Дмитрий ФИЛИППОВЫХ. Тегеран-2007, или… Future in the past

Автор: Администратор   16.10.2007   Рейтинг: 3,0  

В Тегеране начинает работу саммит прикаспийских государств, в котором примут участие президенты России, Казахстана, Туркмении, Азербайджана и Ирана. Встреча обещает быть неординарной хотя бы потому, что на принимающей стороне – Иране сегодня завязаны многие острые проблемы не только региональной, но и всемирной безопасности. А как стало известно 14 октября – и личной безопасности российского президента, на которого в Иране якобы готовится покушение. Безусловно, в ходе двусторонних российско-иранских встреч и консультаций эти вопросы не останутся без внимания.

Несколько предвосхищая события, попытаемся ответить на три ключевых вопроса: Какие цели преследует силовая акция США в отношении Ирана? Как подобный вариант развития событий способен повлиять на интересы России в регионе? Наконец, способна ли военная акция США обеспечить безопасность на Ближнем Востоке и в Юго-Западной Азии?

Весь текущий год, когда речь заходила об Иране, средства массовой информации США сводили свои аналитические материалы к двум словам: «ядерная угроза». Ядерная программа Ирана стала поводом для жарких дискуссий не только в США, но и в Европе. Без преувеличения можно сказать, что проблемой ядерной политики Ирана с подачи США озабочено все мировое сообщество. Совет безопасности ООН и МАГАТЭ неоднократно посвящали свои заседания обсуждению этой проблемы. На Западе однозначно считают, что если Тегеран создаст ядерное оружие, оно будет нести «реальную угрозу всему миру».

Иран отрицает сам факт того, что намерен создать ядерное оружие, но продолжает осуществление проекта по обогащению урана.

Американцы устав сотрясать воздух заявлениями об угрозе ядерной программы Тегерана для мирового сообщества решили оказать силовое давление на Иран (или, по крайней мере, обозначить перманентную угрозу силового решения проблемы).

Вице-президент США Дик Чейни полагает возможным нанесение воздушных ударов по ядерным объектам Ирана, в частности, ядерному центру по обогащению урана-235 в Натанце. По его словам, «было бы серьезной ошибкой позволить такой нации, как Иран, стать ядерной державой».

Джон Болтон (снискавший в свое время прозвище «комиссар Болтон»), в прошлом представитель США в ООН, заявил, что единственным выходом в сложившейся ситуации являются превентивные точечные удары по предполагаемым ядерным объектам Ирана, а также смена существующего режима в этой стране, благо «у США есть опыт тайной подготовки правительственных переворотов».

При этом американцы убивают двух зайцев.

Во-первых, Вашингтон, заявляя о нависшей над миром «иранской угрозе», формально оправдывает создание элементов американской ПРО в Восточной Европе.

Во-вторых, решает поистине жизненно важную для себя задачу, – сохранение нефтедолларов.

Если с развертыванием элементов американской ПРО в Европе все до неприличия «прозрачно», то с нефтедолларами — все покрыто мраком.

А ведь именно они – нефтедоллары — и есть истинная причина агрессивной политики США в отношении Ирана. Достаточно вспомнить Ирак. США развязали там войну, якобы спасая человечество от ядерного оружия террориста №1 Саддама Хусейна. И эта ложь, изобретенная в Вашингтоне, стала предлогом начать войну. Сработал верный старый метод, о котором писал еще Фридрих Энгельс. Если даже у Ирака не было ядерного оружия, его следовало придумать! Во имя чего? Во имя войны за нефтедоллары!

В 2000 году Саддам Хусейн предпринял попытку отказаться от расчетов за иракскую нефть в долларах, решив перейти на евровалюту. Для США это стало бы страшным ударом. Фактически доллар оказался бы голым, не обеспеченным нефтью. Поэтому война Америки против Ирака была войной за доллар, карой «отступникам», пожелавшим заменить его в торговле нефтью на евро.

Иран так же, как и Ирак, попытался заявить о своей самостоятельной нефтяной политике, предложив проект создания иранской нефтяной биржи, где единицей расчетов был бы евро. Это устроило бы всех – и Европу, и Азию но… не США! Ибо реализация иранского проекта в состоянии уничтожить всю американскую финансовую систему. Страны – держатели значительных запасов долларовой массы стали бы избавляться от нее как ненужного бумажного хлама. К тому же была бы сведена к нулю посредническая функция доллара между ЕС и Азией.

Подобное развитие событий — реальная угроза национальной безопасн
ости США, и тогда по всем канонам психологической войны был запущен проект «иранской ядерной угрозы» и роли США как защитника от нее всего мира. Достижения Ирана в области атомной энергетики как нельзя лучше играли на руку сценаристам из Вашингтона.

Угроза агрессии со стороны США помешала Ирану реализовать свой проект, но растянутый во времени военный шантаж не может гарантировать безопасность финансовой системе США. Другое дело – война. Когда рвутся бомбы, на нефтяной бирже особо не поиграешь. Именно поэтому начался новый виток нагнетания напряженности вокруг Ирана.

