Литературное приложение

Все литературные статьи

О роли Михаила Горбачева в истории. Из воспоминаний члена ЦК КПСС

Автор: Администратор   29.02.2016   Рейтинг: 4,5  

19 февраля 2016 г. глава Союза кинематографистов РФ Никита Михалков в интервью «Интефаксу» заявил, что России для строительства будущего следует на государственном уровне «признать преступления Горбачева и Ельцина». Михаил Сергеевич моментально отреагировал и посоветовал Михалкову успокоиться и не вмешиваться в политику. В связи с этим следует напомнить Горбачеву, что многие россияне, оценивая сделанное им на посту Генсека ЦК КПСС и президента СССР, сожалеют, что он пошел в политику, а не остался комбайнером.

Они уверены, что СССР от этого только выиграл бы. В подтверждение сошлюсь на результаты участия Горбачева в президентских выборах 1996 г., в которых он набрал жалкие 0,51% голосов российских избирателей.

Помимо этого, приведу мнение о бывшем президенте СССР как политическом деятеле трех совершенно разных людей.

В феврале 1990 г. Владимир Бровиков, посол СССР в Польше, выступая на Пленуме ЦК КПСС дал оценку горбачевской перестройке, «которая за неполных пять лет ввергла страну в пучину кризиса, подвела к черте, у которой мы лицом к лицу столкнулись с разгулом анархии, деградацией экономики, гримасой всеобщей разрухи и падением нравов».

Жесткую оценку лично Горбачеву дал Яков Кедми, бывший глава одной из самых секретных и эффективных спецслужб Израиля «Натив». В 1996 г. он встретился с Михаилом Сергеевичем, и в своей книге «Безнадежные войны» отметил: «Я не мог отделаться от мысли: до какой степени деградировала советская правящая элита, если такому человеку дали возможность управлять страной, управлять империей, … а он совершил все мыслимые ошибки».

Но поистине безжалостную оценку бывшему президенту СССР дал французский журналист Камиль Лоти Мальбранш в статье «Горбачёв — вышедший из анабиоза политический таракан Запада» («Le Grand Soir», 12.03.2009).

Он назвал Горбачева «медийным фигляром, политиканствующей звездой, мещанином западной прессы и истинным агентом Запада».

От Руста до ликвидации Организации Варшавского Договора

Не вызывает сомнений, что абсолютно прав Н. Михалков, предлагая дать государственную оценку деятельности М. Горбачева и Б. Ельцина, политические и экономические решения которых нанесли стране ущерб, превышающий ущерб от нашествия германских нацистов в Великую Отечественную войну. Я же в своей статье постараюсь показать и доказать преступления, совершенные Генсеком ЦК КПСС и Президентом СССР в период его «катастройки».

Начну с известной посадки самолета немца Матиаса Руста на Васильевском спуске в мае 1987 г. Казалось бы, при чем здесь Горбачев? Однако есть основанное на фактах предположение, что полет Руста был организован по указанию с «самого верха» с целью создания повода для расправы с высшим командным составом Советской армии, не принявшим курс Горбачева на безоглядное одностороннее разоружение. Это подтверждают многочисленные свидетельства.

Сошлюсь на свидетельство генерала армии Петра Дейнекина, главнокомандующего ВВС РФ в 1991–97 гг., представленное в газете «Труд» (№ 090, 26.05.2007, статья «Ну что, сбивать будем?»). Он заявил, что: «нет никаких сомнений, что полет Руста был тщательно спланированной провокацией западных спецслужб. И, что самое важное – проведена она была с согласия и с ведома отдельных лиц из тогдашнего руководства Советского Союза…».

Генерал-майор Сергей Мельников, дежуривший в день пролета Руста на Центральном командном пункте ПВО, давая интервью тележурналисту А. Караулову («Момент истины», 15.08.2011) утверждал, что ему в доверительном разговоре зампредседателя КГБ В. Крючков сообщил, что он, по указанию Горбачева, обеспечивал операцию прилета Руста.

По итогам «разборки» посадки Руста на Васильевском спуске Горбачев предпринял тотальную чистку советского генералитета. Вооруженные силы СССР были фактически обезглавлены.

Но главное, президент убрал министра обороны СССР маршала Соколова, упорно сопротивлявшегося планам Горбачева по ликвидации Организации Варшавского Договора, поспешному выводу советских войск из стран Восточной Европы и одностороннему сокращению стратегического военного потенциала СССР.

