Любо, Игорь! Патриотическая тема в песнях Игоря Растеряева

Автор: Владимир СМЫК   09.11.2012   Рейтинг: 3,6  

В статье «Игорь Растеряев и его слушатели», опубликованной на сайте «Отчизны» 27 ноября прошлого года, автор этих строк писал о том, что стремительно завоевавший всероссийскую известность создатель и исполнитель ставших популярными песен: «Комбайнеры», «Ромашки», «Русская дорога», «Георгиевская ленточка» — стоит на распутье: остаться собой, то есть не уклоняться от художественной правды, за которой стоит народное миропонимание существенных явлений нашей жизни, или  отказался от острых углов в своем творчестве, стать «белым и пушистым» в угоду  «либеральной тусовке»,  которая активно заманивает его в свои ряды. «Тяжелая пора пришла для человека – испытание медными трубами», сказал один из проницательных поклонников Игоря.  Последние песни  Растеряева  показали, что испытание он прошел или, во всяком случае, проходит без ущерба для своего таланта, не изменяя себе.
Их главная тема — любовь к родине, родной земле, питаемая широкими просторами волжской степи, которая горячит его казацкую кровь и в которой ему так вольно дышать:
Мне в родной степи гулять веселей!
Мне в родной степи дышать веселей!
«Веселей»
Любовью к родной земле дышит у Растеряева все живое, настоящее. Обратим внимание, как птицы, которым зимой в Италии
Под пальмами песни грезятся
Про пшеничную метель,
в апреле, прилетая весной на родину, прежде всего, припадают к родной земле:
Прямо с юга да на проталину
Журавлиный клин пришел.
«Весна»
Это органичное чувство, эта «самая жгучая, самая смертная связь» (по Николаю Рубцову) с малой и большой родиной оберегают Игоря от вируса либерализма, от знаменитых у нас «тусовщиков», получателей наград и премий, равнодушных (в лучшем случае) к своей стране. Растеряев четко обозначил границу, отделяющую его от либералов,  девятого сентября в Москве, в Театре на Таганке. Когда его спросили об отношении  к «делу Pussy Riot», выступавший ответил:
— Я не хочу ни минуты нашего концерта тратить на обсуждение этих девиц. Но раз уж спросили, то скажу, что очень далек от так называемых «либеральных ценностей», и считаю, что нация, представители которой собирают подписи в защиту совершивших такое, вручает всякие «серебряные калоши» и прочее, которая, вне зависимости, хороший Патриарх или плохой, нравится он кому или нет, позволяет устраивать пляски в своих храмах, такая нация находится под угрозой исчезновения. А я не хочу исчезать!»
Любовь  к жизни, душевное здоровье и здравый смысл, которых так часто не хватает  представителям современного искусства – отличительная черта личности Растеряева и его творчества. В них  одна из главных причин популярности Игоря, его способности объединять своими песнями тысячи, а через сеть Интернета и сотни тысяч людей всех возрастов и сословий. Он видит в этом объединении свою авторскую задачу и, если угодно, миссию. Поэтому отнюдь не декларацией, как могло показаться, звучат его слова:
Нам сыграть суметь бы что-нибудь такое,
Чтобы нашим звоном всех объединить.
Звонарь
Зрители и слушатели Растеряева сами чувствуют потребность объединения, они устали от распада и уныния, от внушений, что их родина, ее прошлое и настоящее   достойна лишь ненависти и презрения. Им нужно, чтобы их, которых всеми возможными способами  хотят растоптать и унизить, кто-то ободрил, вытер «горючи слезы», утешил  тем, что «когда мы отступаем, это мы вперед идем», вернул веру в себя, в свои силы.  Поэтому так радостно встречают они его песни, отзываясь на их веселую удаль:
По первому каналу показывают мне
Про то, как гей-парады шагают по стране;
Зачем-то подогнали милицию, ОМОН,
Зачем-то шум подняли про них со всех сторон.
А ведь всего-то надо на всю эту толпу
Направить восемь пацанов с Ростова-на-Дону.
Они как только явятся туда во всей красе —
Мгновенно натуралами заделаются все!
Ростов
Это удаль борьбы. Лубочность и некоторое юродство формы изложения не скрывают, а придают определенный колорит проблемам, с которыми столкнулась страна и ее народ и, если угодно, необходимую в бою бесшабашность, отгоняющую страх:
Коль враг какой-то с юга напасть на нас готов,
Пусть будет осторожен, там ждет его Ростов!
Но я бы даже с севера бы нападать не стал:
Есть в каждом городе у нас ростовский филиал!
