Кто сегодня дергает за государственное вымя?

Автор: Ханым ОМАРОВА   28.03.2013   Рейтинг: 4,3  

Смерть в Лондоне Бориса Березовского признак катастрофически плохой работы российской правоохранительной системы и всего государственного аппарата в 1990-е годы. Не смогли вовремя изобличить преступника, не смогли наказать его, дали возможность бежать за границу, вывезти капиталы, не смогли истребовать его и заставить заплатить за совершенные преступления. Березовский оказался неважным бизнесменом и украденные деньги не смог сохранить, а уж тем более приумножить. Но все равно, он умер, купаясь в роскоши и избежал заслуженного наказания.
Но хуже всего то, что и в современной России сохраняются причины, по которым обыкновенный мошенник смог добиться столь масштабного обогащения. Хорошо известно, что главным рычагом, который использовал Березовский для своих делишек была близость к высокопоставленным чиновникам государства, занимающим первые посты в системе власти. И сегодня в России доступ в нужные кабинеты и «к нужным ушам» открывает дорогу к тому, чтобы овладеть состоянием.
Сегодня самым главным игроком в российской экономике остается государство. Частный бизнес, который пышным цветом цветет пока его обладатель занимает высокие кабинеты, засыхает, если он окажется в опале. Приватизируемый объект, который худо-бедно существовал и развивался в государственных руках, в частных эксплуатируется на износ, до полного усыхания. Бизнес не хочет и не может существовать в не политики. И главный рецепт поправить дела в бизнесе – пойти в политику чтобы занять какой-либо ответственный пост. Олигархи стремятся сразу в президенты, владельцы прибыльного бизнеса – в депутаты Государственной Думы, бизнесмены помельче – в региональные администрации.
В России сложилась своеобразная система, которую можно назвать «капитализмом наоборот». В других капиталистических странах создание общественного продукта происходит  в частном секторе, а затем государство часть этого продукта изымает в виде налогов и распределяет между нуждающимися.  А в России общественный продукт создается в общественном секторе, на государственных предприятиях, а в перераспределении общественного продукта царит дичайший капитализм – тем кто наверху все, остальным — крохи.
Можно только приветствовать стремление президента России Владимира Путина увидеть наконец-то «посадки» крупных коррупционеров, приветствовать желание крупных политических партий очистить свои ряды от не честно ведущих бизнес предпринимателей, нарушающих статус государственного служащего. Но до тех пор, пока государство будет оставаться самой главной «дойной коровой» от желающих прильнуть к финансовым потокам отбоя не будет.
Сегодня нужно менять всю систему в целом. Нужно, чтобы бизнес и политика оставались  двумя не сообщающимися системами. Чтобы политики занимались политикой, а предприниматели развивали собственный бизнес.
И особенно важно, чтобы государство перестало быть «дойной коровой» для бизнеса. Никто не должен делать состояние нацеливаясь только на деньги государства.
К сожалению многочисленные «программы развития» и большинство социальных программ в России оказываются банальной кормушкой для бизнесменов от власти.
Как пагубно сказывается такая система видно на примере родного мне Дагестана.
Сегодня многие люди в России возмущены тем, что кавказские республики, при очевидных высоких теневых оборотах получают гигантские субсидии из российского бюджета. Лозунг «хватить кормить Кавказ» на время стал самым громким политическим лозунгом в России. Кавказская элита, контролирующая доступ к ресурсам республик сказочно богатеет, а федеральный Центр обещает ей все новые и новые финансовые вливания «на бедность».
Вместе с тем, только немногие в России знают, что ситуация в финансовой системе Дагестана совсем не однородная. Есть хронически убыточные территории – районы и города. А есть вполне самодостаточные территории, который не нуждаются в средствах российского бюджета.
К примеру Махачкала, столица Дагестана собирает три четверти всех налогов республики, не получает федеральных инвестиций и, более того, является донором и республиканского и федерального бюджета.
Город реально работает. Здесь практически нет безработных. Более того, Махачкала дает работу десяткам тысяч дагестанцев из депрессионных районов. В Махачкале работают даже сотни выходцев из других стран – настолько городу не хватает собственных рабочих рук.
Зато в Дагестане есть десятки отдаленных горных районов, которые практически не имеют собственных налоговых поступлений. Налоги здесь практически не платят, зато почти все деньги республиканского бюджета, в том числе – поступления от Махачкалы и от Федерального Центра уходят на поддержку бюджетов горных территорий.
Поскольку многие вопросы решаются за откаты, то деньги в районы уходят очень щедро. Чем больше отпустит чиновник в район – тем выше его собственный доход. Поэтому в Дагестане сложилась уникальная ситуация: бюджетная обеспеченность в депрессивных горных районах в пересчете на одного жителя в несколько раз (!) выше, чем в Махачкале, которая собирает почти все налоги Дагестана.
Глава Махачкалы Саид Амиров не раз ставил на совещаниях муниципальных образований России вопрос о том, что законодательно должен быть закреплен принцип поддержки именно тех территорий, которые создают основной прибавочных продукт, собирают основную часть налогов. Но вопрос до сих пор не сдвинулся с мертвой точки.
Дагестан давно превратился в край разительных контрастов. Одним на правах собственности принадлежат целые районы, десятки тысяч гектаров. Кроме того, — банки, предприятия, дорогая земля и недвижимость в городах, счета в зарубежных банках, недвижимость в других регионах России и за рубежом. А большинство вынуждено обслуживать эту элиту или бежать из Дагестана в поисках работы.
При том, что дагестанское общество остается сословным, закрытым и многие противоречия со стороны не разглядеть, сегодня нигде в России нет такого контраста между бедностью и богатством. Опережает Дагестан в этом смысле лишь Москва с ее невероятными контрастами от десятков тысяч бомжей до богатейших олигархов планеты. Поэтому не удивительно, что именно в Москве и в Дагестане идет «незаметная», но вполне реальная гражданская война с вооруженным противостоянием и большим числом жертв. В Москве она приняла форму вечной криминальной борьбы. А в Дагестане идет в форме необъявленной войны террористического подполья.
На самом деле есть только один способ остановить эту войну. Надо ликвидировать ее корни, ее истоки. Государство должно перестать быть «дойной коровой»,  на деньгах которой создаются новые олигархи, новые Березовские. Государство и бизнес должны быть окончательно разделены. И чиновник, и предприниматель должны заниматься каждый своим делом.

Рейтинг 4.33 из 5
Все поля обязательны для заполнения

Оставить комментарий


Оставить комментарий Очистить