Социальное государство и национализация

Автор: Администратор   25.02.2013   Рейтинг: 4,5  

Собственность – это принятие на себя обязательств перед обществом.
Представители рыночного фундаментализма постоянно говорят о значимости частной собственности и о роли «эффективного собственника». Только вот надо бы прояснить вопрос о критериях этой самой «эффективности».
Для страны и общества эффективно то, что работает на страну и на общество. С этой точки зрения эффективный собственник – тот, кто приносит пользу обществу, а эффективная собственность – это собственность, полезная для решения задач общества.
Отношения собственности, также как и ее виды и их трактовка на разных исторических этапах выглядят по-разному. И, несмотря на широкое распространение и хождение тезиса о «неприкосновенности частной собственности», в конституционно-юридическом плане он в ведущих странах мира вовсе не носит какого либо особого характера. Скажем, в Конституциях США, Франции, Германии тезиса именно о частной собственности вообще не содержится.
Самая старая и принятая еще в 1787 году, до появления каких либо идей и социальном государстве, Конституция США упоминает о ней лишь в 5 поправке, ратифицированной в 1791 году и в следующем контексте: «Никто не может быть лишен жизни, свободы или собственности без надлежащей правовой процедуры; частная собственность не должна изыматься для общественного пользования без справедливого возмещения».
То есть предполагается, во-первых, что собственность вообще может изыматься, но порядок этого должен быть оговорен в законе, во-вторых, что частная собственность подлежит изъятию для общественного пользования при наличие такой необходимости и в -третьих, что вознаграждение за нее должно соответствовать существующим представлениям о справедливости. То есть, что общество или общественные представители, изымая для своих нужд частную собственность, должны заплатить столько, сколько сочтут на данный момент справедливым. И это, повторим, Конституция США.
Положения Конституции Франции, принятые в 1946 году, подтвержденные в 1958 году и действующие поныне, содержат уже современное западное представление о собственности: «Всякое имущество, всякое предприятие, эксплуатация которого имеет или приобретает черты национальной общественной службы или фактической монополии, должно стать коллективной собственностью».
Просто и безапелляционно: приобрело общенациональное значение, важно для общества в целом, значит, переходит в собственность коллектива, то есть, в конечном счете – нации. Тут нужно учесть, что понятие «коллектив» во Франции является конституционным. И в соответствии с 11 разделом Конституции, к ним относятся, в частности, коммуны, департаменты и заморские территории. А в Преамбуле той же Конституции записано: «Каждый трудящийся через посредство своих делегатов принимает участие в коллективном определении условий работы, так же как и в руководстве предприятиями».
Конституция Германии, принятая в 1949 году (то есть, в Западной Германии, ФРГ) говорит следующее: «Статья 14. … 2. Собственность обязывает. Пользование ею должно одновременно служить общему благу. 3. Отчуждение собственности допускается только в целях общего блага. Оно может производиться только по закону или на основании закона, регулирующего характер и размеры возмещения. Возмещение определяется со справедливым учетом интересов общества и затронутых лиц».
Итак, по мысли автором немецкой конституции, собственность накладывает обязательства. И должна служить общему благу, а не только своему владельцу. Это – определяющее условие. Если общее благо того потребует, то государство собственность изымет. Возмещение – по справедливости. Сочтет общество, что по справедливости вообще ничего возмещать не стоит – и не будет.
Это, напомним, конституционные положения ведущих рыночных и формально капиталистических стран.
В истории все меняется по мере развития общества. Даже понимание «священной частной собственности». В феодальном обществе собственность, в том числе частная – это привилегия. Пожаловали – имеешь. Разрешили, право предоставили – можешь пользоваться. Не пожаловали привилегию иметь собственность – ее у тебя не будет. Она не твое неотъемлемое право, а право, предоставленное тебе тем или иным сюзереном.
Неотъемлемым правом собственность становится лишь в классическом капиталистическом обществе. Во Франции лишь в 1789 году Декларация прав человека пропишет: «Статья 2. Целью всякого политического объединения является сохранение естественных и неотчуждаемых прав человека. Этими правами являются свобода, собственность, безопасность и сопротивление угнетению». И тогда же добавит: «Статья 17. Так как собственность является неприкосновенным и священным правом, то никто не может быть лишен ее иначе, как в случае установленной законом несомненной общественной необходимости и при условии справедливости и предварительного возмещения». Священно и неприкосновенно. Но при наличии несомненной общественной необходимости – подлежит изъятию. Возмещение – опять же, по справедливости.
