Памяти Михаила Петровича Лобанова

Автор: Владимир СМЫК   12.01.2017   Рейтинг: 4,3  

18 января исполнится 40 дней после смерти Михаила Петровича Лобанова. Телевидение и центральные  газеты предпочли не заметить его кончины. Посмотрите, мое стихотворение с небольшим предисловием. Поддержите память о выдающемся сыне России.

Сорок дней назад, 10 декабря 2016 года, отошел ко Господу Михаил Петрович Лобанов,   писатель, фронтовик, кавалер орденов Красной Звезды и Отечественной войны 1-й степени, философ, критик, литературовед, профессор Литературного института им. Горького, более полувека (1963-2014) руководивший творческим семинаром прозы. С  конца 60-х годов за книги и за серию публикаций, защищающих духовные традиции русского народа, его подвергали непрерывной травле, кульминацией которой стала печально знаменитая статья    будущего  «архитектора перестройки» А.Н.Яковлева «Об антиисторизме», а за статью «Освобождение», рассказывающую правду о голоде 1933 года и о судьбе нашего крестьянства, на  Лобанова обрушился гнев генсека Ю.В.Андропова, потребовавшего принять по ее поводу осуждающее постановление ЦК партии. А что же сегодня? Кончина выдающегося мыслителя встречена заговором молчания официозных СМИ, демонстративным равнодушием «прогрессивной общественности». Такое впечатление, что определенным кругам хотелось бы вычеркнуть из нашей истории имя выдающегося мыслителя и великого патриота России, по словам Вадима Кожинова, – «наиболее полнокровно – из всех известных мне моих современников – воплотившем в себе русскую духовную стихию».

Памяти Михаила Лобанова

Шли мы в центре Москвы, был конец  февраля,
На расспросы мои о здоровье
Он, – Володя, – ответил мне, – эта земля
Вся пропитана русскою кровью.

Осень.  Вечер. Над Спасскою башнею гвалт –
То вороны сбиваются в стаи.
- Раньше шел человек здесь, Володя, и знал:
Это Кремль. В нем работает Сталин.

Опаленный пылающей Курской дугой,
Ты всегда оставался солдатом,
Не снимался ни разу с передовой,
Хоть давно миновал сорок пятый.

Губы в линию сжаты – сомкнулись уста,
Что чужды были кривде и лести.
Ты поход завершил и ни разу устав
Не нарушил писательской чести.

С правдой мудрого сердца и веры живой,
С неприступной «лобановской твердью» -
Пусть пробил расставания час роковой –
Нет, не сладить, не справиться смерти.

Что ж страна? Разве много таких сыновей
У нее? Иль пришло указанье
От врагов твоих, чтоб о кончине твоей –
Ничего: гробовое молчанье?

Ты к Господним обителям шел не один:
Ангел светлый над облаком реял,
Крепко Кожинов сжал тебе руку Вадим,
Обнял батюшка Дмитрий Сергеич.

Что они говорили, судить не берусь,
Но к небесному выйдя чертогу,
Я уверен, они помолились за Русь.
Поднял ангел молитву их к Богу.

Владимир Смык

Рейтинг 4.33 из 5
Рубрика: Общество
Все поля обязательны для заполнения

Оставить комментарий


Оставить комментарий Очистить