Устраивает ли Россию сценарий Дика Чейни & Co (в какой мере посвящен во все детали сценария Джордж Буш, неизвестно)? Безусловно, нет! России есть, что терять в Иране.

Объем российского экспорта в Иран приближается к 2 миллиардам долларов, импорт составляет 300 миллионов долларов. Помимо атомной электростанции в Бушере, свои проекты в Иране продвигают российские нефтегазовые и транспортные фирмы. Речь идет о «Газпроме», который совместно с иностранными фирмами вел разработку и обустройство газового месторождения «Юг-Парс», и «Татнефти», создавшей совместное предприятие с иранской компанией. ОАО «Российские Железные Дороги» принимает участие в строительстве железной дороги Астара – Решт – Казвин. «Техснабэкспорт» активно сотрудничает по линии строительства ТЭЦ.

Кроме того, имеется ряд перспективных проектов, интерес к которым проявляют российские фирмы. Наиболее крупными из них являются планируемый трубопровод Иран – Пакистан – Индия, заинтересованность в котором проявил «Газпром», а также газопровод в северном направлении.

В силу этих и ряда других, в первую очередь геополитических причин Россия категорически считает, что «военного решения» иранской проблемы, предложенной далеко не рядовыми вашингтонскими политиками, быть не должно.

10 октября сего года на пресс-конференции после переговоров с президентом Франции Николя Саркози президент России В.В.Путин отметил: «Мы разделяем беспокойство наших партнеров по поводу нетранспарентности иранских программ», но в то же время, подчеркнул он, до сих пор нет никаких доказательств того, что Иран занимается разработкой ядерного оружия. По мнению Президента России, Иран необходимо «стимулировать» к тому, чтобы тот сделал свою ядерную программу полностью прозрачной.

Безусловно, политика эскалации напряженности в отношениях с рядом мировых держав, а также контругроз руководства Ирана не может не беспокоить российскую сторону. Поэтому диалог российского и иранского лидеров в ходе встречи глав прикаспийских государств будет непростым.

С другой стороны среди ведущих мировых держав только Россия последовательно занимает партнерскую, доброжелательную позицию в отношении Ирана. Такая позиция России вызывает раздражение и даже резкое неприятие со стороны США и ряда европейских государств, которые упрекают нашу страну в военной помощи Ирану, в то время как все страны, «продвигающие демократию в регионе», вводят санкции против «страны-изгоя».

Что ж, действительно, зенитно-ракетные комплексы «Тор-М1», поставленные по контракту российской стороной Ирану, станут серьезной проблемой для американской авиации, если план точечных воздушных ударов по Ирану начнет проводиться в жизнь. Но это уже не проблема России. Это проблема США.

Россияне не самые плохие ученики. Еще в период ввода советских войск в Афганистан и изнурительно долгого, стоявшего нам многих жизней пребывания советского ограниченного контингента в этой стране, США вооружали противоположную сторону, но сами непосредственного участия в вооруженном конфликте не принимали, уверяя советское руководство, что торговля оружием – всего лишь бизнес. А у бизнеса – свои законы. Так почему в ситуации, складывающейся сейчас вокруг Ирана, раздаются упреки в адрес России, играющей по старой американской партитуре, но с новой аранжировкой? Бизнес есть бизнес. Или американцы перестали понимать собственные произведения, рожденные в недрах Пентагона?

Встреча в Тегеране лидеров прикаспийских государств, несомненно, предоставляет иранскому руководству неплохую возможность обсудить с Президентом России все сложные вопросы, рассмотреть варианты дальнейшего развития событий. Но уже сегодня ясно, что силовой вариант решения иранской проблемы, предложенный США, не только не обеспечит мир и безопасность в
регионе, но и может спровоцировать широкомасштабный военный конфликт с непредсказуемыми последствиями .

Относительно же информации о спланированном покушении на президента России В.В.Путина во время его пребывания в Иране хочется заметить, что в отечественной истории имеется прецедент, известный как Тегеран-43.

Лидеры трех великих держав – СССР, США и Великобритании, несмотря на имевшуюся информацию о готовящихся против них террористических актах со стороны нацистских спецслужб, все же встретились в Тегеране и приняли ряд судьбоносных совместных решений, предопределивших ход и исход Второй мировой войны, заложивших основы послевоенного миропорядка на многие десятилетия.

Может быть, и Тегеран-2007, проходящий в формате встречи глав пяти прикаспийских государств, станет отправной точкой в урегулировании так называемого иранского ядерного конфликта, будет содействовать снижению военной напряженности в регионе.

В.В. Путин вполне мог задаться тем же вопросом, на который в ноябре 1943 года уже дал ответ И.В.Сталин: кому выгодно, чтобы лидер нашего государства не ехал в Тегеран?

Рейтинг 3.00 из 5
Рубрика: В мире
Все поля обязательны для заполнения

Оставить комментарий


Оставить комментарий Очистить