Об уровне культуры и неспособности к управлению представителей местной власти

Автор: Александр РАШКОВСКИЙ   12.09.2016   Рейтинг: 4,0  

Намедни в разговоре со мной наш главный шаляпиновед Борис Васильевич Садырин рассказал мне, что хлопочет о достройке памятника Федору Ивановичу Шаляпину. На его письмо в Правительство области он получил ответ, что место, где установлен памятник это городская территория и ему надлежит обращаться к городским властям. Понятно, что это чисто чиновничья отписка.

Однако я хочу начать с вопросов планировки и застройки нашего города.

Потому что его ОБЕЗОБРАЖИВАНИЕ, как и обезображивание других провинциальных городов России, за редкими исключениями, происходит ежедневно.

Недавно мне попала в руки замечательная книга харьковского архитектора Диканского, изданная в 1915 году. Вот что он писал:

«Характер переживаемой нами эпохи определяется, прежде всего, разложением старого уклада сельской жизни и нарастанием больших городских поселений.

Огромные массы населения, приливающие в большие города, затесняют их до крайней степени.

Прежний тип односемейного особняка с просторным двором и садом постепенно отходит в прошлое, и ему на смену идет небоскреб с тесным двором, без воздуха, без света, без зелени.

Этот необычайный и стремительный рост городов застал русские городские самоуправления совершенно неподготовленными.

Несовершенство или, вернее, полное отсутствие строительных правил имело своим последствием спешную и хаотическую застройку городской территории при полном безучастии органов самоуправления.

Не сдерживаемое никакими ограничительными нормами частное строительство, в полном пренебрежении интересам общественным, приняло стихийные формы и до крайности ухудшило наше городское благоустройство.

Городские центры при таких условиях стали очагами заразы и эпидемий, угрожающими великому благу населения его здоровью и жизни, не говоря уже о том ущербе, которые понесли города в художественно-эстетическом отношении.

Запад уже пережил этот период беспорядочного строительства.

Вопрос о планомерной застройке городов в настоящее время во всем культурном мире, за исключением России, привлекает к себе серьезное внимание и признается вопросом государственной важности.

Уже прошло два десятилетия, как за ним признано право быть выделенным в отдельную дисциплину – «Учение о градостроительстве».

Не говоря уже о значительной серьезной литературе и специальных периодических изданиях, этот вопрос широко популяризируется отдельными кафедрами при университетах, конгрессами и выставками. А на последнем ВСЕМИРНОМ КОНГРЕССЕ ПО ЖИЛИЩНОМУ ВОПРОСУ, состоявшемся в сентябре 1913 года в ГААГЕ, вопрос о планировке и расширении городов составлял один из четырех тезисов всей программы конгресса.

Современное положение городского и жилищного дела в России властно требует постановки этого вопроса и у нас во всей его широте.

Между тем, до настоящего времени у нас ни в обществе, ни в литературе этому вопросу не уделялось должного внимания. За исключением специальных трудов, мы не имеем литературы для ознакомления широких кругов с современным положением этого вопроса.

Поэтому автор счел своевременным собрать в этой книге ряд статей, большинство которых, в виде самостоятельных очерков, было уже напечатано в различных периодических изданиях.

Собранные воедино, эти статьи составляют законченное целое и дают полный обзор главнейших основ дела РАЗУМНОГО ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВА,

Вся эта работа имела первоначально чисто практическую цель. Она обязана своим возникновением Харьковскому Отделу Императорского Русского Технического Общества, по поручению которого она была составлена при обсуждении вопроса о введении в Харькове строительных правил.

Прочитанная 20 мая 1913 года в виде доклада на общем собрании всех секций Императорского Технического Общества, она имела своим следствием принятую единогласно резолюцию: «Ознакомить с докладом М.Г. Диканского Харьковскую Городскую Думу и просить Думу принять положения доклада в дополнение в новым ОБЯЗАТЕЛЬНЫМ ПОСТАНОВЛЕНИЯМ».

