Александр РУДАКОВ. Россия – Белоруссия: уроки кризиса

Автор: Администратор   05.03.2007   Рейтинг: 3,0  

Очередной кризис в российско-белорусских отношениях, под знаком которого развертывались события с декабря 2006-го года по февраль 2007 года, похоже, подходит к концу. Важнейший из уроков кризиса состоит в том, что построить Союзное государство может только новая политическая элита России

22 февраля правительство Белоруссии внесло предложение правительству России о выделении стабилизационного кредита на сумму в 1,5 млрд. долларов для дополнительного финансирования расходов бюджета, связанного с повышением цен на энергоносители. По всей видимости, начиная с этого момента, официальный Минск будет воздерживаться от дальнейших «резких шагов» в отношении Москвы и войдет в режим ожидания. В данной ситуации уместно подвести главные итоги трехмесячного кризиса, сделав необходимые выводы.

Сразу скажем, что в этом мало поможет анализ публикаций в российской и белорусской прессе или выступлений на российских и белорусских телеканалах, ибо эти публикации и выступления строились, в основном, на двух информационных мифах.

Первый миф – о неуемной алчности «Газпрома» и «заговоре олигархов», решивших «ограбить» Белоруссию ради удовлетворения своих коммерческих интересов. В соответствии с этой мифологической конструкцией, высшее политическое руководство РФ принесло в жертву стратегические интересы страны соображениям сиюминутной экономической выгоды (как выразился недавно по этому поводу сам Александр Григорьевич Лукашенко, «в России загораются глаза, когда речь заходит о предстоящей приватизации белорусской государственной промышленности»).

Данный миф, распространенный белорусскими СМИ и изданиями, близкими к российской левой оппозиции, опроверг сам А.Г. Лукашенко в февральском интервью главному редактору газеты «Завтра» А.А. Проханову: «В нынешнем конфликте виноват не “Газпром”. С корпорацией мы бы договорились на более легких для Беларуси условиях. Они понимают, что судьба их империи зависит от Беларуси. Как вы сказали, Беларусь – это прямой коридор в Европу, на оплачиваемые рынки. Здесь дело, видимо, не в “Газпроме”, а в руководстве России. И повышение цен – это прямое указание президента России».

Второй миф – о близком разрыве оси «Москва – Минск» и переориентации Белоруссии на Запад – был опровергнут просьбой белорусской стороны о стабилизационном кредите. Очевидно, что экономические нити, связывающие Россию и Белоруссию, сегодня настолько прочны, что уход А.Г. Лукашенко в «свободное плавание» сейчас едва ли возможен. Даже при существующих противоречиях приоритетное экономическое взаимодействие с РФ гораздо выгоднее Белоруссии, чем переориентация на других экономических партнеров.

Что же хотели доказать друг другу Москва и Минск в последние три месяца? Представляется, что высшее политическое руководство России принимало решение о частичном ограничении экономических преференций для Минска исходя из того, что А.Г. Лукашенко саботирует выполнение достигнутых перед прошлогодними президентскими выборами в Белоруссии договоренностей о создании совместного предприятия на базе «Белтрансгаза», введении российского рубля в качестве единой валюты Союзного государства и принятии Союзной Конституции. Во всех этих шагах А.Г. Лукашенко увидел опасность «ограничения суверенитета» Республики Беларусь (РБ). В сложившейся ситуации стало ясно, что воздействовать на белорусского лидера иначе, нежели методами экономического давления, невозможно. Это очень важное утверждение, снимающее вопрос о том, была ли альтернатива тем шагам, которые Москва предприняла в отношении Минска на рубеже 2006-2007 годов.

Необходимо учитывать также, что к концу 2006 года опасность самых неожиданных решений А.Г. Лукашенко по «Белтрансгазу» была вполне реальна. В его окружении серьезно прорабатывался вариант продажи акций компании западным инвесторам («Если бы западные энергетические концерны имели долю в белорусских энерготранспортных системах, Россия не была бы по отношению к нам настолько жестокой», — заявил Лукашенко в конце января 2007 года в интервью Александру Рару для немецкой газеты Die Welt). В случае реализации этих планов ущерб стратегическим интересам РФ был бы трудно восполним. Действия российского руководства заблокировали такую возможность и были в этом, несомненно, успешны.

