ФИЛОСОФИЯ РОДИНЫ

Автор: Владимир СМЫК   04.11.2013   Рейтинг: 4,6  

Наша философия должна быть философией Родины и жертвы.                                            А.Ф.Лосев
В схватке за будущее победу нередко одерживают либералы. Несовершенство настоящего, недовольство существующим положением подпитывает их энергию и обеспечивает массовых союзников. Они зовут в грядущее, рисуя его светлым и радостным. Но предлагаемый ими набросок отнюдь не совпадет с тем, что начертит завтрашний день. А вот традиционалисты-почвенники тяготеют к реализму, их видение перспективы, и не только ближайшей, нередко оказывается наиболее верным и правдивым. Их пророчества, как правило, отнюдь не радужные, сбываются порой с поразительной точностью. Достаточно вспомнить записку министра внутренних дел Российской Империи Петра Николаевича Дурново Николаю II, в которой подробно расписано, что произойдет с государством в случае вступления России в войну с Германией, и делается вывод: «Социальная революция в самых крайних ее проявлениях неизбежна».
Но, увы, предвидения консерваторов чаще всего игнорируются обществом. Пророков, как известно, не любили, не любят и не собираются любить. Над ними насмехались, как жители Трои над Кассандрой, побивали камнями, как древние израильтяне, или замалчивали и игнорировали, как это происходило в нашей стране, начиная от перестройки и до сего дня.
Вот книга, только что выпущенная Институтом русской цивилизации: «Вехи окаянных лет». Автор известный поэт, прозаик, критик и публицист Валерий Хатюшин не ставит специальной целью заниматься политическими прогнозами. Но он говорит на языке бескомпромиссной правды о настоящем, поэтому так верно его ощущение будущего: «Их (европейцев. — В.С.) дальнейший путь — в деградацию и упадок. Власть денег и маниакальной материальной выгоды приведет к вырождению западного общества, с каким бы высокомерием оно сейчас ни смотрело на нашу неухоженную, развороченную, полуголодную жизнь». Это написано Валерием Хатюшиным в 1992 году, когда работникам «если платили, то готовой продукцией: кирпичами, простынями, стиральным порошком, гвоздями…», когда население «поголовно стояло в бесконечных очередях, опутавших всю Россию, с омерзительными порядковыми номерами на ладонях», а к нам из Европы шли посылки с гуманитарной помощью, и на Руси появились магазины «сэконд хенд», сбрасывавшие вдруг обнищавшему народу ношеное западное барахло. Мог ли представить двадцать с лишним лет назад российский обыватель, что Запад, выставленный нашими либералами как маяк демократии, указывающий единственно правильный путь для страны, в недалеком будущем высшей ценностью этой самой демократии провозгласит свободу для сексуальных извращенцев, что глубокий моральный кризис «золотого миллиарда» совпадет с беспрецедентным финансово-экономическим кризисом, что до половины выпускников европейских университетов в наши дни пополнят ряды огромной армии безработных? Но кто тогда прислушивался к трезвым голосам публицистов патриотического лагеря?.. «Загнивание Запада? — усмехались либералы — это штамп советской пропаганды.
Сегодня широкой аудиторией воспринято то, что говорили патриоты в 90-е годы. В высоких официальных документах уже произносятся слова о государствообразующем русском народе, о воспитании в гражданах нашей страны патриотизма, о необходимости крепить оборонный потенциал страны. Однако вспомним «откровения» либералов в 90-е годы: «патриотизм — животное чувство, оно есть даже у кошки» (Булат Окуджава), «патриотизм последнее прибежище негодяев» (хотя Самуэль Джонсон, которому принадлежит этот афоризм, имел в виду ложный патриотизм и противопоставлял ему патриотизм истинный, но наши либералы предпочитают этого не помнить). Сегодня многие из тех, кто вчера вслед за Горбачевым звал Россию в «общеевропейский дом», поменяли фразеологию, взяли на вооружение лозунги патриотической оппозиции 90-х, при том, что самих представителей этой оппозиции, за редчайшим исключением, продолжают игнорировать и тем самым присваивают себе чужую идеологическую собственность. Теперь поди докажи, что официальные нынешние «патриоты» вторичны и предлагают не свое!
