных грузов в Афганистан через территорию России начался еще в 2009 году, но открытие первого военного объекта «трансатлантического» альянса в центре евразийского континента на реке Волге – это огромное достижение для НАТО, и еще большее поражение для России. «Транзитный центр» НАТО в Ульяновске представляет собой новый этап в формировании внутри России военной, политической, социальной и экономической сети для продвижения интересов Соединенных Штатов.
Ульяновский объект является продолжением военной сети, которую США и НАТО создали в Средней Азии. В отличие от Ливии и Сирии в этом регионе Вашингтон использует иной подход: вместо бомбардировок и вооружения «оппозиции», США и НАТО прокладывают путь раздачей подрядных контрактов. Этот способ покорения оказывается гораздо более эффективным: подкуп дешевле и приятней для противника, чем война. НАТО выдвигает экономическое аргументы: это бизнес для ваших компаний, доходы для вашего бюджета и новые рабочие места для вашего народа.
Существуют два ключевых проекта, посредством которых США и НАТО осуществляют проникновение в евразийский «Хартленд»: Северная сеть поставок и Современный шелковый путь.
Северная сеть, частью которой является и «транзитный пункт» в Ульяновске – это маршрут военного снабжения, связывающий порты на Балтийском и Каспийском морях с Афганистаном через Россию, Среднюю Азию и Кавказ.  Концепция этой сети была разработана Транспортным командованием Вооруженных сил США, Центральным командованием США, Агентством оборонной логистики, Центром стратегических и международных исследований (ЦСИС) в Вашингтоне. Согласно авторам проекта, Северная сеть не только служит непосредственным военным нуждам, но и создает «уникальную возможность для  достижения Вашингтоном долгосрочных стратегических целей». Эта «серия коммерческих логистических контрактов» «усилит американское присутствие», «поможет продвигать свои интересы в транзитных государствах», а также «подразумевает долгосрочное вовлечение США в регионе».
Современный шелковый путь, по задумке тех же стратегов, представляет собой гигантскую сеть различных коммуникаций – от транспортных путей, трубопроводов и электросетей до телекоммуникаций, которая должна раскинуться «от  Гамбурга до Ханоя, от Бомбея до Марокко».  В соответствии с Актом о стратегии Шелкового пути, принятым конгрессом США в 2006 г., эта сеть  будет выстраиваться в обход  России, чтобы «помешать любой другой стране установить монополию на энергоресурсы и транспортную инфраструктуру в странах Средней Азии и на Южном Кавказе». В действительности, Северная сеть и Шелковый путь являются элементами противоповстанческой стратегии, говорится в документе Центра стратегических и международных исследований от декабря 2009 года («Северная распределительная сеть и Современный шелковый путь: планирование будущего Афганистана»).
Транспортные компании транзитных государств активно нанимаются в подрядчики НАТО – более того, соревнуются между собой за эту «привилегию». По словам директора программы ЦСИС по России и Евразии Эндрю Качинса, российские компании стали «глубоко зависимы» от  бизнеса, который приносит им более 1 млрд. долларов в год. Кроме того, НАТО рассматривает возможность закупок в транзитных странах для поставок в Афганистан: это «повысит лояльность транзитных стран» и сделает их «дольщиками, заинтересованными в долгосрочном функционировании Северной сети». Для России экономическая выгода от сотрудничества с НАТО незначительна, но для государств Средней Азии взятки в виде подрядных контрактов НАТО – заметная прибавка к государственным и личным бюджетам, и вызывает такую же глубокую зависимость, что и наркотики.
Если расшифровать вашингтонский дискурс, Северная сеть и Шелковый путь преследуют серию важнейших целей: обеспечение доступа к богатейшим природным ресурсам Средней Азии и Афганистана, их приватизация и строительство инфраструктуры для их вывоза; консолидация провашингтонского и пронатовского лобби НАТО в правительственных и бизнес кругах; активная «демократизации» и установление антироссийских режимов в регионе. Также НАТО получает веский аргумент для открытия новых военных баз – ведь нужно будет «защищать инфраструктуру». Стратегическая цель США в регионе – «оторвать» Среднюю Азию от России, перенаправить природные ресурсы региона от Китая на Пакистан и Индию, создать региональное объединение, альтернативное ШОС и ОДКБ. Долгосрочное присутствие США и НАТО в регионе поставит жирный крест на проекте Евразийского союза, инициированном Россией и Казахстаном.
Предоставляя инфраструктуру Ульяновска НАТО и участвуя в транзите грузов альянса, Россия и государства Средней Азии вступают в сотрудничество с противником вопреки своим жизненно важным интересам. Теория Маккиндера гласит: кто контролирует Хартленд – центральную часть евразийского континента, тот контролирует весь мир. Сегодня Средняя Азия и Афганистан являются ключевой платформой для проецирования угрозы на трех стратегических соперников Штатов: в порядке срочности их нейтрализации –  Иран, Россия, Китай.
России необходимо как можно скорее прекратить усиливать возможности противника на собственном южном фронте. Россия, Казахстан и государства Средней Азии вместе с Ираном, Китаем и другими странами региона должны  запустить альтернативные программы по развитию инфраструктуры, используя оставшиеся с советских времен наработки и модернизировав их в соответствии с сегодняшними требованиями и технологиями.
Russia Today, 1 августа 2012
Перевод колонки с английского

Рейтинг 4.80 из 5
Все поля обязательны для заполнения

Оставить комментарий


Оставить комментарий Очистить