Ж.Алфёров: Двигаться вперёд без революций

Автор: Администратор   16.08.2013   Рейтинг: 4,3  

12.08.2013 г.  «Самарская газета» («СГ») В Самаре побывал академик, Нобелевский лауреат по физике Жорес Иванович Алфёров
31 июля 83-летний учёный прервал свой отдых в санатории «Волжский Утёс», чтобы прочитать публичную лекцию в аэрокосмическом университете — о революционных научных открытиях второй половины XX века. Будучи человеком социально активным, неравнодушным к происходящему, Жорес Иванович не обошёл стороной и те процессы, которые происходят сегодня в обществе.
«СГ» предлагает вниманию читателей самые яркие моменты его эмоционального выступления.
О НАУКЕ
Стало уже традицией: приезжая к вам летом на отдых, я читаю в аэрокосмическом университете лекцию. Тема сегодняшней — «Прорывные технологии второй половины XX века и их современная роль». Впервые я прочитал её 29 марта у себя в академическом университете (Санкт-Петербургский академический университет — научно-образовательный центр нанотехнологий РАН при Физико-техническом институте имени А.Ф.Иоффе. — Прим.авт.). Потом в Московском физтехе, в Уральском и Сибирском отделениях Российской академии наук. Уже получил ряд комментариев, большинство положительные, но были в их числе и такие:
«Старичок, которому за 80, часто в своих выступлениях вспоминает советскую власть. Лучше бы подумал о своём здоровье…». В ответ я бы хотел сказать следующее: «Дай вам бог в вашем относительно молодом возрасте иметь мою энергетику». И речь в лекции идёт не о том, что в советский период было так, а теперь иначе. Тогда тоже было непросто. Мы до сих пор вспоминаем лысенковщину. Главное в тот период — востребованность научных результатов экономикой и обществом.
Сегодня, с моей точки зрения, обществу предложен совершенно дикий закон о реформе Российской академии наук, разрушающий её.
Долгие годы Академия попросту выживала, хотя должна постоянно развиваться и быть основой развития науки. Я всегда интересовался историей науки и знаю: в Уставе Санкт-Петербургской императорской академии наук 1836 года, принятом при императоре Николае I, сказано: «Императорская академия наук есть высшее научное сословие людей», и «главные задачи академии — вести исследования, делать открытия, добиваться их практического применения». А в Первом Уставе Академии наук СССР 1927 года говорится: «Академия наук СССР есть высшая научная организация Советского Союза, она должна «вести фундаментальные исследования, делать открытия, развивать науку и просвещение в стране. Добиваться, чтобы эти открытия широко использовались в народном хозяйстве».
Я считаю, новые структуры должны создаваться под реальные задачи народного хозяйства. А этого пока нет.
Я пять лет добивался того, чтобы учредителем нашего университета была Академия наук. А знаете, какова сегодня доля бюджетных средств на образование в нашем вузе? 44 миллиона рублей. Больше добиться не можем, нам говорят: эта сумма соответствует численности ваших студентов. При этом наш бюджет в целом составляет полмиллиарда рублей. Большинство денег мы зарабатываем на грантах и хоздоговорах.
ЦИТИРУЯ ВЕЛИКИХ
— Джордж Портер, с которым я был лично знаком, говорил: «Наука вся прикладная. Разница только в том, что отдельные её приложения возникают быстро, а другие через сто лет. И возникнуть они могли только благодаря фундаментальным исследованиям». Ещё я часто своим студентам и аспирантам люблю повторять цитату Фредерика Жолио Кюри, который на своей юбилейной лекции 5 мая 1950 года произнес: «Каждая страна должна развивать науку, внося своё в сокровищницу мировой цивилизации, если она этого не делает, она подвергается колонизации».
СССР И США: КТО КОГО
— В XX веке было два абсолютно успешных инновационных проекта — это Манхэттенский проект в США и атомный проект Советского Союза. Кадровую проблему для Манхэттенского решил Адольф Гитлер. Все ведущие позиции там занимали ученые, эмигрировавшие из Европы после прихода к власти фашистов. А в СССР с такой проблемой справился Абрам Иосифович Иоффе, потому что все ведущие позиции в нашем проекте занимали его ученики, питомцы ленинградской физшколы — Курчатов, Харитон, Зельдович и другие выдающиеся советские ученые.
Вот на днях мы отмечали 70-летие Курской битвы. А я напомню, что 28 сентября 1942 года, когда немцы ворвались в Сталинград, Государственный комитет обороны принял постановление о возобновлении работ по расщеплению ядра урана. А 11 февраля 1943 года, после окончания битвы в Сталинграде, когда мы начали готовиться к Курску, принято другое постановление — о начале работ над созданием советской атомной бомбы. И была создана лаборатория № 2 Академии наук СССР — ныне это Курчатовский институт.
В 2000-м, когда я получал Нобелевскую премию по физике, британская компания «Би-Би-Си» организовала для лауреатов круглый стол. Мы сидели и отвечали на вопросы, которые задавал ведущий. И на один из них американский экономист Джеймс Хэкман ответил так: «Научно-технический прогресс 20-го века полностью определялся соревнованием СССР и США, и очень жаль, что это соревнование закончилось».
О ВОДОРОДНОЙ БОМБЕ
— После атомной, как известно, была создана водородная бомба. Здесь есть целый ряд интересных нюансов. По сей день мы ещё до конца не оценили, кем и как был внесен решающий вклад в создание этой бомбы. Вообще, она была взорвана американцами раньше. Это произошло в ноябре 1952 года. Проект назывался «Будильник», но они не стали его продолжать, считая, что водородная взывчатка дает 15% мощности, все остальное — обычная ядерная. А наши учёные — Гинзбург, Константинов, Сахаров — предложили другой вариант. Первую бомбу мы взорвали в августе 1953 года. Наше устройство напоминало слоеный пирог, и поэтому его условно назвали «Слойка». А в ноябре 1955 года была проверена на практике идея Сахарова радиационной имплозии (импульсное сжатие контейнера с термоядерным топливом посредством использования энергии рентгеновского излучения). Это последние испытания, которые проводил Игорь Васильевич Курчатов. Вернувшись с них, он сказал своему другу Анатолию Петровичу Александрову: «Это жуткое оружие. Не дай бог, чтобы оно когда-нибудь применялось. Я больше испытаний проводить не буду».
АВИАЦИЯ И КОСМОС