Но страшно не это. Гораздо страшнее то, что, долгое время борясь с патриотизмом как с идеологией, государство упустило бесценное время: страна шла назад или в лучшем случае топталась на месте и не смогла задействовать рычаги, которые позволили бы ей достигнуть хотя бы уровня экономики СССР. Она до сих пор не вышла на хозяйственные показатели последних советских лет, в то время как наши геополитические конкуренты ушли далеко вперед. Но в верности рынку, ввергшему Россию в экономический хаос в «лихие девяностые», либералы, и ныне определяющие курс нашей промышленной и финансовой политики, клянутся так же, как большевики в свое время клялись на верность диктатуре пролетариата. Сегодняшняя наша экономика — служанка политики в значительно большей мере, чем это было во времена Сталина. Тогда все-таки политика мыслилась «концентрированным выражением экономики»: разрушится экономика — не удержится власть, соответственно прикажет долго жить политическая элита, эту власть осуществляющая.
Трудно ожидать патриотического чувства от рядовых граждан государства, видящего, как российская «оффшорная элита» менее всего озабочена положением простого народа. Официальный «патриотизм» без поддержки снизу малоэффективен и скорее всего останется пустой декларацией. «Люди, растерявшие патриотическое чувство — не народ, — предупреждает в своей книге В.Хатюшин. — Только осознанный патриотизм создает народный монолит из разрозненного, разобщенного и ко всему равнодушного населения». Вот почему так третировали патриотов разрушители страны, вешая на них ярлыки красно-коричневых, фашистов, антисемитов. Перефразируя Александра Зиновьева, можно сказать: либералы целились в советский патриотизм, а попали в народ…
Валерий Хатюшин в числе первых публицистов постсоветской России отметил: наша элита служит не народу, а правящей миром международной финансовой олигархии. Отечественные либералы являются послушными проводниками их политики (статьи «Сатанизм демократии, или Дети погибели» (1994 г.) и «Под колесом истории» (1996 г.). Публикации были острыми, и бдительные слуги Фининтерна не дремали: коллективный донос в Генеральную прокуратуру не заставил себя ждать. В 1996 году на Валерия Хатюшина было заведено уголовное дело по 74 статье старого УК — «За разжигание национальной и религиозной розни» (нынешняя 282 ст.). «Полтора года мурыжили меня следователи прокуратуры, — вспоминает Валерий Хатюшин. — Пришлось потребовать независимой экспертизы текста статьи, с помощью которой это дело в конце концов было прекращено за отсутствием состава преступления. И все же Министерство печати вынесло журналу предупреждение». (Имеется в виду журнал «Молодая гвардия», где эти статьи публиковались.)
Еще пример из книги «Вехи окаянных лет». Задолго до августовского путча 1991 года в статье «Для чего демократам власть?» Валерий Хатюшин предупреждал о неизбежности ельцинской «демократической» диктатуры. Через два года «ельцинская демократия» выпустила антиконституционный указ №1400, обнесла спиралью Бруно здание парламента и кумулятивными снарядами расстреляла его защитников. Подобных примеров предвидения того, как будут развиваться события, в книге достаточно. Но, повторюсь, не прогнозирование будущего было задачей автора.
«Окаянные годы», о которых рассказывает Валерий Хатюшин (по аналогии с бунинскими «Окаянными днями»), — это публицистическая летопись последнего десятилетия минувшего столетия, когда был перечеркнут созидательный путь советского народа, разрушена и разворована его страна, подверглись глумлению его ценности, осмеяно прошлое, население ограбили реформами и бросили в нищету. «Мы взялись за эту работу, которая станет летописью великой русской трагедии конца XX века» — говорит автор от своего имени и от лица единомышленников.
