Суркова сменит Дворкович?

Автор: Борис КАГАРЛИЦКИЙ   17.05.2013   Рейтинг: 4,0  

Либералы, похоже, хотят превратить Россию в одно большое «Сколково»
Пока на Болотной площади в очередной раз требовали отставки Владимира Путина, в Белом доме состоялась знаковая отставка заместителя председателя правительства Владислава Суркова. Так где же на самом деле сегодня проходит действительно значимая для общества линия разлома?
Если есть в стране человек, которого завсегдатаи Болотной площади ненавидели почти так же отчаянно, как президента, то это В. Сурков, «архитектор» политической системы, изобретатель «Единой России». Но вовсе не оппозиция добилась его отставки. На митингах никто даже не догадался выдвинуть такое требование. И никто из либеральных идеологов не выразил публичной радости по поводу произошедшего.
Мечтая об отстранении президента от власти, либеральные оппозиционеры и не заметили нарастающего конфликта внутри самих правительственных структур. А между тем, от того, как разрешатся эти противоречия, зависит гораздо больше, чем от любых столичных митингов. Никто из участников конфликта не заинтересован его афишировать, но он периодически прорывается наружу — то заявлениями президента, недовольного действиями правительства, то перепалками между высокопоставленными чиновниками, то отставками. Даже простой анализ решений, принятых кабинетом министров, демонстрирует существование очень серьезных различий. На первый взгляд, они выглядят тактическими, но могут иметь стратегические последствия.
Последние месяцы пребывания В. Путина в Белом доме правительство проводило курс на стимулирование спроса, сдерживание коммунальных тарифов и поддержание экономического роста, пытаясь противостоять надвигающейся из Европы «второй волне» экономического кризиса.
Делалось это непоследовательно и нерешительно — в значительной мере из-за того, что в самом кабинете министров либеральное крыло было категорически против подобных популистских на их взгляд действий, входящих в противоречие с «логикой рынка». Однако меры по стимулированию спроса продавливались в качестве необходимых в условиях политического кризиса, как средство мобилизовать поддержку избирателей перед президентскими выборами. Парадоксальным образом либеральные оппозиционеры, вопреки собственной идеологии, своими действиями усилили антилиберальные тенденции во власти. И напротив, успешное окончание выборов, очевидное ослабление столичных протестов и политическое поражение либеральной оппозиции усилило как раз либеральное крыло правительства, получившее возможность говорить, что необходимость в «популизме» и социальных уступках отпала, можно вплотную «заняться экономикой».
Как российские провластные либералы занимаются экономикой, мы знаем на примере таких замечательных проектов, как «Сколково» и «РОСНАНО». Но это не более чем «цветочки», после которых нам приготовлено большое количество «ягодок». Идеальное будущее, как его видит команда экс-президента Дмитрия Медведева, это превращение всей страны в одно большое «Сколково». Разгром образования и науки прокладывает дорогу для «экономики инноваций». В ней исследовательские программы заменяются коммерческими проектами, направленными на распил казенных денег, а профессионалов в области какой-либо конкретной деятельности окончательно заменяют бойкие молодые люди, не имеющие научных открытий, зато способные получить 75 тысяч долларов за 15-минутную лекцию ни о чем. Коммерциализация образования и здравоохранения дополняются повсеместным и неограниченным «рыночным» ростом жилищно-коммунальных платежей и транспортных тарифов, а напоследок планируется тотальная приватизация всего того, что еще осталось хотя бы частично в государственной собственности.
Умеренная часть правящей верхушки пыталась сдерживать пыл реформаторов, апеллируя к президенту. Но тут выяснилось самое неприятное. Перенеся рычаги управления из аппарата главы государства в аппарат правительства, В. Путин мог, конечно, рассчитывать повторить ту же операцию в обратном направлении. Но отдать власть куда легче, чем получить ее назад. Реальные полномочия, переданные от президента кабинету министров, там и осталась. На институциональном уровне произошел своеобразный тихий переворот, последствия которого с каждым днем становятся все очевиднее.
Президентская команда пытается вернуть себе контроль над правительством, но одновременно опасается дестабилизации и действует крайне осторожно.
Напротив, правительственные либералы крепко вцепились в свои позиции, не уступая ни пяди. Показательно в этом отношении нежелание Д. Медведева пожертвовать даже таким ненавистным всему обществу человеком, как министр образования Дмитрий Ливанов, готовность защищать то же «Сколково» на фоне разрастающегося скандала и очевидного провала этой инициативы по всем позициям.
Противостояние сторонников умеренного курса и либеральных министров ведет к тому, что на месте политической системы мы рискуем получить хаотичное скопление учреждений и организаций, не сцементированных ни единой волей, ни консолидированным политическим курсом, ни даже общими правилами. Противоречие их интересов и борьба группировок составляют единственное реальное содержание текущей политики, однако как раз эти события ораторы и толпа на Болотной площади не воспринимают.
Отставка Владислава Суркова, последовавшая сразу вслед за митингом 6 мая, великолепно иллюстрирует критический разрыв между мировосприятием идейных оппозиционеров и реальностью.
Выступив в защиту «Сколково», В. Сурков сознательно обострил конфликт в ситуации, когда ему лично ничто не угрожало. И дело явно было не в сколковской афере, и, уж тем более, не в том, что бывший глава администрации президента общался с оппозиционным депутатом Ильей Пономаревым — все это было вполне публично и естественным образом вписывалось в общие правила «управляемой демократии». В. Сурков сам этого захотел. В противном случае он вполне еще мог бы посидеть на своем посту. Он ушел, потеряв контроль над разваливающейся машиной управления, став жертвой нарастающей дискоординации и борьбы всех против всех внутри самой власти. Но пока ни одна из противоборствующих сторон не может записать его отставку себе в актив. В. Сурков был, пожалуй, последним, кто пытался отстаивать целостность политической системы, им самим так старательно конструировавшейся. Он не стоял, конечно, «над схваткой», но пытался регулировать ее. Теперь его полномочия распределены между рядом правительственных чиновников, причем наибольшую долю получил общепризнанный лидер либерального крыла правительства Аркадий Дворкович. Отсюда логически следует, что конфликт будет и дальше только обостряться. Ни об отказе от реформы образования, ни о прекращении коммерциализации медицины, ни о сворачивании плана приватизации речи не идет. А поручения президента, направленные на то, чтобы ограничить рост тарифов ЖКХ, либо не выполняются, либо разными способами обходятся.
Углубляющиеся противоречия внутри самой власти представляют для нее гораздо большую угрозу, нежели оппозиция.
Стихийное раздражение низов нарастает, проявляясь то в локальных протестах, то в откровенном саботаже политики правительства низовой бюрократией. Бастующие рабочие в Калуге и протестующие медики в Ижевске вовлечены в собственную борьбу, никак не соприкасающуюся с событиями на Болотной площади. Требования, стихийно звучащие в низах общества, связаны с конкретными проблемами, с местными несправедливостями, с вопросами образования, здравоохранения и социальной защиты. Эти выступления в совокупности, накладываясь на раскол верхов, могут оказаться — при всей ограниченности лозунгов — куда более радикальными по своим последствиям, чем столичные шествия и митинги.
Борис Кагарлицкий — директор Института глобализации и социальных движений.
Специально для Столетия
http://www.stoletie.ru/politika/surkova_smenit_dvorkovich_997.htm

Рейтинг 4.00 из 5
Все поля обязательны для заполнения

Оставить комментарий


Оставить комментарий Очистить