В нашем случае интерес представляет не столько полет Руста, сколько события, предшествовавшие этому полету. Генерал-полковник Леонид Ивашов 8 января 2009 г. сообщил мне, что в феврале 1987 г. министр обороны С. Соколов был вызван к Горбачеву с двумя картами противовоздушной обороны северо-западного направления СССР. После встречи генсек попросил оставить ему эти карты…

После истечения разумных сроков хранения генсеком карт, как рассказывал Л. Ивашов, ответственный в 1987 г. за сохранность секретных документов, в т. ч. и карт, в Генштабе МО СССР пришлось создать специальную комиссию, официально подтвердившую факт передачи сверхсекретных карт М.С. Горбачеву. Акт этой комиссии должен храниться в архиве МО РФ. Второй экземпляр должен находиться в бывшем архиве ЦК КПСС, а ныне Архиве Президента РФ.

Об этом можно было не вспоминать, если бы не выяснилось, что Руст летел так, как если бы ему было досконально известно расположение советских станций радиолокационного слежения на северо-западе СССР. Странности этого полета, изложенные в вышеназванной статье, позволяют утверждать об обширном заговоре в горбачевском советском руководстве по обеспечению полета Руста над территорией СССР. Ответственность Горбачева в этом деле должны определить соответствующие органы.

После устранения оппозиции в советском военном руководстве, в декабре 1987 г. Горбачев, подписывая в Вашингтоне советско-американский бессрочный Договор о ликвидации ракет средней и малой дальности (РСМД), включил в него оперативно-тактический ракетный комплекс «Ока», не попадавший под действие этого Договора.

Утверждают, что за эту сделку Рейган обеспечил Горбачеву присуждение в октябре 1990 г. Нобелевской премии мира. Как расценивать подобное?

Но и до получения Нобелевской премии Михаил Сергеевич хорошо «поработал» на Запад. Напомню о переговорах президента СССР Горбачева и канцлера Германии Г. Коля, состоявшихся в июле 1990 г. на северокавказском курорте Архыз. Место было выбрано не случайно. Горбачев стремился максимально засекретить переговоры, скрыть их детали от своих «соратников» в Москве, так как планировал обсудить сдачу ГДР и вывод Западной Группы советских войск из ГДР.

Вот что рассказывает о советско-германской встрече в Архызе бывший секретарь ЦК КПСС В. Фалин в интервью журналу «Русская жизнь» (№ 11, 2008). «Горбачев поехал в Архыз, не посоветовавшись ни с Министерством обороны, ни с ЦК, ни с международным комитетом Верховного Совета СССР. Всех перед фактом поставил, а Шеварднадзе, например, сразу из Архыза полетел не в Москву, а в Брюссель, и там сказал, что нужно немедленно начать реализацию достигнутых в Архызе договоренностей, пока те, кто в Москве против, не успели прийти в себя».

Фалин в том же интервью сообщил, что Бонн в середине 1960-х предлагал советскому руководству 125 миллиардов тогдашних марок за отказ от поддержки ГДР. В начале восьмидесятых ФРГ предлагала СССР уже только за вывод советских войск и выход ГДР из Варшавского договора безвозмездный кредит в 100 миллиардов марок. «А Горбачев в Архызе принял 14 миллиардов на новые казармы и дома для военных, даже не списав долги Советского Союза обеим Германиям, при том, что одно наше имущество в ГДР стоило под триллион. Все было списано, все потерялось, а мы так и остались в должниках».

Шеварднадзе, прилетев по поручению Горбачева в штаб-квартиру Совета НАТО в Брюсселе, направился по тамошним кабинетам, слушать рекомендации, выгодные натовцам.

В результате 12 сентября 1990 г. президент СССР Михаил Горбачев и канцлер ФРГ Гельмут Коль подписали договор, регламентирующий вывод войск с территории ГДР, больше напоминавший бегство.

Договор предусматривал, что советские войска (380 тыс. военных и 170 тыс. гражданских), дислоцированные на территории Германии, покинут её с конца 1990 г. по 1994 г.