Год за годом, месяц за месяцем прослеживает Валерий Хатюшин трагические события девяностых, сокрушившие Советский Союз, обескровившие Россию. Перед читателем развертывается публицистическое масштабное полотно событий. Автор, показывает, как предательская политика Горбачева подготовила август 1991-го. Мировой закулисе Михаил Сергеевич уже не был нужен. Его «перестройка» была запущена к тому моменту, когда народ «в буквальном смысле переродил систему». Этого испугались заграничные кукловоды и привели к власти «лучшего немца», звавшего Россию в «общеевропейский дом». Но мавр сделал свое дело, и на его место подготовили фигуру «якобы радетеля России». Провокационный «путч» августа 1991-го, позволил привести в Кремль «царя Бориса». Прослеживая политическую борьбу в Верховном Совете России, Валерий Хатюшин описывает, как непоследовательно вели себя депутаты от оппозиции. Путь компромиссов, откровенная трусость народных избранников дала возможность Ельцину удержаться у власти, издать антиконституционный указ №1400 и устроить двадцать лет назад кровавую бойню в Москве.
Эти дни описаны в книге подробно, с достаточным количеством деталей, но при этом Валерию Хатюшину удалось создать цельную картину событий. Статья «Кругом измена, трусость и обман» (слова эти, как известно, взяты из дневника императора Николая II) может служить прекрасным пособием для тех, кто будет изучать историю октябрьского восстания 1993 года. Это именно «летопись великой русской трагедии конца XX века».
В своей своеобразной хронике событий летописец запечатлел основные события десятилетия: грабительскую приватизацию, сдачу Думой русских позиций в Крыму, войну в Чечне, «черный четверг» 1995 года, события в Буденновске, террористический акт в Кизляре, семибанкирщину, лукавые выборы 1996 года, дефолт 1998-го, предательство союзной Югославии… Но от внимательного взгляда публициста и историка не ускользнули также факты, может быть, не столь масштабные, но весьма точно характеризующие состояние общества в целом и его отдельных социальных групп.
Вот депутаты Верховного Совета России после ельцинского указа №1400 пришли на ЗиЛ, чтобы поднять завод на защиту парламента. Их даже не пустили на территорию завода. Перед началом утренней смены у проходной, где стояли депутаты, рабочие отмахивались от своих же избранников, не желая даже останавливаться, осыпали их нецензурной бранью, угрожали применить насилие, если те не уберутся. Пройдет немного времени, и ЗиЛ будет остановлен. В ожидании, что все рассосется, и цеха снова заработают, десятки тысяч автомобилестроителей пальцем не пошевелили, чтобы себя защитить. Но, как однажды заметил генерал Войцех Ярузельский: «История не делает подарков». И, добавим, наказывает неразумных.
Вот шахтеры пишут Ельцину (1995 г.): «Мы всё сделали, чтобы вы стали президентом, но вы нас предали». Но разве те же шахтеры, ведя к власти Ельцина, не предали Светский Союз, который обеспечивал их высокими заработками, дворцами культуры, санаториями в лучших курортных зонах страны да и в государствах ближнего зарубежья, высоким уровнем техники безопасности? Разве, бастуя с целью добиться права самостоятельно продавать уголь на экспорт, не предали они своих смежников металлургов, не давая им во время длительных забастовок коксующие угли, вынудив их тем самым погасить — навсегда! — десятую часть коксовых батарей страны.
В 1995 году, по словам автора, уже было бессмысленно перекрывать Транссибирскую магистраль: «Голодающие шахтеры давно перестали волновать президента и его правительство… Немцов демонстративно отказался встречаться с представителями кузбасских угольщиков, шахты вдруг стали «убыточными»… Их лучше совсем закрыть, а людей выбросить на улицу…»
1999 г. Взрывы в Буйнакске, Москве, Волгодонске. 307 убитых, свыше 1700 раненых. Кто сегодня помнит, что после первого взрыва в Москве (в Печатниках) «день траура был назначен аж на четвертые сутки, когда уже состоялись похороны погибших»? Почему? «Чтобы не отменять запланированных на выходные дни телеразвлекаловок и не терять огромной прибыли, — поясняет автор. — Но террористы именно ранним утром «дня траура», в понедельник 13-го, стерли с лица земли еще один дом — девятиэтажку по Каширскому шоссе. Лишились жизни 118 человек».
