Ветеранское движение: от рассвета до?..

Автор: Николай БОГУНОВ   24.02.2010   Рейтинг: 4,0  

1. Порушенное единство

Тот далёкий день 15 февраля 1989 года я не забуду, сколько бы ни осталось жить. Мне довелось провести его в Кушке – самой южной точке Советского Союза. Небольшая горная речушка, мост через неё, слева на склоне огромные буквы «СССР», возбуждённая толпа встречающих, множество журналистов… Впереди, за водным потоком, — Афганистан, страна, на просторах которой постоянно шли (и по сей день идут) междоусобные бесконечные войны; но многочисленные народы которой мгновенно объединялись, если на эту землю ступала нога иноземного солдата, причём, независимо от того, со злыми или благими целями этот иноземец пришёл. За спиной – вознёсшийся над городом-гарнизоном крест, поставленный на заре ХХ века к 300-летию Дома Романовых и ныне уже снесённый властями независимого Туркменистана, а далее огромная страна, интересы которой мы защищали «за речкой», страна, которая стремительно менялась, и мы не могли понять суть этих перемен.

Кушка в тот день поднесла нам отвратительный сюрприз. Словно чуяла, что ждёт её в недалёком будущем, и мстила нам, россиянам, давшим жизнь этому городку, отстроившим его, протянувшим сюда железную дорогу, и теперь готовившимся бросить её.

Церемония выхода из Афгана последней колонны по кушкинскому мосту должна была состояться в 10 утра по местному времени. Это была колонна разведбата 5-й гвардейской мотострелковой дивизии. Так вот, минут за 15 до этого момента вдруг с низкого хмурого неба повалил густой липкий крупный снег. Он залепливал объективы фотоаппаратов и телекамер, размазывал плакаты и лозунги, заблаговременно подготовленные к церемонии, превратил почву вокруг в жирную клейстерно-тяжёлую грязь… На митинге солдаты мёрзли под порывами пронизывавшего ветра и потоками слов многочисленных выступавших с трибуны. В общем, весь пафос был напрочь смазан коротким мерзким бураном! Торжественный завтрак, которым встречала страна своих героев, также оказался испорченным: комья мокрого снега заваливали столы, плов мгновенно застывал под студёным ветром, когда очередь дошла до чая, он уже был едва тёплым…

Всё это так. Однако на тот момент мы еще не могли знать, что нас ожидает в недалёком будущем.

В тот момент мы ещё были вместе. Мы ещё были единым целым. То был последний день в истории нашей страны, когда самая боеготовая и боеспособная группировка Советской армии ещё оставалась цельным и единым организмом. И у нас ещё мысли не было о том, что это – последний день единства!

Уже назавтра юные ветераны начали разъезжаться по просторам Родины. Родины, которая уже трещала по швам, образуя новые и новые линии разломов – географические, политические, этнические… Вчерашние солдаты нужны были всем – националистам, политикам, криминалу… Всем – кроме государства!

И потому они очень скоро оказывались по разные стороны баррикад, и всё чаще видели друг в друге не вчерашних соратников, а соперников, противников, врагов. В межэтнических войнах «афганцы» стреляли в «афганцев», в мафиозных разборках они же убивали друг друга. Взрыв на Котляковском кладбище стал апофеозом междоусобной борьбы ветеранов Афгана.

Впрочем, девяностые годы не зря называют лихими. Тогда орудием бандитского беспредела являлись не только ветераны – в «разборки» оказались втянутыми слишком многие представители самых разных социальных (читай: криминальных) групп. В конце концов, Россия постепенно начала выползать из бандитского хаоса, в который ввергли страну тандем «Горбачёв–Ельцин» и его заморские кукловоды.  

2. Как поживаешь, ветеран?

Хотя не будем лучше о политике. И об истории, пусть и совсем ещё свежей, тоже не будем – не о том речь. Лучше поговорим о другом: что же собой представляет ветеранское движение сегодня, спустя три десятилетия после начала Афгана и 21 год после его окончания, после двух чеченских кампаний и дагестанских событий, после войны, кодом которой стало цифросочетание «08.08.08»?..

Что можно назвать определяющей чертой нынешнего состояния ветеранского движения? Увы, хорошего мало. Разобщённость, отсутствие единства, приоритет личных амбиций лидеров над общими интересами дела… И этот ряд можно продолжить. Грубо сказано? Жёстко? Нелицеприятно? Недипломатично?.. Зато правда!