Нельзя смотреть на задачи градостроительства как на некоторую теоретическую роскошь.

Рациональное устройство городов тесно связано с существенными вопросами общежития.

Правильно замечает выдающийся авторитет в этой области профессор Штюббен: «Градостроительство не только создает основание и общие условия для развития частного строительства. Оно есть в то же время и всесторонняя и попечительская забота о ТЕЛЕСНОМ И ДУХОВНОМ БЛАГОСОСТОЯНИИ ГРАЖДАН.

Градостроительство – это практическая основа ОБЩЕСТВЕННОЙ ГИГИЕНЫ.

ЭТО КОЛЫБЕЛЬ, ОДЕЖДА И УКРАШЕНИЕ ГОРОДА,

Это синтез частной и общественной деятельности в ВЫСШЕМ ЕДИНСТВЕ.

Градостроительство – это важное САМОСТОЯТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВО.

Благодаря градостроительству, большей части населения обеспечивается значительная доля ВНЕШНЕЙ ПРИВЛЕКАТЕЛЬНОСТИ ЖИЗНИ.

Его созданиями пользуются одинаково как богач, так и бедняк.

В градостроительстве мы открываем художественное начало УРАВНИВАЮЩЕЙ СПРАВЕДЛИВОСТИ, сотрудничество разнообразнейших элементов в устранении СОЦИАЛЬНЫХ ЗОЛ и плодотворнейшую общественную работу в деле утверждения СОЦИАЛЬНОГО БЛАГОПОЛУЧИЯ.

Предмет градостроения является, таким образом, сложным комплексом вопросов ЭКОНОМИЧЕСКО-ЮРИДИЧЕСКИХ с одной стороны, и САНИТАРНО-ГИГИЕНИЧЕСКИХ и ХУДОЖЕСТВЕННЫХ с другой.

Автор далек от мысли исчерпать эту обширную тему.

Он ставит лишь своей задачей указать, насколько ценным является для нас богатый опыт западноевропейских стран и популяризировать в широких кругах один из неотложных и важнейших вопросов русской жизни.

«Город в своей особой индивидуальности представляет гармоническое целое, теснейшим образом связанное со всей нашей жизнью и деятельностью.

Города, это высеченные из камня формы ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ, выразительнейший памятник ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ИСТОРИИ» – такими словами профессор Генцмер определяет значение города.

Город не есть КОНГЛОМЕРАТ отдельных улиц, кварталов и домов, он – НЕРАЗРЫВНОЕ ЦЕЛОЕ.

Идея того, что город в своем целом сам по себе может представлять произведение искусства, что он вообще может быть ГАРМОНИЧЕСКИМ ЦЕЛЫМ – эта идея не нова.

Еще Томас Мор в своей знаменитой «Утопии» мечтал о создании города совершенного типа.

Микеланджело задался грандиозным проектом пересоздать часть своей родной Флоренции, что он, отчасти, и выполнил.

Леонардо да Винчи оставил после себя разработанный план города.

В новейшее время мы знаем примеры, когда целые города были в действительности построены по заранее созданным планам.

Один из таких городов – Лечворт, в 60 милях от Лондона. Он построен по проекту английского архитектора Унвина, удостоенного ПЕРВОЙ премии на конкурсе проектов городов.

В России по заранее составленному плану построен город Дальний, отчасти Петербург, Одесса, Ростов-на-Дону.

Однако, если строить города по определенному плану не представляет собой особых трудностей, то сламывать и перестраивать старые города сопряжено с непреодолимыми препятствиями.

Так, Гамбург, после известной холерной эпидемии, перестроил всю южную часть старого города, загроможденную скученными постройками. Заметим, что пролом только одной из улиц обошелся городу в 26 миллионов марок.

В Англии большинство провинциальных городов в последнее время принуждено было в санитарных целях перестроить целые кварталы.

На Всемирной выставке в Генте в 1913 году, наглядно можно было видеть, с какими ЧУДОВИЩНЫМИ ЗАТРУДНЕНИЯМИ приходилось бороться вследствие запоздалого составления планов.