Вместе с тем предполагалось, что отказ от экономических преференций для Белоруссии не должен сопровождаться
снижением уровня жизни населения дружественного государства: для того, чтобы компенсировать последствия повышения цен на энергоносители, официальному Минску было достаточно обратиться с просьбой о стабилизационном кредите к правительству РФ.

В конечном счете, Белоруссия так и сделала, – но лишь по прошествии трех месяцев мощнейшей пропагандистской кампании по созданию «нового образа России» в глазах простых белорусов. Суть сигналов, которые посылал белорусский лидер населению своей страны, лучше всего показывает его интервью агентству Reuters от 7 февраля 2007 года. «Вы говорите, что Россия пытается, в известной степени, шовинистически относиться к Белоруссии. В чем подоплека такого отношения?», – спросили у А.Г. Лукашенко британские журналисты. На это президент РБ ответил так: «Без всяких на то оснований РФ уже записала себя в ведущие центры силы в мире. Чуть ли не в каждой точке мира присутствуют российские интересы. Как будто в Белоруссии, или в Украине, Грузии, присутствуют только российские интересы, а белорусских интересов в самой Белоруссии и быть не должно. Российская политика все больше уподобляется американской. Появились некие имперские замашки. Я считаю, что в этой части позиция руководства РФ опасна не только для Белоруссии. Это беспокоит не только меня. Это беспокоит руководство всех республик бывшего Советского Союза». Обратим внимание: здесь речь уже не о «заговоре олигархов» или «жадности «Газпрома» – посылы подобного рода президент РБ адресует, главным образом, российской аудитории. Обращаясь же к Западу, А.Г. Лукашенко заговорил о России практически в тех же выражениях, что и «оранжевые» вожди соседней Украины – Виктор Ющенко и особенно Юлия Тимошенко.

Для чего? Рассчитывает ли Александр Григорьевич и в самом деле осуществить геополитический «разворот», подобный тому, который совершил в 2003-м году считавшийся «другом России» президент Молдавии Владимир Воронин? Поверить в это сложно, поскольку переход в «западный лагерь» потребовал бы от Лукашенко публичного отказа от тех принципов, на которых он строил свою политику, начиная с 1994 года, и, следовательно, стал бы его историческим поражением. Думается, именно поэтому Лукашенко так до сих пор и не пошел на объявленную в начале января встречу с Ющенко, который намеревался в конфиденциальной обстановке передать белорусскому лидеру предложения Вашингтона.

Бросая упреки в адрес России, Лукашенко, как представляется, преследует в первую очередь внутриполитическую цель — выбить опору из-под оппозиции, много лет третирующей его как «российского агента» и обвиняющей в демонтаже суверенной белорусской государственности. В то же время А.Г. Лукашенко, по чисто психологическим причинам, не без труда воспринял новую модель отношений с Россией, которая строится по очень простой схеме: Белоруссия – союзная страна, сотрудничество с которой крайне важно для России, прежде всего, в военно-политическом аспекте.

Как союзник она получает от РФ экономическую помощь, ибо такова общемировая практика отношений крупных держав с небольшими союзными странами. Однако А.Г. Лукашенко, очевидно, тяготила необходимость признания факта экономической зависимости от РФ («нам, белорусам, не нужны подачки, не надо нам милостыни; не мешайте, дайте нам заработать», — заявил он в интервью А.А. Проханову). Признание данного факта лишало его моральных оснований критиковать действия российских властей у себя дома.

