С КЕМ ВЫ, МАСТЕРА ПОЛИТИКИ?

Автор: Владимир СМЫК   08.08.2017   Рейтинг: 4,3  

«Если ты выстрелишь в прошлое из пистолета, будущее выстрелит в тебя из пушки». Сегодня, когда желающим стрелять в прошлое России несть числа, эти слова дагестанского народного поэта звучат особенно актуально. Показательно, что именно Муфтият Дагестана — пока единственный из  религиозных  институтов России, который официально высказал свое отношение к фильму «Матильда» (РПЦ недавно отказалось давать официальную оценку фильму).  В обращении Муфтията говорится, что мусульмане республики глубоко возмущены тем, что царь Николай II, «чьё имя является сакральным для большинства мусульман и для миллионов православных христиан», в фильме выставлен в отвратительном и кощунственном виде. Протесты верующих, общественного движения «Царский крест», энергичная позиция депутата Натальи Поклонской несколько смутили власти, и премьера фильма, намеченная на 30 марта, пока не состоялась. Министерство культуры РФ сообщило, что вопрос о выдаче фильму прокатного удостоверения будет решаться после завершения работы над картиной.

Лукавая, однако, позиция. Министр Медынский, религиовед, позиционирующий  себя верующим христианином, и, значит, вместе с Русской Православной Церковью  признающий Николая II святым страстотерпцем, вместо того чтобы вынести свое отношение к картине, чей характер более чем прозрачно показывают кадры, которые иначе, чем порнографией не назовешь, пытается ввести людей в заблуждение. Но люди-то умнее, чем он полагает, и задают простой вопрос: как может быть не закончена работа над фильмом, премьера которого планировалась в марте, а теперь намечена аккурат к столетней годовщине Октября?

Но чем ближе намеченная премьера, тем все откровеннее позиция господина Медынского. Министерство культуры при выдаче прокатного удостоверения фильму Алексея Учителя «Матильда» не будет учитывать экспертизу, проведенную по инициативе депутата Госдумы Натальи Поклонской, — заявил   замминистра культуры Владимир Аристархов. «Это вакханалия демократии. Как можно судить фильм, который никто еще не видел?» — сказал министр в апреле.  Тот же аргумент привел пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков, заявив тогда же, что оценивать не вышедший на экраны фильм «по меньшей мере странно». «Я уверен, что в нём есть и правильные, хорошие стороны», — сказал о  «Матильде» пресс-секретарь патриарха Московского и всея Руси Александр Волков. Может и есть, отец Александр, но не худо было бы их назвать, вкупе и с плохими сторонами, которых, исходя из контекста Вашей фразы, больше. И что значит, «уверен»?  С чужих, значит, слов? Если бы Вы были на просмотре, то сказали бы: «Уверяю вас: вот это  в «Матильде» хорошо, а это – никуда не годится».

Хочется  спросить министра и пресс-секретарей: а что, милостивые государи, мешает вам увидеть этот фильм, пока он не вышел на широкий экран? Митрополит Иларион, например, увидел и назвал его «апофеозом пошлости». И разве не прямая обязанность пресс-секретаря главы государства доложить ему, что это за кино, которое еще до массового просмотра вызвало в обществе раскол, негодование православных граждан, крестные ходы в разных городах и более ста тысяч подписей с требованием запретить его показ?  Ясно, что «судить фильм», когда он выйдет в прокат, будет поздно,  независимо от того, признают ли официально, что он оскорбляет чувства верующих и искажает исторические факты. По этой логике нельзя судить о бомбе, если она лежит  в бомбовом отсеке. Нам предлагают ее сбросить и смотреть: причинит ли она вред.

Больше того. Оказывается, если мы не разрешим сбросить эту бомбу массового информационного поражения, то поступим как агрессоры. «Агрессия иногда воплощается в преступные деяния, а иногда, по сути, сводится к преследованию автора, произведения которого еще никто не видел, — сказал Дмитрий Медведев, прозрачно намекая на «Матильду» Алексея Учителя; к агрессии, по словам премьера, приводит низкий уровень культуры в обществе. — А культура и искусство – синонимы нашей внутренней свободы, а задача государства заключатся в том, чтобы обеспечить эту свободу законодательными и финансовыми мерами». Об агрессии, от которой «конечно же, нужно предостерегать людей», говорит в своем заявлении по поводу картины и пресс-секретарь Патриарха Кирилла. Понятно, что светская и церковная власть не хочет массового беспокойства, которое может вывести верующих на улицу, однако, прежде чем пугать публику агрессией, может, стоит спросить с того, кто выпускает кинопродукцию,  вызывающую возмущение в обществе? Не он ли подлинный агрессор?