В России сегодня существует несколько общественных структур, объединяющих ветеранов локальных войн. Если не брать во внимание второстепенные различия, основная (декларированная!) цель у всех их совпадает: оказывать максимальное содействие ветеранам в реализации их прав и льгот, помогать людям, которые пострадали от войны больше всего – инвалидам, членам семей погибших. Ну, плюс к этому, естественно, —  увековечение памяти павших, патриотическая работа с молодёжью и т.д.

Короче говоря, цель едина. А вот единства – нет!

Доходит дело до абсурда. Если проводит большое значимое мероприятие какая-то организация, представители других его чаще всего попросту игнорируют. Примеров такого рода – не счесть!

В феврале традиционно организуется ряд мероприятий, посвящённых Дню воина-интернационалиста. (В Государственной думе принято решение присвоить этой дате настолько неудобоваримое наименование, что его и переписать-то затруднительно, не то что запомнить – впрочем, это отдельная тема). Так вот: каждая организация организует встречи своих представителей разобщённо, в разных местах: в Колонном зале, в спорткомплексе «Лужники» или «Олимпийском»… Ну не могут руководители договориться о совместной встрече! Соответственно, и рядовые ветераны оказываются разделёнными между собой по этому, искусственно созданному признаку.

При этом ведь «в низах» такого противостояния, естественно, как правило, нет. «На земле» люди просто делают реальное дело, просто проводят мероприятия, просто помогают друг другу. Разобщённость идёт из центра, из Москвы. Лидеры столичные запрещают, в частности, региональному активисту участвовать в работе других общероссийских структур. За ослушание, бывает, прекращается финансирование, следуют другие кары… Вот кто бы объяснил: какая разница старушке, потерявшей сына, членский билет какой организации лежит в кармане человека, который пришёл ей помочь (или напротив, проигнорировал её просьбу о помощи)?..

Более того, нередки свары и внутри общероссийских организаций, свары, которые реально ведут в ещё большей разобщённости вчерашних однополчан.

Больно это, неправильно. Ну не должно быть так!

Единство – вот чего не хватает ветеранам. Потому и живётся им несладко!

А почему его нет, этого единства? Спроси любого лидера – и он поведает о прегрешениях своих «соперников», таких же лидеров других общественных структур. Точнее сказать, впрочем, что сами руководители подобным не занимаются – они стараются дистанцироваться от подобных перепалок. А вот их окружающие, приближённые – те уж стараются!.. Когда идёт противостояние, повод для взаимных попрёков всегда найдётся. Разрушать всегда проще, чем созидать, обвинять легче, чем сотрудничать.

Я – человек, потому у меня, конечно, имеются свои персональные предпочтения, кто-то из лидеров мне импонирует больше, кто-то меньше. Но ведь не это главное! На первом плане должны стоять не личные симпатии, а общее стремление к благородной продекларированной всеми цели!

Так вот. Что нужно сделать? Какие действия должны предпринять ветераны локальных войн в современных условиях, чтобы общее дело сдвинулось в сторону прогресса?

3. Главная задача – объединить усилия

Лидеры ведущих ветеранских организаций должны сесть за стол переговоров. Именно лидеры, именно первые лица – потому что не они лично, а их окружение чаще всего и становится инициатором никому не нужных «разборок». Борис Громов, Андрей Чепурной, Франц Клинцевич, Александр Каньшин… Их всего-то человек до десяти – людей, которые олицетворяют собой ветеранское движение страны! Пусть они, подобно «рыцарям Круглого стола», будут равны во всём во время этого заседания, в конце концов, можно выработать регламент таким образом, чтобы никто не чувствовал себя ущемлённым! Цель встречи должна быть одна: выработка требования к государству о том, чтобы власть повернулась к ветеранам лицом.

Что мы видим на сегодняшний день? Государство призывает молодого человека в армию, направляет его в «горячую точку»… Если же с парнем что-то случается, то государство от него отрекается и перекладывает все связанные с уходом за ним хлопоты на регионы. Таким образом, всё теперь зависит от двух обстоятельств: полноты региональной казны и личного отношения главы к ветеранам. А также от того, насколько эффективно действуют в регионе ветеранские структуры. Так быть не должно! Система льгот ветерана (инвалида, члена семьи погибшего) не должна зависеть от субъективных факторов – она должна быть гарантирована ГОСУДАРСТВОМ!

Как этого добиться? Только одним путём. Руководители ветеранских организаций должны потребовать (именно потребовать, а не просить) создать государственный орган по делам ветеранов – министерство или госкомитет. Что это даст? Самое главное: структуру, которая обязана заботиться о ветеране в полном объёме.

