Ловкость рук необыкновенная

Автор: Администратор   08.08.2018   Рейтинг: 4,0  

Как либерал Л. Гозман превращает экстремистов в «невинных детей»

Скажите: 18 лет – много или мало? В этом возрасте юноши уже служат в армии, защищают Отечество. «Нам в 43-м выдали медали. И только в 45-м паспорта», – писал поэт Юрий Воронов о блокадных школьниках Ленинграда. Так что уж 18-то лет – возраст вполне зрелый, когда человек уже кончил школу, поступил в ВУЗ или работает и вполне способен и должен отвечать за совершенные им поступки. А когда такого человека задерживают за участие в экстремистской организации, которая ставила своей цель свержение конституционного строя, то он (или она) отлично знают, что делали.

Но вот какой фокус проделывают сегодня либералы, которые дружно бросились защищать 18-летнюю Яну Павликову, арестованную по обвинению в участии в экстремистской организации «Новое величие», – начинают изображать из подозреваемой в экстремизме невинного «ребенка». Ловкость рук, как у карточных шулеров, необыкновенная!

«Зачем вы мучаете ребенка, господин президент?» – слезливую статью под таким заголовком поместил на сайте «Эха Москвы» один из самых известных либеральных деятелей Леонид Гозман. «Ребенок» в его интерпретации это и есть 18-летняя Яна Павликова, которую он почему-то называет 17-летней.

Хотя совершенно ясно, что и в таком возрасте любой человек, уже далеко не «ребенок». Но, стараясь любой ценой разжалобить «почтенную публику» и показать неимоверную «жестокость властей», Гозман даже цитирует строчки поэта Наума Коржавина:

Мужчины мучили детей.
Умно. Намеренно. Умело.
Творили будничное дело,
Трудились – мучали детей.

Гозмана при этом нисколько не смущает, что стихотворение Коржавина называется «Дети в Освенциме», и что поэт имел в виду гитлеровских палачей, который ставили там над людьми чудовищные эксперименты, пытали и сжигали в печах. «Я всегда думал, это про гитлеровский фашизм. А это, оказывается, про нас, про сегодняшнюю Россию», – с циничным лицемерием заявляет Гозман.

Но понимает ли этот господин, что это его сравнение – чудовищное кощунство? Ведь произнеся такие слова, Гозман фактически ставит на одну доску нацистских изуверов и сегодняшние власти России. Понимает ли он, что это гнуснейшее оскорбление, за которое надо отвечать?

А нас в своем призыве к президенту Гозман, передергивая, пытается разжалобить: «Двадцать первый век, Мосгорсуд. В клетке девочка. Она плачет, просит отпустить ее к маме…» Это 18-летняя вполне зрелая девица просится к маме? А в чем, кстати, выражаются «зверства» тюремщиков и властей, которых он сравнивает с нацистами? «Ей не разрешили передать в тюрьму любимую игрушку, которую она до сих пор берет с собой в постель», – гневно заявляет Гозман. В 18 лет Павликова еще играет в куклы?! Ну не бред ли это?

Но Гозману ярится, распаляется. «Зачем Вы мучаете эту девочку, господин президент? – С пафосом Савонаролы вопрошает он. – Вы же знаете, что она ни в чем не виновата…»

Для них закон не писан?

А это что за глупость? Откуда президенту это знать? Виновность того или иного человека в нашей стране определяет не Гозман, не президент, это делает только суд, который еще вообще не состоялся. Но либералы, как видно, считают, что для них закон не писан.

Арестовали по обвинению в банальном воровстве режиссера Серебренников, а они тут же начинают кричать: «Это же режиссер, творец! Как можно его в чем-то подозревать?» Посадили за взятку их единомышленника Белых, бывшего губернатора Кировской области, снова истошный крик: «Произвол! Не мог он взять!» Хотя на суде было неопровержимо доказано, что все-таки брал.

Осудили схваченного с поличным и собиравшего совершить террористический акт в Крыму украинца Сенцова, – снова демарши: «Освободите режиссера!» Но посадили-то ведь вовсе не «режиссера», а человека причастного к терроризму – одному из самых страшных преступлений.

«Вы несете за эту мерзость личную ответственность, господин президент, личную… – грозно заявляет Гозман, негодуя по поводу «дела Павликовой». – А может быть, Вам просто нравится жестокость? Уж больно сладострастно звучали в Ваших устах слова про «двушечки» для девчонок, станцевавших в Храме».