Но вернемся к словам Дмитрия Медведева. Премьер хочет убедить нас, по крайней мере, в двух вещах. Первое: не Поклонская, на которую дружно ополчились все либеральные СМИ и Говорухин с Михалковым (первый – глава Комитета Госдумы по культуре, второй – председатель Союза кинематографистов России),  является объектом агрессивной травли, а создатель «Матильды», защищаемый и министром культуры, и предсовмина да и самим президентом, который в ходе «Прямой линии» назвал режиссера патриотом (как тут не вспомнить вопрос покойного Евгения Нефедова: «Если он патриот, то мы кто?»).  Второе: государство всячески поддерживает – в том числе и деньгами – свободу творчества.

Съемки «Матильды» обошлись в полтора миллиарда рублей. Если он не выйдет в прокат, как же  режиссер фильма  Алексей Учитель и его команда отчитаются в трате двадцати миллионов долларов?  Поклонская требует проверить, как потрачены эти деньги, а в это время борцы за свободу искусства от всякой ответственности, кричат: «Караул! Снова цензура! Грядут времена инквизиции!»

Почти с такой же щедростью (1,25 миллиарда рублей) государство недавно оплатило и другой псевдоисторический фильм – «Викинг» (Режиссер Андрей Кравчук). Ложь этой киноленты, сознательное искажение ее авторами русской истории показана целым рядом аналитиков  Скажем только, что в самом названии фильма заложена ложь — красноречиво свидетельствующая об отношении создателей киноленты к исторической правде. Великий князь Владимир не мог быть викингом.  Прадед Владимира Святославовича, князь Рюрик, был варяг, выходец из балтийских славян; жена его сына Игоря Рюриковича,  мать Святослава и бабушка Владимира, Ольга – псковитянка; мать Владимира – Малуша (рабыня, но не из рядовых – ключница княгини Ольги, заведующая её хозяйством, она, как полагают историки, приходилась дочерью древлянскому князю Малу).  То есть во Владимире текла только славянская кровь. Почему же «Викинг»? Потому что создателям фильма надо понравиться Западу, показать себя сторонниками пресловутой норманнской теории, утверждающей, что государственность варварам славянам принесли представители германской расы. С этой теорией боролся еще Ломоносов. Недавние исследования учёных генетиков, установили славянское происхождение Рюриковичей, исходя из результатов ДНК-анализа (см. «Происхождение рюриковичей: ДНК-генеология доказывает». Анатолий А. Клёсов,профессор химии и биохимии Московского и Гарвардского университетов.  http://pereformat.ru/2013/02/ryurikovichi/).

Упоминание о «Викинге» в данном случае уместно потому, что два фильма связаны одной цепью. Обратим внимание, какие выбраны мишени: Святой равноапостольный великий князь Владимир, с которого начинается бытие русского народа (ведь именно с принятием единой веры — христианства – восточнославянские племена стали сплавляться в единую нацию), и святой страстотерпец Николай II, которым сто лет назад закончилось русское самодержавие (и началась по сей день ведущаяся внутренними и внешними силами война  против народа – детища великого князя). И вот эти две картины, подрывающие сам фундамент отечественной истории, щедро осыпаны деньгами.

В нынешнем году на экраны вышел еще один фильм исторического жанра – «28 панфиловцев», потрясающая  своей художественной убедительностью лента, о подвиге бойцов, сражавшихся в знаменитом бое у разъезда Дубосеково (сценарист Андрей Шальопа, режиссеры – Ким Дружинин, Андрей Шальопа»).  А какую финансовую помощь оказало государство его авторскому коллективу?  Более чем скромную. На фильм  собирали с мира по нитке: «нитки» протянули 35.086 человек,  общий бюджет ленты  — 150 миллионов рублей (на порядок меньше, чем стоит «Матильда»). В этой сумме незаметно растворился грант от Министерства культуры (30 миллионов рублей) и 80 миллионов тенге от  казахского правительства (около 14,5 миллионов рублей).   Министр культуры и спорта Казахстана Арыстанбек Мухамедиулы  сказал, что в соответствии с первоначальной договоренностью с Владимиром Медынским, правительство России должно было вложить – два миллиона долларов (получается, что оно дало денег в четыре раза меньше, чем обещало). Забавно, что на презентации фильма в Астане Владимир Медынский с гордостью докладывал Путину и Назарбаеву, что им предстоит увидеть фильм, собранный на народные деньги. Вот так государство «обеспечивает финансовыми мерами» свободу творчества, когда речь идет о подлинном искусстве. Что касается свободы творчества, то  для коллектива, возглавлявшегося Андреем Шальопой, она оказалась усеченной. Прокатчиком картины выступила компания «Universal pictures», которая имела право редактировать фильм, и по ее настоянию много сцен с советской символикой было вырезано. А фильм «Донбасс» (сценарий Александра Проханова, режиссер Владимир Бортко) государство в лице господина Медынского финансировать вообще отказалось.