При этом Михаил Сергеевич пытался ускорить реализацию своих беспрецедентных обещаний. Уже к осени 1991 г. из ГДР была выведена треть советского воинского контингента. Их расселили в палаточных городках, наспех развернутых в полях России…

Но вернусь к объединению Германии. 31 августа 1990 г. был заключён Договор об объединении ФРГ и ГДР, который предусмотрел объединение на основе 23 статьи Конституции ФРГ, которое позволило ФРГ поглотить ГДР, как в 1938 г. Германия поглотила Австрию. Ответственность за этот аншлюс лежит полностью на Горбачеве. Аншлюс 1990 г. является величайшим преступлением, так как СССР в результате этого лишился большинства завоеваний советского народа в Великой Отечественной войне, гарантировавших ему безопасность, достигнутых ценой четырех с лишним лет невероятных лишений и жизней 27 млн человек.

С утратой ГДР встал вопрос о жизнеспособности Организации Варшавского Договора (ОВД). С этой проблемой Горбачев также оперативно покончил. Уже 25 февраля 1991 г. государства-участники ОВД упразднили её военные структуры, а 1 июля 1991 г. в Праге подписали Протокол о полном прекращении действия Договора.

Взамен Горбачев получил устные заверения Запада о том, что НАТО не будет придвигаться к границам СССР. Подобное следовало бы трактовать не как глупость, а как преступление, связанное с ненадлежащим исполнением президентом СССР своих конституционных обязанностей по обеспечению безопасности страны (пункт 2 статьи 127.3 Конституции СССР). В итоге западные политики сегодня нагло заявляют, что «Россия опасно приближается к границам НАТО».

Доверительные беседы на английском…

Оценивая политику Горбачева, особое внимание следует обратить на практику ведения им переговоров с лидерами западных держав. Как правило, решающую часть переговоров генсек, а затем президент предпочитал вести с главами других государств один на один. Причем Горбачев уже в 1985 г. отменил протоколирование хода межгосударственных переговоров, что позволяло значительную часть достигнутых им договоренностей сохранять в тайне.

Сегодня известно, что Горбачев уже в советский период достаточно сносно владел английским. Начальник охраны В. Медведев в книге «Откровения бывшего начальника личной охраны Горбачева и Брежнева» писал: «У Горбачева были частные встречи с зарубежными лидерами «под разными флагами», но никто не должен был знать о них». Горбачев, владея английским на бытовом уровне, в ходе таких встреч мог наедине обсуждать весьма «щекотливые» вопросы. Для сведения сообщу, что за шесть лет пребывания на посту главы СССР Горбачев пять раз встречался с президентом США Р. Рейганом и шесть – с Дж. Бушем-старшим.

Практика проведения встреч Горбачева с американскими президентами была выработана в Рейкьявике (октябрь 1986 г.) в ходе его встречи с Рейганом. Тогда они наедине у камина, как писал Горбачев в мемуарах, говорили о многом. Но в СССР официально сообщалось, что встреча Горбачева с Рейганом в Рейкьявике завершилась безрезультатно.

Однако литовский правозащитник Валерий Иванов утверждает, что в 1989 г. он ознакомился с брошюрой на литовском языке, изданной в Ватикане. В ней сообщалось, что во время конфиденциальных переговоров Горбачева с Рейганом в Рейкьявике, третьим вопросом из четырёх обсуждался вопрос о выходе из СССР прибалтийских союзных республик. (Иванов В. «Литовская тюрьма». 1996. С. 83).

Но Горбачёв не был бы Горбачёвым, если бы впоследствии не проболтался об «эпохальном» значении этой встречи.

В мае 1993 г. Михаил Сергеевич, будучи во Франции, признался в интервью газете «Фигаро», что в Рейкьявике он фактически сдал СССР на милость США: «Рейкьявик был драмой, большой драмой… На той встрече в верхах мы зашли так далеко, что обратно уже повернуть было нельзя». Этим было всё сказано.

Не менее значимой оказалась встреча Горбачева с Д. Бушем-старшим в декабре 1989 г. на Мальте. В ходе неё Михаил Сергеевич дал окончательное «добро» на изменение политического строя в СССР, пересмотр отношений СССР с западными странами и включение ГДР в состав ФРГ… О содержание бесед Горбачева в Рейкьявике и на Мальте стало известно из интервью бывшего председателя КГБ СССР В. Крючкова корреспонденту «Литературной газеты» Дм. Беловецкому в 2001 г. Владимир Александрович тогда заявил, что: «Горбачев всегда был предателем партии и страны» (см. «Десять лет, которые потрясли…». М.; Вагриус, 2002. С. 36).