Но и этому обществу пришлось меняться, чтобы уцелеть. И перерастать в то, что сегодня принято называть «социальным государством», которым по Конституции является и Россия.
И социальное государство уже руководствуется новым пониманием той же частной собственности: собственность – это принятие на себя обязательств перед обществом. Гражданин может иметь собственность (имеется в виду – на средства производства), только если использует ее в интересах общего блага. Он получает право на собственность не потому. что оно изначально и неотъемлемо, а потому, что берет на себя обязательства использованием данной собственности принести пользу обществу. Это некая форма аренды.
Общество предоставляет тому или иному гражданину право на собственность на договорных условиях: он должен через ее использование принести обществу несомненную пользу. Обеспечить производство нужных обществу товаров. Принести ему доход. Обеспечить других граждан рабочими местами. Обеспечить определенную товарную независимость страны.
Пока он эти условия выполняет, он может иметь в собственности некое производство. Если он выполнять их перестает, то лишается права на эту собственность. Может получить за это общества вознаграждение, точнее — компенсацию. Столько, сколько общество сочтет нужным (справедливым) ему заплатить. Иначе говоря, общество позволяет тому или иному хозяйствующему субъекту иметь в собственности некое производство, разрешает ему это до тех пор, пока видит в этом пользу для себя. Перестает видеть – данного субъекта этого права лишает.
Если при классическом капитализме собственник производства обладает правом производить то, что считает нужным и то, что приносит ему выгоду, то в социальном обществе собственник производства по определению имеет право производить лишь то, что ему производить поручает или разрешает общество. Не он хозяин этого общества. Он – действующее по его поручению лицо. Его обслуживающий персонал. Не справляется с поставленными перед ним задачами, нарушает эти условия – общество у него собственность изымает. То есть — национализирует.
Снизил, например, зарплату работникам – нанес ущерб обществу. Потому что а) снизил уровень жизни его членов, б) создал социальную напряженность, в) нанес удар по покупательной способности, следовательно, и по реализации товаров других производителей, а через это – по их работникам. Да и более того: снизил возможности для развития не только работника, но и его детей. То есть затормозил развитие человека и общества. Собственность подлежат изъятию.
Нарушил технику безопасности – нанес ущерб обществу: а) поставил под угрозу здоровье его членов, б) поставил под угрозу воспитание обеспечение и развитие их детей, в) поставил общество перед угрозой несения дополнительных расходов на медицинское о социальное обеспечение пострадавшего работника, г) создал угрозу техногенной катастрофы, ликвидировать последствия которой придется из средств общества. Плюс еще нанес ущерб окружающей среде, то есть поставил под угрозу существование адекватной человеку среды обитания. Потенциально это вообще невосполнимый ущерб. Не умеешь – не берись. Собственность подлежат изъятию.
Кстати, последний момент – нанесение ущерба окружающей среде — вообще нужно прописать подробнее, ибо это удар по нескольким поколениям вперед, если не вообще по возможности существования даже не только человечества, но и жизни на Земле.
Задержал зарплату работникам – нанес ущерб обществу. По всем пунктам, указанным в вопросе о снижении заработной платы, плюс создал социальное напряжение. И, кстати говоря, в обоих случаях поставил под угрозу и общественную безопасность, и собственность всех остальных собственников. Потому что когда рабочие выйдут строить баррикады, проблемы будут уже у всех собственников. А если рабочие победят, то судьба всей частной собственности как таковой будет решена вполне определенно.
И даже вопрос о компенсации здесь должен и может прорабатываться только очень тщательно. Потому что если ты нанес обществу ущерб своей неэффективностью, то весьма дискуссионный вопрос, нужно ли тебе или, во всяком случае, в каком размере нужно что-либо компенсировать. Не исключено, что скорее еще сам неэффективный собственник должен компенсировать обществу нанесенный ему ущерб.
Поэтому, кстати, изъять собственность у такого собственника и наказать его, в интересах не только рабочих и общества в целом, в котором их, как известно, большинство, но и самого класса капиталистов. Потому что данный неэффективный собственник ставить под угрозу саму возможность их существования как класса.
То есть на самом деле для капиталистов закон о национализации есть средство обеспечения классовой безопасности.
Собственность – обязывает. Пользование ею допустимо, пока оно служит общему благу. Всякое имущество, всякое предприятие, эксплуатация которого имеет или приобретает черты национальной общественной службы или фактической монополии, должно стать коллективной собственностью.
Сергей Черняховский
Источник: km.ru
http://newsland.com/news/detail/id/1129427/

Рейтинг 4.50 из 5
Все поля обязательны для заполнения

Оставить комментарий


Оставить комментарий Очистить