Необходимо принять во внимание и стремление А.Г. Лукашенко к идеологическому самоутверждению во внутрироссийской политической жизни. Как ни парадоксально, это свидетельствует о том, что Лукашенко не отказался в принципе от идеи Союзного государства. «Раньше за Союз с Россией голосовало 80% населения. Не знаю, сколько теперь проголосует». (По данным последних социологических опросов, – 35%). «Я, конечно, могу повернуть настроение людей… Еще раз подчеркиваю: мы не захлопываем дверь. Все поправимо». А в уже упомянутом интервью Александру Рару для немецкой газеты Die Welt А.Г. Лукашенко сделал примечательное заявление: «Между Путиным и Лукашенко нет никакой личной вражды. Я знаю Путина, как никто другой. Он прямой человек, и у него ясный ум. Если он хочет снова объединить славянский мир, он должен делать это по-другому».

Допустим. Что тогда – с нашей точки зрения – означает «по-другому»?

Прежде всего, РФ должна дать гарантии того, что в случае межгосударственного объединения д
вух стран «рыночная» трансформация белорусской экономики будет носить постепенный, эволюционный характер. Тезис об объединении по модели «интеграция Китая и Гонконга», прозвучавший в выступлениях некоторых российских экспертов, должен получить дальнейшее развитие.

Необходимо также серьезно обсудить идею о необходимости полноценного диалога не только с А.Г. Лукашенко, но и со всей белорусской политической элитой. Последняя чувствует пока со стороны российской элиты крайне пренебрежительное к себе отношение. Белорусский истэблишмент резонно полагает, что в Москве его рассматривают как «сборище провинциалов», не способных освоить современный стиль руководства. Показателен в этой связи и тот информационный фон, который был создан вокруг российско-белорусского экономического спора в российских СМИ. Вместо объективного и взвешенного разбора сложившейся ситуации в адрес белорусской стороны шли откровенно оскорбительные высказывания, толкавшие эмоционального и эгоцентричного А.Г. Лукашенко на непредсказуемые шаги и решения.

Мотивы и цели, которыми руководствовались люди, организовавшие на российских телеканалах PR-кампанию по дискредитации белорусского лидера, не просто не тождественны, но и прямо идут вразрез со стратегическими целями высшего политического руководства РФ. Вместо того, чтобы создать действиям Кремля адекватное информационно-пропагандистское обеспечение (в нашем случае это выражение добрососедских, союзнических чувств по отношению к Минску, разъяснение того, что экономические споры бывают и между союзниками – США и Японией, США и Евросоюзом, — и к данному факту нужно относиться спокойно), эти силы сыграли роль информационной «пятой колонны», подталкивая А.Г. Лукашенко к «точке невозврата». Для того чтобы в будущем подобные вещи не повторялись, необходимо тщательно проанализировать поведение ключевых фигур на федеральных телеканалах и государственных информационных агентствах и, по итогам данной работы, принять соответствующие кадровые решения. Любые попытки продолжения информационных диверсий на таком ответственном направлении, как российско-белорусские отношения, должны впредь жестко пресекаться.

Необходимо, однако, иметь в виду, что представителям старой «ельцинско-чубайсовской» элиты, блокирующей российско-белорусские интеграционные процессы, в дни кризиса прекрасно аккомпанировали и отдельные деятели из окружения белорусского президента, использовавшие оскорбительные заявления в российских СМИ как материал для продолжения психологического давления на А.Г. Лукашенко с целью оттолкнуть его от России.

Склоняя А.Г. Лукашенко к концепции «изоляционистского нейтралитета» и рисуя перед ним преимущества существования Белоруссии как «новой титовской Югославии» на стыке «двух миров», они в действительности готовят для РБ вариант «Румынии при Чаушеску» (социалистической автократии, пользовавшейся в свое время показной благосклонностью на Западе) со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Именно деятельность антироссийских сил в окружении белорусского президента (а вовсе не оскорбительные нападки лично на А.Г. Лукашенко) должна находиться в фокусе внимания российских СМИ, интерпретирующих ситуацию в Белоруссии с телевизионных экранов и на страницах газет. Важно также донести до белорусской общественности (вопрос о формах и методах передачи подобных сигналов – особая и достаточно больная тема, поскольку все потенциально пророссийские общественные движения в РБ были «прикрыты» с подачи администрации Лукашенко еще в конце 90-х годов) всю опасность поглощения страны «западными партнерами», которые настроены по отношению к ней, как минимум, столь же эгоистично, что и постоянно упоминаемые белорусским лидером российские олигархи. Трудно не согласиться с прогнозом публициста А. Елисеева, написавшего, что «Запад разграбит Белоруссию с гораздо большей вероятностью – и с большей изощренностью, ибо, как ни цинично это может прозвучать, но у него для этого больше сил, чем у нынешней российской элиты».