Верная констатация, но, как говорят, дорога ложка к обеду. Если бы Крючков эту информацию озвучил в декабре 1990 г. на IV съезде народных депутатов СССР, поддержав предложение С. Умалатовой об отрешении Горбачева от должности президента страны, то, возможно, мы сегодня жили бы в обновленном СССР.

Кому в СССР закон был не писан…

Особо следует сказать о преступном нарушении Горбачевым ряда положений Конституции СССР. Известно, что 12 июня 1990 г. Первый Съезд народных депутатов РСФСР, по инициативе Ельцина, принял Декларацию о государственном суверенитете России, в которой провозглашалось верховенство российских законов над союзными. Это было фактическим выходом России из состава СССР. Горбачев, присутствовавший на съезде, имел возможность остановить этот процесс, но предпочел этого не делать.

Тем самым он как президент СССР допустил нарушение статьи 74 Конституции СССР, гарантировавшей верховенство законов СССР над законами союзных республик, а также пункта 2 статьи 127.3 Конституции СССР, согласно которой Президент СССР обязан был обеспечивать суверенитет, безопасность и территориальную целостность страны.

Горбачев пошел на эти нарушения сознательно. По свидетельству первого зампредседателя КГБ СССР Филиппа Бобкова, перед голосованием за проект Декларации о государственном суверенитете России он вместе с генерал-полковником Константином Кобецом направились к Горбачеву с этим документом. Президент СССР прочел проект и заявил, что не видит в нем ничего страшного. Якобы это не является угрозой Союзу, и причин реагировать на это союзным властям он не видит.

Бобков и Кобец были поражены. Президент СССР не мог не понимать, что верховенство законов крупнейшей республики над союзными означало начало краха Союза. Тем более что к этому времени Литва, уже провозгласившая независимость, наглядно показала Горбачеву, что такое верховенство законов республики над союзными.

Не менее возмутительным, а точнее преступным, явилось поведение президента СССР в отношении советских граждан, проживавших в Литве, ультимативно объявившей выход из СССР. Третий внеочередной Съезд народных депутатов СССР своим Постановлением от 15 марта 1990 г. объявил решение ВС Литвы о выходе из СССР от 11 марта 1990 г., не имеющим юридической силы. Более миллиона жителей республики, поверив Постановлению Съезда и заверениям Горбачева, продолжали считать себя гражданами СССР и до 22 августа 1991 г. жили по советским законам.

После провала так называемого августовского путча 1991 г. литовские сепаратисты взяли под контроль ситуацию в республике. И сразу начались беспрецедентные гонения на сторонников СССР. В начале сентября 1991 г. в Москве начал работу Пятый внеочередной Съезд народных депутатов СССР. Казалось бы, самое время было этому съезду вернуться к Постановлению Третьего Съезда, предложить властям Литвы реально оценить ситуацию и прекратить преследование граждан СССР.

Пытаясь напомнить Горбачеву о гражданах СССР в Литве, я. как депутат Верховного Совета Литвы и Председатель Комитета граждан СССР Литовской ССР, обратился к Горбачеву с просьбой вмешаться в ситуацию. С большим трудом мне удалось добиться, чтобы моё письмо было положено на стол президиума съезда перед президентом СССР. Он прочитал его и небрежно отбросил в сторону, хотя был обязан внести на рассмотрение Съезда вопрос о «Постановлении внеочередного третьего Съезда народных депутатов СССР в связи с решениями Верховного Совета Литовской ССР от 10–12 марта 1990 года».

Но, к счастью, работники секретариата Съезда разместили моё письмо на информационном стенде. Так факт моего обращения к президенту СССР был зафиксирован, однако какие-либо действия по защите граждан СССР в Литве не последовали. Тем самым Горбачев грубо нарушил пункт 1 статьи 127.3 Конституции СССР, гласящей, что «Президент СССР выступает гарантом соблюдения прав и свобод советских граждан, Конституции и законов СССР».

Последующие действия президента СССР были ещё более возмутительными. 6 сентября 1991 г. неконституционный орган, именуемый Госсоветом СССР, ограничившись общими фразами о правовой защите граждан СССР в Литве, признал независимость Литовской Республики.

