МЕДАЛЬОН, УКАЗАВШИЙ ПУТЬ ДОМОЙ ИЛИ С ВОЗВРАЩЕНИЕМ, СОЛДАТ!

Автор: Ирина НАГОВИЦИНА   08.05.2012   Рейтинг: 4,0  

Спустя 71 год с начала Великой Отечественной войны на землю предков вернётся прах казахского солдата.
Уроженец Качирского района Павлодарской области  Джумабай Бектурсунов до сих пор числился как без вести пропавший. И вдруг за несколько дней до празднования Великой Победы из России пришло срочное сообщение о том, что поисковой отряд города Кирова «Фронт» в лесах на месте боёв разыскал останки погибшего советского воина, призванного в армию из Павлодарской области с просьбой отыскать его живых родственников, если таковые имеются. В противном случае солдат был бы похоронен в братской могиле в районе, где был найден. Но родственники нашлись. И буквально на днях останки Джумабая Бектурсунова будут доставлены на родину. В департаменте по делам обороны области отмечают: за последние двадцать лет это первый подобный случай. И даже относят его в разряд уникальных. Дело в том, что личность погибшего воина удалось определить по данным, вложенным в медальон.
«Да, это наш дедушка!»
Родственников Джумабая Бектурсунова долго искать не пришлось. Повезло со второй попытки. Начать решила с  райцентра Качирского района, ведь именно отсюда в 1941 году и был призван на фронт советский солдат (такие данные представили российские поисковики). Телефонистка АО «Казахтелеком» назвала лишь один квартирный номер в Качирах, зарегистрированный на эту фамилию. Но оказалось мимо — просто однофамильцы. Однако, собеседница на том конце провода ценную информацию всё-таки дала, сообщив о том, что какие-то Бектурсуновы в Качирах жили, но уже давно переехали в Павлодар. Открываю собственную  городскую телефонную базу в компьютере. И опять поисковик выдаёт лишь один телефонный номер. Набираю, и слышу в ответ:
— Да, мой дедушка Темиргали вместе со своим братом Джумабаем ушли в 1941 году на фронт и больше мы о них ничего не слышали!
47-летняя Разия Аубакирова, в девичестве Бектурсунова  приходится погибшему солдату двоюродной внучкой. Собственных детей у Джумабая не было. Он ушёл на фронт в 36 лет  не будучи женатым и так и не успел обзавестись потомством.
В семье Бектурсуновых бережно хранят потрёпанную тетрадку с пожелтевшими от времени листами.
— Это «Жетi ата, что в переводе с казахского означает «семь поколений», — поясняет Разия, — Видите, здесь написано на арабском. Это ещё мой прадед писал Бектурсун-улы, чтобы передать потомкам информацию о нашем роде.
Разия рассказывает, что фамилия Бектурсуновы произошла от имени прадеда. У него было шесть сыновей и одна дочка: Айнабек, Темиргали, Эбил, Бейсембай, Джумабай, Жумали и Мапира. Семья жила в деревне и занималась животноводством. По крайней мере, трое из сыновей Бектурсуна точно — Темиргали, родной дед Разии и её сестёр, Бейсембай и Джумабай. Об остальных родственников женщина ничего не знает. Вполне возможно, что на 1941 год они уже не жили в Качирах, потому что на фронт из дома тогда ушли только двое братьев — Темиргали и Джумабай. Бейсембая по состоянию здоровья в армию не взяли. Он остался со своей женой Кадишой на хозяйстве. С войны братья не вернулись.
— Наверное, первое время от них и поступали какие-то известия домой, — говорит Разия, — так, например, я помню, что, когда была маленькой,  дедушка Бейсембай рассказывал о том, как его  братья вместе со своими войсками переправлялись через Волгу, воды которой были красными от крови бойцов. Значит, какие-то письма приходили. Но это, пожалуй, всё, что сохранилось у меня в памяти. Я даже не знаю, в каком полку и где именно служил  мой дед Темиргали и его брат Джумабай.
Весть из Кирова