Что касается Минска, то пока план действий Александра Григорьевича на 2007–2011 годы основывается, видимо, на том, чтобы управлять Белоруссией до конца своего нынешнего президентского срока. Варианты, при которых его президентские полномочия будут каким-то образом ограничены (в том числе и через Конституцию Союзного государства, предполагающую введение поста Президента Союза), не
рассматриваются. Согласно же договоренности правительства Белоруссии с ОАО «Газпром», весь этот период цены на российское голубое топливо будут непрерывно повышаться. Следовательно, возможность повторения «резких шагов», подобных тем, что были предприняты Минском в январе 2007 года, сохранится.

Остается надеяться, что после последнего газового кризиса российская дипломатия приобрела достаточный опыт, чтобы в будущем действовать более тонко и эффективно. Принципиально важным в связи с этим становится вопрос о задачах посольства РФ в Минске, которое выполняет сейчас в основном церемониальные функции, а должно стать реальным центром политического влияния России в РБ, по аналогии с посольствами США в «проблемных государствах». Особое значение имеют контакты со всеми активными сторонниками объединения с Россией, которых, несомненно, в РБ очень много и которые не изменят своих взглядов в зависимости от текущей политической конъюнктуры. Российское посольство в Минске должно оказать сторонникам единения с Россией всемерную поддержку, стимулировать деятельность пророссийских общественных и неправительственных организаций, обеспечить возможность их нормального функционирования, защитить от возможных преследований со стороны властей. В перспективе же речь должна идти о формировании в Белоруссии крупной политической партии, представляющей интересы всех, кто заинтересован в сохранении связей с Россией (по аналогии с Партией регионов на Украине).

Последнее становится особенно важным ввиду того, что сегодня крайне трудно предсказать, что произойдет в Белоруссии после окончания нынешнего срока президентских полномочий А.Г. Лукашенко. Существует реальная опасность, что на рубеже 2010-2011 годов белорусский лидер может, как часто бывает с людьми, длительное время находящимися у власти, переоценить свои силы и, оставшись без прежней поддержки со стороны Москвы, пасть жертвой подготовленного западными неправительственными организациями «оранжевого путча». Если это произойдет, то эффект от падения режима Лукашенко может оказаться куда большим, чем от «оранжевого переворота» на Украине в ноябре-декабре 2004 года. На Украине Россия не утратила «точек опоры» и после прихода Ющенко к власти, что позволило взять реванш летом 2006 года и частично потеснить «оранжевых». В Белоруссии же ситуация гораздо хуже – возможности Москвы хоть как-то повлиять на ситуацию в случае «картофельного путча» будут крайне ограничены.

В контексте этой угрозы все меры, перечисленные выше, могут рассматриваться лишь как временные, переходные.

Кардинальных изменений в интеграционном диалоге с Минском можно добиться только тогда, когда в самой России произойдут изменения системного характера, когда представители старой «ельцинской элиты» лишатся права голоса в важнейших вопросах экономической и информационной политики, когда их место займут новые кадры – профессиональные, честные, патриотически настроенные. Тогда нынешняя, во многом справедливая, критика положения дел в России, исходящая от А.Г. Лукашенко, больше не будет выглядеть убедительным аргументом в пользу необходимости геополитического «развода» Минска и Москвы.

Рейтинг 3.00 из 5
Рубрика: Политика
Все поля обязательны для заполнения

Оставить комментарий


Оставить комментарий Очистить