Страшные 90-е годы ознаменовали новый этап в творчестве Валерия Хатюшина. Можно согласиться с теми критиками, которые называют их «переломными». Но строгий литературовед может посчитать это определение не совсем точным. Белорусский писатель Эдуард Скобелев, говоря о творчестве В.Хатюшина, отметил, что в «1987 году, еще при живом СССР, он писал:
Но что осталось от России?..
Прозренья грозный пробил час!
Две мировых — отцов скосили,
а третья — захлестнула нас…
Да, именно тогда, когда обнаружилась вся лживость горбачевской перестройки и ее разрушительные цели, Валерий Хатюшин заговорил голосом поэта-трибуна:
Кто не ослеп и не оглох —
Разбейте цепи — с нами Бог!
И все, кто спит, — проснитесь
и за булат возьмитесь!
То есть Валерий Хатюшин, как видим, еще в 80-е годы остро чувствовал катастрофу, надвигавшуюся над страной. Неслучайно в 90-м году он пришел работать в редакцию журнала «Молодая гвардия», последовательно занимавшего патриотические позиции и отстаивавшего национальные интересы (с 2009 года Валерий Хатюшин — главный редактор этого журнала). Работа в журнале, очевидно, помогла ему в полном масштабе раскрыть талант не только поэта, но и критика, публициста, исследователя, мыслителя.
В предисловии к книге «Вехи окаянных лет» доктор филологических наук В.А. Юдин, называя Валерия Хатюшина одним из крупных современных лидеров русского сопротивления, пишет, что его творчество чрезвычайно актуально «для подлинно научного понимания русской национальной истории, русской национальной идеи, укрепляет наше национальное самосознание, закладывает основы современной русской публицистической культуры».
Литература «русского сопротивления» нашла свои специфические жанровые формы. Наиболее полно она выражает себя в поэзии, авторской песне и публицистике. Социальный надлом и последовавшее за ним крушение страны вызвали мощный вал публикаций на исторические и политические темы. Вадим Кожинов отошел от литературоведения и приступил к глубокому изучению советской истории, поэт Станислав Куняев подверг критическому анализу навязанные в последние годы стереотипы советско-польских отношений периода Второй мировой войны и проблему холокоста, критик Александр Казинцев стал острым комментатором текущих политических событий. Что касается Валерия Хатюшина, то среди русских поэтов найдётся немного примеров столь стремительного нарастания гражданского пафоса, быстро ставшего преобладающим в его творчестве. Этому пафосу оказалось тесно в рамках даже гражданской поэзии. Родина стала смыслом жизни Валерия Хатюшина как гражданина, философией всего его масштабного творчества. «Наша философия должна быть философией Родины и жертвы, — писал Алексей Федорович Лосев. — Всякое страдание и труд на пользу Родине, всякое лишение и тягость, переносимые во славу Родины, уже есть так или иначе жертва». Творческому труду во имя Родины Валерий Хатюшин отдает себя без остатка. Угрозы и оскорбления недругов, неоднократные доносы в прокуратуру, непонимание своих — через всё это Валерий Хатюшин прошел на своем пути, и мало надежды на то, что в дальнейшем путь его будет более гладким. Тот, кто избрал дорогу борца, кто чувствует с Родиной, по слову Рубцова, «самую жгучую, самую смертную связь», с нее уже не свернет.
Книга «Вехи окаянных лет» вышла накануне 65-летия Валерия Хатюшина.

Всероссийская социалистическая народная партия «Отчизна» поздравляет с юбилеем замечательного поэта, писателя и публициста, вступившего в тот зрелый творческий возраст, когда создаются наиболее значительные произведения. Верим, что многочисленные читатели Валерия Хатюшина с ними обязательно встретятся.

Рейтинг 4.60 из 5
Все поля обязательны для заполнения

Оставить комментарий


Оставить комментарий Очистить