Ситуация получается следующая. В отличие от патриотического искусства, искусство, наносящее урон национальному самосознанию, подрывающее ценностные установки, лежащие в основе русской цивилизации, действует в условиях наибольшего благоприятствования, щедро финансируется, всячески поощряется, награждается премиями, ему дают ордена (чего стоит недавнее награждение орденом «За заслуги перед Отечеством» II степени солистки группы «Рефлекс» Ирины Тюриной-Нельсон, заполнившей интернет фотографиями, где она снята голышом, как правило, двусмысленных  позах с обнаженными же партнершами). Любые попытки ограничить  эту свободу разрушения пресекаются. Свобода творчества стала орудием в руках тех, кто ненавидит нашу страну и работает на ее уничтожение. И это не только в кино, но и в литературе, музыке, в оперном и балетном искусстве, живописи. Наша страна обречена, если она не ограничит свободу разрушать нравственость, издеваться над своей историей, над своей классической культурой (нельзя не вспомнить в этой связи, скандальную демонстрацию в Большом театре оперы Глинки «Руслан и Людмила» в постановке Дмитрия Чернякова). Экономика и финансы вторичны для национального бытия. Первична культура. Без нее нация не существует.

Премьер говорит о низком уровне культуры в обществе. Ну а каким он может быть, если после распада СССР на экране, в эфире, на сцене господствуют пошлость, ложь, криминал, секс и – в последнее время особенно – пропаганда половых извращений?  Посмотрите на статистику сокращения рождаемости, роста преступности, наркомании – это ли не результат торжества защищаемой и всячески поощряемой властями «свободы», которая в действительности есть рабство греха. Свобода, господа, — это не распущенность, а «осознанная необходимость», по Гегелю, а совсем точно — по Апостолу Павлу: «Где Дух Господень, там свобода» (2-ое послание Коринфянам 3:17). «Матильда» и «Викинг» служит своего рода лакмусовой бумажкой, на которой проверяется вера нашей элиты.  Допустившей к массовому просмотру постельные сцены с актерами, играющими святых,   ей бы покаяться у икон этих святых. Хотя… Если сам пресс-секретарь Патриарха сказал, что Алексей Учитель – «это высокий кинематограф», то получается, что каяться не в чем: она, напротив, приобщает массы к подлинной, высокой культуре.

Вот здесь и возникает вопрос, об уровне культуры нашей политической элиты и корнях этой культуры. Встречаясь в 2011 году с музыкантами группы Deep Purpule, Дмитрий Медведев рассказал, что, будучи учеником, вел в школе дискотеку, и профилирующим в курируемой им музыке был «Hard Rock». И судя по всему, он верен своему увлечению, коль скоро удостоил представителей этого направления приема в президентской резиденции. Что представляет элита постсоветской России в культурном плане — тема специального исследования, но, думается, признание премьера, а в недавнем прошлом  президента, заслуживает внимания.

Начало 80-х годов, когда Дима Медведев учился в старших классах средней школы, страна переживала мощный подъем музыкальной культуры, питавшейся от русских национальных  корней. Писали музыку великий  Свиридов и гениальный Гаврилин, пленял силой и артистизмом «Золотой бас России» Ведерников, пели непревзойденные  Архипова и Образцова… Эта музыка покорила мир. Знаменитый французский виолончелист  Поль Тортелье в Париже целовал руку Георгию Свиридову. Но не до русской музыкальной культуры было  советской «золотой молодежи». Она обожала «тяжелый рок», связь которого с культом сатаны общепризнанна. Пристрастия и вкусы значительной части нашей элиты сформированы вне интереса к русской культуре, она или равнодушна или даже враждебна к ней (вспомним слова Чубайса о его ненависти к Достоевскому), а часто просто с ней не знакома (Черномырдин, например, не помнил в каком веке творил Пушкин). Герман Греф считает образцом «иудейскую культуру кабалы, которая давала науку жизни». Что такой элите до русской классической литературы, которая науку жизни видела в Евангелии!