Под «девчонками, станцевавшими в Храме», Гозман имеет в виду великовозрастных распутниц из «Пусси Райот», который устроили в храме Христа Спасителя провокационную акцию, кривлялись там и вопили, цинично оскорбляя чувства верующих. Невинные «девчонки»? А он разве не знает, что эти «девчонки» совершали и другие гнусности, например, публично совокуплялись или прилюдно вытаскивали под видом «акции» из промежности курицу и т.п. Считает, что и этих великовозрастных развратных «детишек» правосудию тоже надо жалеть?

Кстати, а почему Гозман не вступился и не написал, например, президенту Франции по поводу арестованного и посаженного потом в психушку в Париже «художника» Петра Павленского? Ведь когда тот прибивал свои причиндалы к мостовой на Красной площади или поджигал дверь ФСБ на Лубянке, либералы его расхваливали наперебой, называя «бунтарем» и «творцом», которого жестоко преследуют российские власти. Что ж теперь насчет «произвола» французов после того как Павленский сбежал в Париж Гозман и его соратники помалкивают?

Зато защищая теперь Павликову, наш либерал снова грозен и неумолим: «Господин президент, а вдруг Бог есть? Вы не боитесь переполнить чашу Его терпения?» Вопрошает атеист Гозман, торжественно становясь в позу вершителя судеб.

А ведь Павликову-то еще никто и не посадил. Весь этот сыр-бор разгорелся только из-за того, что Московский городской суд оставил ее под арестом до 13 августа. Гособвинитель заявил, что у нее нет заболеваний из списка, который дает право избежать содержания в СИЗО. «Положительные характеристики не помешали ей быть причастной к созданию экстремистского сообщества, целью которого было свержение конституционного строя», – заявил прокурор.

И вот это вызвало у либералов буквально приступ бешенства. Ведь за перевод Павликовой под домашний арест высказались и глава Московской Хельсинской группы Людмила Алексеева, и глава движения «За права человека» Лев Пономарев, и член совета по права человека при президенте, журналист Николай Сванидзе, и бывший зампред «Парнаса», а теперь глава совета депутатов Красносельского района Илья Яшин, словом, вся либеральная рать. И вот – обломчик вышел!

Тренировались с оружием

Обыски и задержания по делу экстремистской организации «Новое величие» прошли в Москве 15 марта нынешнего года. Силами ОМОНа было задержано десять человек. Мария Дубовик, Анна Павликова, Петр Карамзин, Максим Рощин, Сергей Гаврилов, Павел Ребровский, Руслан Костыленков, Дмитрий Полетаев, Вячеслав Крюков и Рустам Рустамов. Никакие не дети, конечно, а, в основном, студенты.

Членам группировки вменяется деятельность, направленная на свержение конституционного строя. По версии следствия, они занимались распространением экстремистских материалов, проводили тренировки будущих боевиков с огнестрельным оружием и коктейлями Молотова.

В начале этого года принимали участие в нескольких массовых мероприятиях: 28 января – в митинге в поддержку «забастовки избирателей» Навального, в феврале – в шествии «Москвичи за троллейбус» и в марше памяти Бориса Немцова.

А насчет «мягкости» по отношению к тем, кто пытается творить политику при помощи террора и коктейлей Молотова, история уже дала России жестокий урок. Помните, как суд в Петербурге оправдал террористку Веру Засулич, пытавшуюся убить градоначальника? Как многие либералы, видные деятели культуры и промышленники помогали большевикам, оправдывали развязанный ими террор? Помните, что потом из этого вышло? Кстати, Вере Засулич, когда она стреляла в Трепова и тяжело его ранила, было всего 28 лет. Всего 28 лет было и Софье Перовской, руководительнице убийства императора Александра II. Может, этих преступлений и не было бы, если бы судебная система России того времени была более строгой и этих террористок вовремя остановили?

Ну, а пока ясно, что обвинения в адрес фигурантов «Дела Павликовой» не шуточные и, если на суде они подтвердятся, то им грозят реальные сроки. Но только суд может решить, виновны они или нет, и вынести свой вердикт. А вот либералы, которые яростно поддерживают всех, кто выступает против избранной народом России власти, сами решили, что это они, а не суд, вправе заранее определять, кто не виновен, а кто – нет. Никаких реальных доказательств невиновности Павликовой у них нет, потому они действуют как карточные шулеры. Бьют на жалость, подтасовывают, обвиняют власти, что те будто бы преследуют «детей» и т.п. А ведь это – попытка оказать на правосудие давление, что запрещено законом. 

Андрей Соколов
Специально для «Столетия»
Рейтинг 4.00 из 5
Рубрика: Пятая колонна
Все поля обязательны для заполнения

Оставить комментарий


Оставить комментарий Очистить