Между тем, русские города, не исключая столиц, до настоящего времени, несмотря на интенсивное строительство, СОВЕРШЕННО БЕЗУЧАСТНО относятся к вопросу о застройке и планировке городов. За несколькими исключениями, провинциальные города вообще не имеют НИКАКОЙ СТРОИТЕЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ.

Но даже в столицах и в тех немногих городах, где введены Постановления о строительной части, важнейший вопрос о планировке городской территории ОБОЙДЕН МОЛЧАНИЕМ.

В этих правилах не предусматриваются НОРМЫ ИНТЕНСИВНОСТИ ЗАСТРОЙКИ, как отдельных земельных участков, так и общей городской площади в зависимости от высоты зданий. В них нет руководящего плана, нет ШИРОКОЙ ПЕРСПЕКТИВЫ относительно планировки и будущей застройки городской территории.

Между тем, большие города  являются в настоящее время центрами духовной и художественной жизни, средоточением политической деятельности.

Непрерывно растут и материальные богатства больших городов, как это выражается в необычайном росте городской ЗЕМЕЛЬНОЙ РЕНТЫ.

Проблема города приобретает при таких условиях совершенно особую необычайную важность.

Эта проблема, прежде всего, заключается в том, чтобы создать постоянно возрастающему населению городов условия для полного развития их физических сил и духовно-нравственного здоровья, которые предохранили бы их от ВЫРОЖДЕНИЯ.

Необходимость здоровых жилищ на опрятных улицах в хороших городах, при наличии садов и парков столь НЕОТЛОЖНА И ВАЖНА, что должна встретить самый сердечный прием у тех, кому дороги интересы детей, граждан, расы и нации.

Правильная планировка городских улиц обнимает все стороны благоустройства – вопросы передвижения гигиены и эстетики.

В общем плане города наиболее ценные художественные достижения получаются не от самодовлеющей эстетики, но от воплощенной во внешности города разумности путей сообщения и ГИГИЕНИЧЕСКОЙ ЦЕЛЕСООБРАЗНОСТИ.

Так, например, эмпирически установлено, что на каждые 50.000 жителей число детей школьного возраста составляет от 6 до 8 тысяч человек, для которых требуется от 6 до 8 гектаров спортивных площадок, считая, что в играх принимает участие только половина детей. Немцы говорят: «Кто был мальчиком без спортивной площадки, тот будет взрослым без работы».

Чтобы оценить сады и спортивные площадки, достаточно вспомнить, как сильно страдают дети и подрастающее поколение от отсутствия СВОБОДНЫХ МЕСТ ДЛЯ ИГР И РАЗВЛЕЧЕНИЙ. С какой жадностью они набрасываются на всякий еще незастроенный участок,  чтобы побегать и поиграть. Но таких пустырей становится все меньше и меньше, и дети вынуждены выйти со своими играми на улицу, в ГРЯЗНЫЕ, ЗЛОВОННЫЕ И ТЕСНЫЕ ДВОРЫ.

Поэтому в Англии устройство парков и садов начинает интенсивно развиваться в 1880-х годах 19 века. С 1883 по 1902 год площадь зеленых насаждений в Лондоне увеличилась на 50%. И, что особенно важно, парки росли БЫСТРЕЕ НАСЕЛЕНИЯ.

Важное значение для притока новых садов и парков имеют обычаи и законы, запрещающие застройку мест, которые когда-то были кладбищами. Эти законы, вполне отвечающие чувству благочестия, являются вместе с тем гарантией увеличения свободных пространств.

Мы видим, что во всех культурных странах идет усиленная работа по устройству зеленых насаждений.

Тем безотрадней представляется картина нашей родины: при необъятных пространствах и при сравнительно большой площади наших городов, площадь зеленых насаждений в них ничтожна.

НЕПРАВИЛЬНАЯ И БЕСПОРЯДОЧНАЯ ЗАСТРОЙКА имеет результатом худшие жилища, а дурные жилища ведут к алкоголизму, к проституции.