Эту информацию родным Джумабая Бектурсунова предоставили российские  поисковики, ведущие поисковую операцию в районе  города Старая Русса на месте бывшего Северо-Западного фронта  1942 года. Вообще, для поисковика большая удача отыскать солдата с медальоном при нём. Хотя, медальоны с личными сведениями: кто, откуда родом, домашний адрес и фамилии родственников, были у всех советских воинов.  Однако сегодня при погибших, в большинстве своём, не находят ничего. Командир кировского поискового отряда «Фронт», майор Денис Прощин, чьи ребята отыскали Джумабая Бектурсунова, в интервью писателю Юрию Панченко (кстати, бывшему казахстанцу) предположил, что возможно, медальоны убитых собирали наши санитарные батальоны. Впрочем, иногда даже найденный  медальон не даёт гарантии, что в нём есть записка с личными данными солдата. За столько лет бумага может просто испортится (хотя, с помощью  специальной техники имеется возможность восстановить даже полусохранившиеся записи). Так, за десять лет работы поискового отряда из полторы тысячи найденных солдат удалось установить личности  лишь 67 человек. В этом году, как сообщил Юрий Панченко из Кирова (сами поисковики работают в лесах и связь с ними отсутствует), добровольцы отряда «Фронт» отыскали уже более тридцати погибших в 1942 году советских солдат и офицеров. Из них лишь у двоих обнаружили медальоны со сведениями. Кстати, второй погибший, имя которого удалось установить по медальону, тоже казахстанец, родом из Сарканда Алматинской области (сейчас его родственников тоже пытаются отыскать). Вообще, по словам Дениса Прощина, в районе города Старая Русса находят очень много казахов, здесь воевали казахстанские дивизии.
Джумабай Бектурсунов, как следует из записи в медальоне, входил в состав  391-ой дивизии,  в сухопутный полк,  в команду по сбору трофеев.
Поле боя — «Демянский котёл»
Место, где сейчас работают кировские поисковики, как уже говорилось, является бывшим  Северо-Западным фронтом и известно в истории войны, как Демянский котёл. По примерным подсчётам здесь погибло 1,7 миллиона советских солдат. Это данные из исторической справки. А вот что рассказывает об этом писатель Юрий Панченко, специализирующийся на изучении неизвестных официальной истории сражениях Великой Отечественной войны (кстати, его сын — поисковик отряда «Фронт» нашёл второго казахстанца с медальоном из города Сарканда):
— Целью демянской операции было окружить и уничтожить немецкую армию под Демянском. Это было зимой 1942 года. В   феврале вокруг 6-и дивизий 16-ой немецкой армии замкнулось кольцо окружения.  Леса, болота, глубокий снежный покров и недостаток сил помешали немедленной ликвидации врага. Операция затянулась на 14 месяцев – с февраля 1942 по май 1943 годов. Северо-западный фронт под командованием генерал-лейтенанта Павла Курочкина перешел в наступление 7 января 1942 года. Старую Руссу взять не удалось, но на юге был полный успех. 3-ая и 4-ая ударные армии дошли западнее долины реки Ловать и 8 февраля замкнули окружение, образовав демянский котел. Три месяца немцы находились в полном,  сухопутном окружении. Снабжение поступало к ним по «по воздушному мосту», созданному Люфтваффе.
Советская армия непрерывными атаками стремилась сжать кольцо окружение и уничтожить находившегося в нем врага. Однако все атаки русских были отбиты. Прорыв 34-ой армии на западе был остановлен дивизией «Мертвая голова».
В ходе боевых действий 55-ая стрелковая дивизия нанесла поражение СС «Мертвая голова», однако позже два полка 55-ой дивизии были отрезаны от основных сил, вырвавшись вперед, и тем не менее продолжали сковывать врага упорной обороной южнее Борота Сучан.
Осенью шло наступление на Демянский плацдарм, бои приняли затяжной характер и продолжались больше месяца. Для выполнения этой задачи была привлечена 370-ая сибирская дивизия, много месяцев велись бои в районе Тополево, Горчицы, Курляндская, Стрелицы, Большая Ивановщина, изматывая врага, и нанося ему урон.
