Скоро от концерна «Калашников» может остаться только памятник его создателю

Автор: Администратор   26.11.2017   Рейтинг: 4,0  

Помните приватизацию советских предприятий в 90-е? Она промчалась как ураган, после чего мы не досчитались целых отраслей промышленности. Например приватизация избавила нас от приборостроения, станкостроения и т.д.

Целые города остались без работы. И если теперь кому-то нужен станок, покупать надо у китайцев или у еще кого-то.

Почему так вышло? Ведь нам объясняли, что государство – очень плохой собственник, а частное лицо – очень эффективный, зуб давали.

Ответы были довольно туманными. Очень пригодилась теория Паршева о том, почему Россия не Америка – климат у нас негодный, и хоть тресни, всегда наш продукт будет дороже, чем американский, ибо заводу нужен фундамент и отопление зимой. Да, но у нас зато очень дешевая рабочая сила. Но это в расчет не бралось – климат главнее.

Таким образом возобладала идея, что если где-то на мировом рынке товар, аналогичный нашему, дешевле, то наш нужно перестать выпускать. Но разве с такими проблемами не сталкиваются другие страны? Кроме международного рынка есть свой – и все государства защищают его от чужих дешевых товаров. Вот только что американцы выставили огромные пошлины на нашу, украинскую и белорусскую катанную сталь. Почему бы им не покупать ее дешево? А не хотят, чтобы их рабочие остались без работы – ведь для этого и нужно государство.

Но нашим либералам такое и в голову не приходило…

Есть и другой ответ на то, почему приватизированные предприятия пошли под снос, их оборудование – на металлолом, а их месте явились торговые центры и склады китайского товара. Дескать качество наших товаров такое дерьмо, что они не нужны и нашему покупателю.

Но те же металлорежущие станки хорошо продавались за рубежом и нам бы пригодились – зачем же их перестали выпускать?

Дело в том, что от конкурентов всегда старались избавиться – и многие наши предприятия сплыли, потому что «западные партнеры» через подставных лиц скупили их акции лишь ради их уничтожения.

Однако даже в 90-е нашим правителям хватило ума не приватизировать оборонные предприятия. И все эти годы они работали, кормили людей. Россия продолжала оставаться крупнейшем игроком на оружейном рынке, в оборонке были какие-то прорывы, позволяющие надеяться, что еще не все потеряно.

Если бы и оборонку приватизировали, то с ней стало бы тоже самое, что с машиностроением. Мы бы не смогли противостоять даже Украине, а сами себя с полным основанием стали бы считать тупыми макаками, как нам все время внушают либералы.

Ведь они постоянно говорят, что русские – самый негодный народ на планете, что мы ни разу не сделали ничего хорошего и все наши достижения – ворованные.

А между тем пока еще наше оружие котируется. Вот только что англичане запретили показывать образцы наших новых военных самолетов на авиасалоне Фарнборо. Что это как не конкуренция? Будь наши товары негодными – так их пустили бы.

Но и над нашей оборонкой завис дамоклов меч приватизации. В качестве потенциальных кандидатов на продажу сейчас называют такие флагманы отрасли как «Уралвагонзавод», «Высокоточные комплексы», «Вертолеты России», концерн «Калашников» и т.д. При этом частные инвесторы уже владеют той или иной долей этих компаний, производящих то, что составляет основу боевой мощи ВС РФ. Это танки Т-72 и Т-90, ракетные комплексы «Искандер», средства ПВО, боевые вертолеты, стрелковое оружие и управляемые боеприпасы разных типов, а также разработка перспективных систем вооружения.

Но зачем все это приватизировать? До такой степени казне денег не хватает? Где гарантия, что эти предприятия не скупят и не уничтожат наши геополитические противники?

Впрочем обо всем этом умные люди уже давно подумали. И приняли Федеральный закон от 29.04.2008 «О порядке иностранных инвестиций в хозяйственные общества, имеющие стратегическое значение для обеспечения обороны и безопасности государства».

Суть этого закона в ограничении на участие иностранных инвесторов в капитале стратегических предприятий: сделки с крупными пакетами их акций требуют одобрения государства.

Но есть в нем одна дыра: он позволяет контролировать участие иностранных инвесторов лишь на первом уровне владения. Начиная со второго уровня, инвестор, контролирующий материнское предприятие, вправе передавать свои акции (доли) куда угодно. Вплоть до ухода в оффшорные зоны. То есть один раз купил кто-то из наших, а потом продал хоть самому черту.

Вот например концерн «Калашников». Его озможная приватизация обсуждается уже не первый год, а 49% акций компании уже сейчас принадлежат частным инвесторам. Весной 2017 года госкорпорация «Ростех», контролирующая 51% акций концерна, приняла решение об увеличении доли частных инвесторов до 75%. А в ноябре стало известно о намерении двух из трех частных инвесторов выйти из концерна, продав свои доли. Это ООО «ТКХ-Инвест» и контролируемом им ООО «Транскомплектхолдинг», которое в свою очередь владеет 49% акций «Калашникова».

Таким образом скоро можно будет сказать «Калашникову» прости-прощай!

Чтобы этого не произошло, солидные люди предлагают принять соответствующие поправки к указанному закону. Но и их при желании всегда можно будет обойти. Я бы предпочла вообще исключить оборонные предприятия из всяких схем приватизации.

А вообще это характерно для сегодняшней российской власти: одной рукой ставить памятник Михаилу Калашникову, а другой приватизировать концерн «Калашников» – то бишь уничтожать его…

Опубликовала Наталья Румарчук

uborshizzza
➡ Источник:
https://publizist.ru/blogs/107563/21540/-

Рейтинг 4.00 из 5
Все поля обязательны для заполнения

Оставить комментарий


Оставить комментарий Очистить