По мере того, как развивались и росли города, улицы наводнялись огромными многоэтажными чудовищами.

Произошла индустриализация города и прежний дом, имевший своим предназначением лишь обслуживать жилищные потребности своего владельца, превратился в промышленное предприятие для ПОЛУЧЕНИЯ ДОХОДА И НА ПРЕДМЕТ СПЕКУЛЯЦИИ.

Все увеличивающаяся строительная горячка, несдерживаемая никаким регулирующим началом, ставила своей главной целью ИЗВЛЕЧЕНИЕ МАКСИМАЛЬНОЙ ВЫГОДЫ ОТ СТРОЕНИЯ. Заботы о красоте его отступали на второй план, а подчас и совершенно переставали всякую роль.

Следствием всего этого было ОБЕЗОБРАЖИВАНИЕ ЦЕЛЫХ ЧАСТЕЙ ГОРОДА.

Города постепенно теряли СВОЮ ФИЗИОНОМИЮ, и на них все сильнее и гуще ложилась печать БЕЗЛИЧНОГО И БЕСФОРМЕННОГО АРХИТЕКТУРНОГО ШАБЛОНА.

Застройка наших городов происходит в условиях ПРОТИВОРЕЧАЩИХ ОСНОВНЫМ ЗАКОНАМ ГИГИЕНЫ И ОБЩЕСТВЕННОГО ЗДРАВИЯ, а также элементарным правилам эстетики и морали.

Города должны дать людям здоровый приют, удобную жизнь, а также и КРАСОТУ, ибо красота города воспитывает, ПОДНИМАЕТ ДУХ, возвышает интеллект».

Диканский М.Г. ПОСТРОЙКА ГОРОДОВ, ИХ ПЛАН И КРАСОТА. Петроград: Издание Н.П. Карбасникова, 1915, с. VII-XI, 1-15 и далее.

Скажите, изменилось ли что у нас в городе, хотя прошло уже 100 лет? Да ничего!

Посмотрите на его застройку.

Приведу только два примера. Посмотрите квартал между улицами Казанской, Труда, Ленина и Пятницкой. Да там во дворах нет места даже для клумбы. Или возьмите новый район «Солнечный берег в Чижах. Там не ни одного парка, ни одного сквера. Разве можно так планировать и строить в городе, если он строится для людей?

Правда и в предыдущие времена было попорчено немало. Так первое «дворянское гнездо» было построено на месте Первомайского сада города. Сегодня вся эта территория замусорена до предела. Наша областная больница была построена на месте Ахтырского кладбища (представляете какая энергетика в больнице!). Вырублены сады под застройку в квартале между улицами Московской, Дерендяева, Преображенской и Октябрьским проспектом. И таких примеров немало.

И чем в это время занимается наш глава города, который сейчас всеми силами стремится попасть в Государственную Думу? Он ратует с огромных транспарантов за ПОРЯДОК! А где порядок в нашем городе? Разве в нем есть порядок в застройке, в коммунальном хозяйстве? Отмечу, что в городе почти полностью отсутствует, например, ливневая канализация. Однако, наш глава города, проявляя свой НЕКОПЕТЕНТНЫЙ КОМПЛЕКС ПРЕВОСХОДСТВА, продолжает обезображивать город. Вы спросите, а где же наши архитекторы?

Архитекторы то у нас есть, но у нас нет АРХИТЕКТОРСКОГО СООБЩЕСТВА, способного противостоять некомпетентному руководству так, как в свое время делал наш замечательный главный архитектор города Никита Иванович Козлов. Посмотрите его проект Театральной площади.

Теперь о памятниках. Они у нас плодятся как грибы в сезон. Но весь этот процесс проходит хаотично, без обсуждения, как, впрочем, и в других вопросах культурной сферы.

Приведу еще одну цитату:

«Народы получают историческое сознание и исторический опыт только с тех пор, как они начинают иметь памятники. Памятники – это свидетельства случившегося для потомства, особливо письменные. Памятники составляют циферблат истории. Пока их нет, народу принадлежит только его настоящее, а не прошедшее. Он живет без истории.