В заключении еще раз вернемся к словам Дмитрия Медведева об уровне культуры в нашем обществе. Высок он или нет — зависит от политической элиты. Она держит планку, создает атмосферу, в которой развивается или гаснет культура. Наша элита, как правило, поддерживает творческую интеллигенцию либерального направления, то есть передовой отряд пятой колонны,  ненавидящей нашу страну, презирающую ее народ, незаинтересованную в развитии его культуры. «Российское население неэффективно, — разглагольствует Дмитрий Быков – Надо дать ему возможность спокойно спиться или вымереть от старости». И ведь не боится писатель, именуемый в Википедии русским, что его привлекут по 282 статье за разжигание межнациональной розни. При таком отношении к народу, создавшему высочайшие образцы во всех сферах искусства, неизбежно понижение культурного уровня в институтах самой власти.

Свита делает короля, а референты – президента. Принимая Оливера Стоуна в Бочаровом  Ручье, Владимир Путин сказал, что здесь начал путь за золотым руном Одиссей. Каков же уровень его референтуры, если она не подсказала шефу, что за золотым руном отправился вовсе не Одиссей, а Язон. Не заметила его ошибки или не знала то, что должен знать каждый школьник? А ошибка растиражирована по всему миру.  Другой пример. На встрече с учителями Путин цитирует строки печально знаменитого стихотворения «Прощай, немытая Россия». Литературоведами доказано, что Лермонтов его не писал эти русофобские стихи, что автор мистификации – Д.Д.Минаев. Президент, может, и не обязан это знать. А вот референты… Что же сетовать на низкий уровень культуры общества, господа руководители. Проверьте этот уровень у ваших ближайших помощников.

Не исключаю, впрочем, что референты знают, кому принадлежат слова «немытая Россия». Но, видимо, уровень их «патриотизма» такой же, как у Алексея Учителя и Андрея Кравчука, в фильме которого действующие лица  буквально залеплены грязью: они   живут в условиях жуткой антисанитарии. Неужели авторы фильма «Викинг» не знают, что ещё святой Андрей Первозванный удивлялся как диву баням в славянской земле, что внучка Святого Владимира Анна, став женой французского короля Генриха, писала отцу:  «Батюшка,  да за что ты меня ненавидишь? И отправил в эту грязную деревню, где умыться-то негде». Но именно русские города  (кстати, викинги называли древнюю Русь «Гардарикой» — страной городов) в фильме показаны как грязные деревни. А уж Киев, у которого было столько данников, куда Олег, Игорь, Ольга и Святослав свозили богатства после многочисленных походов, разгрома Хазарии, войн с Византией, не мог не быть благоустроенным, красивым городом. Но это уже традиция современных наших кинематографистов – показывать Русь в неприглядном виде. Вспомним сериал «Раскол» (режиссёр Николай Досталь): щелястые дома, в которых гуляет зимний ветер (это в Сибири!), живут неотёсанные полуварвары, занимающиеся блудом прямо в храме…  Обмазывание России грязью – ах, как оно нравится Западу.

«Прощай, немытая Россия»… Так ведь это лозунг, мечта наших либералов распрощаться с нелюбимой родиной и обосноваться на любезном их сердцу Западе. И до тех пор, пока наша элита будет чужда русской национальной культуре, осыпанные золотом ленты, вроде «Матильды», Алексей Учитель и ему подобные будут штамповать один за другим.

И, наконец, самое последнее. Отказ РПЦ дать официальную оценку фильму создает прецедент, отнюдь не способствующий усилению ее позиций в российском обществе. Если Церковь канонизировала Николая II, кто как не она должна отстаивать его святость? Почему Муфтият Дагестана оказался принципиальнее? Если мусульмане в защите нравственности выступают тверже Московского Патриархата, на чьей стороне окажутся общественные симпатии? Закрыв глаза на «Викинг» и не участвуя в борьбе против «Матильды» («утерлись» с князем Владимиром, «утрутся» и с Николаем» — такова логика тех, кто правит бал в нашем кинематографе), разве наше церковное руководство не попустительствует врагам Церкви? Не замечает, что они переходят в наступление? Либералы  дали ведь свободу Церкви вовсе не бескорыстно. Либералы использовали ее в борьбе с советской властью для дискредитации социалистического строя, чтобы в период ломки политической и экономической системы исключить возможность поворота страны к христианскому социализму. Общество, в массе своей отвергавшее рыночный беспредел, к нему бы неизбежно пришло. Теперь же Православная Церковь им не нужна — она союзник «русской имперскости», и либералы неизбежно захотят эту свободу у Церкви отнять. Надо только подготовить массы. Рекордный кассовый сбор «Викинга» (а у «Матильды» на фоне страстей, разгоревшихся вокруг фильма, он наверняка будет еще больше)  — свидетельство того, что такая подготовка уже началась.

Рейтинг 4.33 из 5
Рубрика: Слуги народа
Все поля обязательны для заполнения

Оставить комментарий


Оставить комментарий Очистить