Сегодня госструктур, в ведении которых находится ветеран, — не счесть! Соответственно, никто об этих людях и не заботится. Средства, которые выделяются на данную категорию наших сограждан, попросту размываются, растекаются по множеству ручейков, и проконтролировать их расходование невозможно. Да и некому, если разобраться. Потому до конкретного человека если и доходит толика государственной заботы, то самая что ни наесть мизерная.

О необходимости создания такого органа говорится много и давно. Однако власть не желает предпринимать такой шаг. Почему? Да причина понятна. Если ветераны, люди, пострадавшие от войн, объединятся, на социальной карте страны появится такая могучая сила!.. А кому это нужно?.. Разделяй и властвуй! Сегодня некоторые общественные ветеранские организации пользуются государственной поддержкой в той или иной форме, другие вынуждены добывать средства на свою деятельность сами. Соответственно, сытый голодного не разумеет – вольно или невольно, своей политикой государство вносит разлад в ветеранское движение.

4. Эффективнее использовать депутатов!

Итак, первым шагом в координации ветеранского движения должна стать встреча лидеров соответствующих общественных организаций и выработка ими единого пакета требований к власти. Это много, но этого явно недостаточно – нет сомнения, что государство попросту проигнорирует данное заявление.

(Оговоримся в скобках: всё это при условии, понятно, что лидеры преодолеют гордыню и на организацию такой встречи пойдут. Нельзя забывать, что некоторые из них занимают свою ступеньку на государственной иерархической лестнице и им потребуется немалое мужество, чтобы  поставить подпись под требованием к государству. Но будем думать о людях хорошо, давайте исходить из того, что лидеры на такой шаг пойдут.)

Для того, чтобы пробить стену государственного равнодушия, нужен и другой таран – «наши люди» в депутатском корпусе.

Не секрет, что уважение к ветеранам и вообще к людям в погонах у нас в обществе достаточно велико. Потому немало наших активистов избрано в выборные органы власти различного уровня. Чем они там занимаются? Заседают, голосуют… Вот только не слышно, чтобы они активно отстаивали интересы ветеранов.

Так вот, мы, избиратели (электорат, так сказать) должны потребовать отчёт от «наших» депутатов – пусть доложат, что делается во властных верхах в наших интересах! И не просто отчитаются. Нужно обязать этих самых избранных нами «слуг народа» повести борьбу за создание всё того же министерства. Пусть будет создана инициативная группа, которая выступит с таким требованием перед Госдумой или Советом Федерации. Пусть организуют парламентские слушания по данному вопросу, проведут пресс-конференцию… Необходимо привлечь внимание общественности, парламентариев к данной проблеме.

В конце концов, депутатство не должно быть синекурой для наших преуспевших боевых собратьев! Не все, конечно, но слишком многие из них, войдя во власть, мгновенно оторвались от доверившихся им избирателей. Небось, в период предвыборной кампании они получали наказы и давали обещания – пора и отрабатывать свой хлеб (с маслицем, да икоркой, да под коньячок)!

О том, как различные политические силы всемерно используют ветеранов в своих интересах, можно говорить много. Но я бы хотел сейчас выделить только один нюанс.

Партия «Единая Россия» сейчас является руководящей и направляющей. Я бы её назвал даже «партией наших преуспевших сограждан»! Мало-мальски высокого поста в государстве без членства в ней достичь невозможно. Соответственно, лидеры ветеранских структур вынуждены вступать в неё – кто искренне, а кто по необходимости. Бог с ним, с членством, – это личное дело каждого. Но вот что любопытно. Ветеранские организации в этих условиях просто обязаны держать сторону «Единой России», потому как их лидеры состоят в оной. Но ведь простой народ, рядовые члены организаций, по которым катком прошёлся кризис, которые жилы рвут, чтобы хоть как-то свести концы с концами – они-то как раз в значительной степени находятся в оппозиции к «руководящей и направляющей». И это обстоятельство является ещё одной линией разлома ветеранского движения – отрыв верхушки от интересов рядовых ветеранов.

5. Чем заниматься будущему министерству?

Для начала определимся, что любая государственная структура является изначально структурой бюрократической. И если совместными усилиями мы сможем добиться создания такого органа, нужно признать, что он тут же начнёт окукливаться бесконечной нитью бумажной канители.

И всё же такая ситуация будет куда лучше, чем ситуация нынешняя. Потому что образуется некая структура, которая, пусть даже вопреки инерции покоя её чиновников, будет обязана решать наши проблемы.