— Три выдающихся специалиста в реактивной авиации — Андрей Николаевич Туполев, Сергей Владимирович Ильюшин и Вилли Мессершмитт. Вот здесь, на экране, фотография хорошо известного всему населению СССР самолёта ТУ-104 Он был сделан на основе бомбардировщика. Это первый хороший, удобный советский пассажирский самолёт, который стал летать в 1956 году. В 1958 году я летал на нём в Прагу. А в 1967-м, когда познакомился со своей супругой Тамарой Георгиевной (она, кстати, присутствовала в зале. — Прим.авт.), которая жила тогда в Химках и работала на фирме академика Глушко, каждую субботу, будучи старшим научным сотрудником, летал к ней на выходные. Билет стоил 11 рублей, самолёты летали с семи утра до двенадцати ночи с двухчасовым дневным перерывом. Билет можно было взять у трапа и тут же зайти в салон и сесть, как в автобусе. При зарплате 300 рублей я мог навещать свою невесту каждые выходные…
Если говорить о машинах Ильюшина, то его Ил-86 — единственный самолет в реактивной пассажирской авиации, который не имел ни одной аварии. Если бы мы не угробили свою могучую промышленность, то летали бы сегодня не на «Боингах», а на Илах.
Что касается космоса, очень немногие знают, что в 1966 году наши нобелевские лауреаты получили предложение от нобелевского комитета по физике представить кандидатуры на премию «За полёт человека в космос». Несмотря на то, что эти работы по условиям конкурса не были опубликованы. Так что если бы Сергей Павлович Королёв не ушел из жизни в том же году, то он стал бы нобелевским лауреатом.

О СОЦИАЛИЗМЕ И ОБРАЗОВАНИИ
— О моих политических взглядах, думаю, многим известно. Но я не призываю с трибуны к социалистической революции. Понимаю, это сегодня не работает. Но скажу вот что. Уже много лет у нас идёт непрерывная пропаганда против социалистического метода хозяйствования, вспоминаются репрессии. Но многие люди, в том числе молодёжь, не понимают, что к социализму они не имеют никакого отношения. Социализм — это общественная собственность на орудия и средства производства и социалистические принципы распределения труда — от каждого по способностям, каждому по его труду. А борьба за власть, репрессии — это чисто человеческое, которое бывает при любых системах.
Сегодня можно провести параллель с 1913 годом, когда 80% промышленных компаний имели иностранный капитал под собой. Я считаю, мы должны двигаться вперед без революций, поддерживая науку, создавая новые технологии и вытесняя иностранцев с российского рынка. Правилами ВТО запрещается поддержка промышленности и сельского хозяйства, но разрешено поддерживать науку. Мы можем делать активные вливания в научно-производственные объединения и создавать новые.
Мир был изменён информационными технологиями. Этот процесс продолжается и сейчас. Я обычно не берусь делать предсказания, но следующий важнейший для человечества этап — прорыв в медицине, диагностике, бионано-технологиях. Но для этого нужно иметь другой уровень образования. Вот что нужно повышать. И я это делаю в своем институте.

Подготовила Ева СКАТИНА
http://www.ras.ru/news/shownews.aspx?id=2a731a8f-22cd-4436-b9c5-d08957041068&print=1
http://www.za-nauku.ru//index.php?option=com_content&task=view&id=7422&Itemid=39

Рейтинг 4.33 из 5
Все поля обязательны для заполнения

Оставить комментарий


Оставить комментарий Очистить