Если народ лишится своих памятников, то он не может спасти своей истории. Она приходит в беспорядок, делается преданием. Вместо потерянного чисто исторического принципа внутреннего порядка она принимает другой, или поэтико-мифологический, как у греков, или философско-мифологический как у индусов, или религиозный, но всегда теряет свое первоначальное достоинство.

Знание и вера, суть две отдельные сферы, не переходящие друг в друга. Их области отстоят одна от другой на огромное расстояние. Вера ничего не может дать знанию и наоборот знание вере, как не велико их взаимное отношение и взаимное действие.

Найдутся ли государственные люди, воспитанные не в пыли канцелярий, не экспериментальные политики и рутинеры, а действительные мужи государства, которые соединят в себе ясно осознанную идею государства, свободную от доктринерской узости и эгоистической односторонности со способностью к органическому мышлению и действию. И у которых найдется сила и мужество дать борющимся материальным интересам политически-идеальное направление к великому целому и посредством создания учреждений, соответствующих реальным потребностям, открыть им дорогу к законному развитию.

История не позволяет командовать собою, она идет вперед, не обращая внимания на программы, декреты и доктрины тех, которые думают подчинить своему высокомерию вечные законы развития, которые по своей близорукости не могут распознать, что мир управляется идеями».

Рилль Карл – Природа и история. Перевод В. Надлера. СПБ, 1869, с.5-7, 43, 153.

Вот буквально на днях поставили памятник труженикам тыла (скульптор Мария Галас). Сама по себе задумка отличная, но как она исполнена. Почему изображенный в скульптуре мальчик держит автомат Калашникова? У нас в городе и области их во время войны не делали. Вот если бы он держал в руках макет «Катюши», для которой делали комплект деталей наши, кировские, ремесленники. Причем для всех «Катюш», которые выпускались в разных городах СССР в годы войны. Тогда была бы историческая правда. И таких примеров немало.

Почему это происходит? Да потому, что ничего не обсуждается.

Кроме того, недавно выяснилось, что в городе даже нет официального реестра всех памятников и памятных досок. То есть, установят памятник или памятную доску, а следить за ней никто не обязан. Однако, ничего вечного нет. Памятники надо подновлять, обихаживать, сажать возле них цветочки… Правильно! Все это должно финансироваться! Но зачем чиновникам это?

Недавно мне прислали фотографии одного мемориала наших военнослужащих в Австрии, который построила за свой счет и заботливо обихаживает местная сельская община (напишу об этом еще отдельно). Эти военнослужащие умерли уже после войны, когда наши войска еще стояли в Австрии. Как видите, австрийцы хранят благодарную память о тех, кто освободил их от фашизма. А что нам мешает делать это с таким тактом и архитектурной компетентностью?

К сожалению, эта некомпетентность проявляется у нас во многих сферах. Недавно мне сказали, что в новом Вятском опорном университете его преподаватели получили расписание занятий только в 17=00 31 августа 2016 года. Это ли не позор для руководителя университета, которого его клевреты считают эффективным менеджером. Не случайно остряки в университете этих менеджеров называют «фиктивными менеджерами ВЯТСКОГО ТОПОРНОГО УНИВЕРСИТЕТА».

Народный фольклор всегда бьет не в бровь, а в глаз.

Прав был Илья Григорьевич Эренбург: «ТОЛЬКО КОМПЛЕКС НЕПОЛНОЦЕННОСТИ РОЖДАЕТ КОМПЛЕКС ПРЕВОСХОДСТВА!».

Александр Рашковский, краевед, 9 сентября 2016 года.

Полная версия:
http://xn—-7sbbraqqceadr9dfp.xn--p1ai/articles/134237-ob-urovne-kulturyi-i-nesposobnosti-k-upravleniyu-predstaviteley-mestnoy-vlasti
Рейтинг 4.00 из 5
Все поля обязательны для заполнения

Оставить комментарий


Оставить комментарий Очистить