Перво-наперво, будущее (гипотетическое) министерство окажется перед необходимостью пересчитать своих подопечных, причём, пересчитать по категориям. Абсурд, но сегодня неизвестно точно, сколько же нас! В различных официальных документах число, скажем, инвалидов военной службы указывается не просто разное – оно различается на порядок, едва не в 10 (!) раз!.. Уверен, что в данных о числе ветеранов войн, участников боевых действий, членов семей погибших картина аналогичная. Право же, на ум приходит такой клеветнический домысел: соответствующие структуры получают от государства средства по максимальному числу, а расходуют на ветеранов по минимуму!

Второе. Это ведомство взяло бы под свой контроль такой важнейший клубок проблем, как забота о здоровье своих подопечных. Это и лечение, и обследование, и реабилитация, и обеспечение протезами… Ясно же, что Министерство здравоохранения взвоет от возмущения – такой жирный кусок мимо рта проплывёт! Но только любой из нас знает, каково это – решать такие вопросы через районные поликлиники!

Министерство по делам ветеранов должно иметь свои поликлиники, госпитали, реабилитационные центры… Нынешняя система ветеранского здравоохранения не выдерживает никакой критики. Заболевшему ветерану попасть куда-то на лечение очень трудно. У нас в стране имеется только одно профильное специализированное учреждение для реабилитации инвалидов – Центр им. Лиходея. Так вот, элементарный математический расчёт показывает, что нуждающийся может здесь отдохнуть раз в… полсотни лет!

Ещё одно уникальное учреждение – Дом Чешира. Здесь постоянно проживает около двадцати инвалидов, причём, не просто проживают, но и учатся и работают. Подчеркнём: на всю страну – одно-разъединственное учреждение на два десятка человек! Так вот, на него государство не выделяет ни копейки, даже льгот никаких не предоставляет. Когда же директор его, Юрий Науман, обратился к первым лицам государства с просьбой о помощи, получил ответ, в котором сказано, что на подобные цели в казне денег нет, а потому содержанием Дома Чешира должны заниматься общественные организации. Ну а когда Юрий Иванович попытался провести в связи с этим пресс-конференцию, на неё не явился ни один (!) из приглашённых депутатов.

Третье. Министерство должно будет озаботиться созданием рабочих мест для ветеранов или хотя бы только для инвалидов. Форма решения проблемы может быть любой: обязательное квотирование рабочих мест, льготы для организаций, берущих на себя трудоустройство инвалидов, создание собственной производственной базы… Вариантов – море! Соответственно, в министерстве должен быть банк вакансий.

Да что там! Жильё, инвалидный транспорт, квотирование мест на бюджетном отделении вузов для детей участников войны, патриотическая работа… Если всё это замкнуть в одно ведомство, сконцентрировать в единых руках средства, выделяемые для ветеранов (число которых, повторимся, будет известно точно) – вот это будет прорыв на ниве ветеранства (нашем с вами поле!)!..  

6. И в завершение

Мечты, мечты, где ваша сладость? Мечты прошли – осталась гадость!

Всё, о чём шла речь выше, так и останется пустыми мечтаниями, если не будет сделано самого главного. Как говорится, самый долгий путь начинается с первого шага.

И этот первый шаг должен быть даже не в одном направлении – вовсе нет! Он должен быть навстречу друг другу.

Выбор-то у нас невелик. Даже не выбор – у нас, рядовых ветеранов, выбора нет вовсе. Так что невелик у нас разброс перспективы.  А именно. Если наши руководители сделают шаг навстречу друг другу и решат объединить усилия во имя ВЕТЕРАНА, если избранные нами депутаты пробудятся от сладкой дрёмы и вспомнят, кому они обязаны своими баснословными окладами и льготами – только тогда в нашей жизни что-то изменится к лучшему. В противном случае всё так и останется в нынешнем положении.

…Вот такие мысли родились под влиянием приближающейся священной для нас даты – Дня воина-интернационалиста. 21 год назад закончилась Афганская война. И началась борьба СОЛДАТА с ЧИНОВНИКОМ. И она продолжается по сей день, несмотря на смену общественно-политической формации и выход на первый план людей, дистанцирующихся от советского прошлого.

_____________________ 

Автор — ветеран четырёх войн, участник ветеранского движения с 1990 года

Рейтинг 4.00 из 5
Рубрика: Общество Метки: ,
Все поля обязательны для заполнения

Оставить комментарий


Оставить комментарий Очистить