Второй  гвардейский стрелковый корпус был переброшен в феврале 1942 года, и за 20 дней героических боев, без танковой и авиационной поддержки освободил десятки населенных пунктов от Соколово до города Холм.
Немцы, пытаясь помочь своим выйти из окружения, начали наступление юго-западнее Старой Руссы. Было сформировано 5 специальных ударных дивизий  под командованием Зедлиц-Курцбаха. Пробившись через 5 линий оборонительных сооружение в течение нескольких недель, они  пробились к западной оконечности «котла». Так был образован «рамушевсикй коридор», по названию ближайшей деревни Рамушево, который просуществовал весь 1942 год.
Несмотря на то, что «коридор» был узким, а протяженность линии фронта около 150 км,  а также на высокий риск повторного окружения,  германское командование не желало оставлять Демянск, и возможность использования демянского и ржевско-вяземского выступов для угрозы охвата с севера и юга советских войск между Селигером и Великими Луками.
Исследователи отмечают, что хоть эта операция, по сути, была провалена, но долгое удерживание значительных сил врага в демянском котле, несомненно, положительно повлияло на дальнейший исход войны.
Неравные силы
О том, что происходило в лесах под Старой Руссой в 1942 году можно судить по работе поисковиков. Денис Прощин рассказывает, что можно сразу отличить советских погибших и немецких (хотя, справедливости ради стоит сказать, что солдат германской армии находят редко: на полторы тысячи советских воинов за десять лет двадцать немцев). У последних  было с собой всё:  консервы, баночки для масла, фляжки с водой, лопатки, чтобы окопаться. У советских же солдат и офицеров кроме винтовки и пары обойм патронов не было ничего. Лишь однажды поисковики обнаружили в окопе стеклянную флягу с водой
— Наша армия воевала только на одном энтузиазме, — уверен Денис Прощин, — на одну нашу мину приходится десять немецких, тоже самое и со снарядами. Погибших находят много, больше неизвестных. Их хоронят в братских могилах, на местных воинских кладбищах.
Вообще, после беседы с поисковиками понимаешь, какой это нелёгкий труд — заниматься раскопками в поисках останков погибших солдат. Их работа заслуживает отдельной публикации, особенно, если учесть, что все участники отряда «Фронт» — добровольцы и ездят на поиски за счёт собственных средств. Государственная поддержка поисковым  отрядам не оказывается. Но из года в год на месте бывшего Северо-Западного фронта работают десятки поисковых отрядов из России (только в одном Кирове их  сегодня наберётся больше десяти) и Белорусии.
— Счастье, когда нам удаётся установить  по медальону личность погибшего солдата, — говорит командир отряда «Фронт», — а когда ещё находим и родственников воина — вообще большой праздник!
***
Разия Бектурсунова вместе с представителем  казахстанского электролизного завода (именно это предприятие взяло на себя все расходы по проезду и доставке останков солдата на родину) уже выехали Россию. Вернутся они 6 мая. Прах Джумабая Бектурсунова будет перевезён на кладбище в Ынталы (отделение возле села Качиры).
— Там похоронены мой отец Жаскайрат, мать Акылтай,  брат Джумабая —  дедушка Бейсембай, — говорит Разия, — Дедушка Бейсембай всегда мечтал о том, чтобы его братья,  пропавшие без вести во время войны, когда-нибудь вернулись домой.  Жаль, что он не  дожил до этого дня. Но он, как будто чувствовал, что это произойдёт и, умирая, наказал оставить возле его могилы свободный клочок земли. Здесь и будет 9 мая с воинскими почестями похоронен сын казахской земли, советский солдат, отдавший жизнь за мир для своих потомков Джумабай Бектурсунов.
Казахстан, город Павлодар
Ирина Наговицина

Рейтинг 4.00 из 5
Все поля обязательны для заполнения

Оставить комментарий


Оставить комментарий Очистить