Известно, что 4 ноября 1991 г. начальник Управления по надзору за исполнением законов о государственной безопасности Прокуратуры СССР В. Илюхин возбудил уголовное дело против президента СССР по факту совершения им преступления в виде измены Родине. Перечислю основания для этого обвинения, которые были изложены в Постановлении, подписанным государственным советником юстиции 2 класса В.И. Илюхиным.

Во-первых, Госсовет СССР не являлся законодательным органом власти Союза ССР и был не вправе решать вопросы, отнесенные к компетенции Верховного Совета и Съезда народных депутатов СССР. Во-вторых, Постановления Госсовета о выходе Литвы, Латвии и Эстонии из состава СССР противоречили Закону СССР «О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР». В-третьих, президент СССР Горбачев, возглавляя Госсовет, вопреки требованиям пункта 2 ст. 127-3 Конституции СССР, обязывающим его выступать гарантом суверенитета и территориальной целостности Союза ССР, не выполнил возложенных на него конституционных обязанностей.

В действиях Горбачева Илюхин усмотрел признаки преступления, предусмотренного ст. 64 УК РСФСР (измена Родины). Однако верный паладин президента СССР, Генеральный прокурор СССР Н. Трубин закрыл уголовное дело против президента СССР, а Илюхин был уволен из Прокуратуры СССР.

От Сумгаита до Вильнюса

Крайне циничным явилось поведение Горбачева в межнациональных и сепаратистских конфликтах. Имеются в виду трагические события в Сумгаите (Азербайджан, февраль 1988 г.), Тбилиси (Грузия, апрель 1989 г.), Баку (Азербайджан, январь 1990 г.), Вильнюс (Литва, январь 1991 г.). Анализ этих событий показал, что им присуща одна и та же тактика Горбачева.

Подстрекатели этих событий, действовавшие, как правило, по заранее намеченным планам, получали возможность беспрепятственно нагнетать ситуацию в республиках, пока события не приобретали агрессивный характер. Затем Горбачев выжидал, пока ситуация не приобретала необратимый характер и лишь тогда давал указание применить воинскую силу. Складывалось впечатление, что он специально расшатывал общественно-политическую ситуацию в стране.

Отмечу, что после устранения вышеперечисленных конфликтов, их подлинные причины, по указанию Горбачева, скрывались. Так, 29 февраля 1988 г. Политбюро ЦК КПСС признало, что массовые погромы и убийства в Сумгаите осуществлялись по национальному признаку. Однако 18 июля того же года на заседании Президиума ВС СССР Горбачёв преподнес их, как хулиганские проявления. Правоохранительные органы СССР приняли эту версию, а националисты в Союзе поняли, что агрессивное насилие является мощным средством достижения их целей.

Позорно трусливую позицию Горбачев занял на заседании ВС Союза ССР, рассматривавшего трагические события в Тбилиси в апреле 1989 г. Тогда советские десантники были обвинены в применении саперных лопаток против мирных граждан. Между тем зампред КГБ СССР Ф. Бобков сообщил, что операторы КГБ СССР сняли кинофильм, свидетельствовавший, что сапёрными лопатками десантники лишь защищали головы от летящих из толпы камней и бутылок. (Ф. Бобков. Как готовили предателей… М.; Эксмо, 2011).

Согласно выводам судмедэкспертизы, жертвы в Тбилиси погибли от давки в толпе. Однако тема сапёрных лопаток прозвучала на Верховном Совете, как истина. Горбачев, знавший правду, промолчал.

Особо отмечу непорядочность и трусливость президента СССР, постоянно заявлявшего, что он не имеет отношения к участию воинских подразделений в ликвидации межнациональных конфликтов. Наиболее ярко это проявилось в силовой акции по восстановлению действия Конституции СССР на территории Литвы в ночь с 12 на 13 января 1991 г. Наутро, после акции, Горбачев заявил, что он не в курсе, что произошло в Вильнюсе. Якобы это была инициатива военных вильнюсского гарнизона и некого Комитета национального спасения Литвы.

В настоящее время в Литве с 27 января 2016 г. идет заочный судебный процесс по делу о трагических событиях у вильнюсской телебашни в январе 1991 г. Обвиняемыми по этому делу числятся 60 граждан России, якобы совершившие военные преступления на территории Литвы. Всем им грозит пожизненное заключение, что подтверждает абсурдное обвинение против российского полковника Ю. Меля. Его военное преступление, по мнению литовских прокуроров, состоит в том, что он, будучи 22-летним лейтенантом и командиром танка, произвел три холостых выстрела из танковой пушки в воздух у вильнюсской телебашни.