В «Ростове» слышится перекличка с одной из первых песен  Растеряева «Казачьей»,  в ней та же удаль и бесстрашие:
Не рискуй с такой детворой на саблях в поле тягаться ты,
Было: выходил и один в соотношеньи к двенадцати…
Русское поле, степь, юный казак на боевом рубеже, зорко оберегающий свою землю…
Вот уж видно их вдалеке,
Черный главарь по-звериному щерится.
Что ты позабыл на реке,
Что называется вольной Медведицей?
Казачья песня
«Казачья», «Веселей» и ряд других песен, исполняемых Растеряевым, имеют непосредственное отношение к казачьей культуре. В поэзии русского зарубежья ее самым видным представителем был Николай Туроверов, донской казак, участник гражданской войны, покинувший Россию в 1920 году на одном из последних пароходов врангелевской эвакуации:
Помню горечь соленого ветра,
Перегруженный крен корабля;
Полосою синего фетра
Уходила в тумане земля.
Песню Растеряева «Веселей», появившуюся через 40 лет после смерти автора этих строк, похороненного  на кладбище Сен-Жевеньев-де-Буа, тоже можно отнести к врангелевскому исходу 1920 года. Разумеется, трагический финал белого движения, ставший фактом биографии Туроверова, вне жизненного опыта Растеряева, поэтому фон его произведения условно-реалистический: автор использует его, чтобы выразить свою кровную связь с родной землей, которую он ни при каких условиях не разменяет на ту, где «солнце ярче и зеленее трава»:
Успели мы, и вот
Последний пароход
Увезет сейчас далеко-далеко…
Но герой Растеряева отказывается покидать родную степь, несмотря на уговоры товарищей по оружию (обратим внимание на ритм — это речь скачущих всадников,  уходящих от погони):
Браток, быстрей-быстрей!
Не время для речей.
Ну, какая степь, не смеши-ка ты нас!
Ты вспомни этот бой —
Едва ушли с тобой.
Степь опять тебя подведет и предаст!..
Нет дороги домой —
Они скачут стеной,
Чтоб сейчас растоптать все, что было тобой!
Здесь опять ассоциация с Туроверовым:
В эту ночь мы ушли от погони,
Расседлали своих лошадей…
Но герой Растеряева не соглашается на место в последнем пароходе, на жизнь «в той стране, где будет тепло и легко». В его возражениях боевым товарищам глубина, свидетельствующая о духовной зрелости автора: «Здесь меня то били, то кормили с руки./
Научился я любить вопреки» (выделено авт.). Любить свою страну, хотя последняя часто ведет себя не как родная мать, а как мачеха — бьет, а не пестует – это и есть «любить вопреки». Любить потому что другой страны не дано, потому что в ней  живет его народ, потому что она стоит на русской земле, на ней звучит русская речь.  Эта любовь к соотечественникам, родной земле сильнее смерти: Слова «Мне в родной степи лежать веселей!», трижды повторяемые героем в конце песни,  звучит оптимистическим апофеозом трагической сцены.
Следует, очевидно, сказать, что автор ведет здесь диалог не столько с врангелевцами – те, кому удалось уйти, со слезами покидали родную землю, — а с теми, кто призывает: «Эй, братишка, едем с нами — там хорошо!». Что тебе твоя страна?
Забудем навсегда
Про боль и холода.
«Еще неизвестно, кто из нас за бортом», отвечает автор покинувшим отечество в поисках сладкой жизни.
Патриотическая тема – сквозной нерв творчества Растеряева. Он видит основные угрозы своей родине и откликается на них. Народ вымирает – как реакция на геноцид появляются «Ромашки»; оплевывается наша  история, искажается история Великой Отечественной войны – создаются «Георгиевская ленточка», «Русская дорога»; растут угрозы стране, русской нации – реакцией на угрозу с юга становятся «Казачья песня», затем «Ростов».  Характерно, что когда на упоминавшемся концерте в Театре на Таганке Игоря спросили о «Ростове», он достаточно категорично ответил: «Я думаю в этой песне так, как в ней сказано».
… В одном из недавних интервью Игорь называет своих любимых писателей: Василий Шукшин, Виктор Астафьев, Михаил Булгаков… Этот выбор литературных имен идущего «с двухрядкой по русской дороге», думается, не случаен. Он говорит о том, что патриотизм, любовь к родной земле  Растеряева – это не только стихийное почвенничество, но и сознательно  воспитанное чувство художника, принадлежащего к нашей национальной культуре.

Рейтинг 3.60 из 5
Все поля обязательны для заполнения

Оставить комментарий


Оставить комментарий Очистить