Особо отмечу, что основные данные об участниках силовой акции и их действиях в Вильнюсе в январе 1991 г. Генпрокуратура Литвы почерпнула из 37 томов уголовного дела № 18/5918-91 о событиях, имевших место в Вильнюсе, следствие по которому провела Прокуратура СССР. 26 сентября 1991 г. все 37 томов (оригиналы!) Прокуратура СССР передала Генпрокуратуре Литвы. Без сомнения, Генпрокурор СССР Трубин мог осуществить такое только по указанию президента СССР. Оценку степени подлости и предательства Горбачева в этой ситуации я даже затрудняюсь дать.

Отмечу, что бывший президент СССР М. Горбачев, давший указание о проведении силовой операции в Литве, в числе обвиняемых не числится. Видимо, это плата литовских властей за его содействие выходу Литвы из СССР и за передачу вышеназванных 37 томов. В Обвинительном Акте по делу о январских событиях, насчитывающим 3394 листа и внесенном Генпрокуратурой Литвы на рассмотрение Вильнюсского окружного суда, главным обвиняемым числится бывший министр обороны СССР маршал Д. Язов. Якобы он создал «организованную группу» в составе В. Крючкова, Б. Пуго и О. Шенина, которая решила вернуть Литву в состав СССР.

В этом документе Горбачев (лично) вообще не упоминается. Это более чем странно. Ведь не секрет, что в период перестройки Михаил Сергеевич сумел установить режим личной власти в КПСС и СССР. Это позволило ему трижды сменить состав Политбюро и ЦК КПСС, несколько раз перетасовать генералитет Советской армии, аппарат Совмина, Госплана и ведущих союзных министерств, подобрать под себя руководителей союзных СМИ.

Полагать, что какое-то важное событие в Союзе происходило помимо Горбачева, просто наивно. С тем, кто так посмел бы поступить, разговор был бы коротким. Примером является судьба уже упомянутого бывшего министра обороны СССР маршала С. Соколова. После отрешения от должности на Политбюро ЦК КПСС в мае 1987 г., бывший министр моментально лишился всех привилегий, и был вынужден добираться из Кремля домой на метро.

Нет государства, нет ответственности

Единственное, что в Союзе произошло без ведома Горбачева, была беловежская сходка в декабре 1991 г. президентов России, Украины и Белоруссии Она состоялась потому, что заокеанские кукловоды сочли президента СССР бесполезным политическим балластом.

Беловежье было не экспромтом трех предателей Б. Ельцина, Л. Кравчука и С. Шушкевича, а частью плана по разрушению Союза, по которому Горбачева, исполнявшего роль политического Буратино, довольствовавшегося пустыми обещаниями Запада, убрали с политической сцены.

Известно, что в период беловежского сговора, прекратившего существование СССР, советский спецназ почти сутки в полной боевой готовности ждал вылета в Белоруссию для ареста заговорщиков. Но приказа от президента СССР так и не последовало, хотя законы СССР и результаты мартовского 1991 г. Всесоюзного референдума о сохранении Союза, подтвердившего стремление 77,85% населения жить в единой стране, позволяли президенту СССР принять самые суровые меры к беловежским заговорщикам.

Налицо очередное грубейшее нарушение Горбачевым своих конституционных обязанностей. Не вызывает сомнений, что распад СССР для Михаила Сергеевича был желанен. Это позволяло ему избежать ответственности за содеянные преступления против советского государства и народа. Нет государства, нет ответственности.

Не случайно начальник охраны Горбачева Владимир Медведев отмечал, что для Михаила Сергеевича: «была ценна лишь идеология самовыживания». Этой идеологией он руководствуется до сих пор, хотя давно пора понять, что политическому лузеру, каковым, безусловно, является бывший президент СССР, следует не давать советы, кому и как заниматься политикой, а сидеть в баварском замке и ждать суда. Благо, что Израиль показал: бывшие руководители государства тоже должны нести ответственность за совершенные преступления.

Владислав Швед

Специально для «Столетия»
http://www.stoletie.ru/vzglyad/o_roli_mihaila_gorbacheva_v_istorii_475.htm
Рейтинг 4.50 из 5
Все поля обязательны для заполнения

Оставить комментарий


Оставить комментарий Очистить