Страна туманов. К 20-летию независимости Литвы

Автор: Александр БОБРОВ   11.03.2010   Рейтинг: 4,1  

Твой соус — польский!
Твои трусики — турецкие!
Твой маргарин — голландский!
Твой карандаш — китайский!
Твоя водка — русская!
Твой менталитет — советский!

Юргис Кунчинас

В сатирическом и безжалостном стихотворении литовского прозаика и поэта Кунчинаса, не лишённого преувеличений, есть ещё такие строки:

Твое морское побережье — немецкое!
Твой Адутишкис — белорусский!

Сообщу для непонимающих: Адутишкис, прежняя форма Адутишки — населённый пункт на востоке Литвы, в 29 км к северо-востоку от Швенчёниса. Находится на самой границе с Белоруссией. По другую сторону границы стоит белорусская деревня Крюки. Государственная граница проходит прямо по железной дороге.

Итак, эта страна, с немецким и своим побережьем, отмечает в марте на европейском уровне свою независимость. Президент Литвы Даля Грибаускайте решила пригласить на празднование 20-летия независимости страны не только президентов ЕС, но и главу России Дмитрия Медведева. Ещё 13 января она сказала журналистам, что хочет проверить, как соседи оценивают независимость Литвы. «Пригласим всех президентов стран ЕС и соседних стран, – сказала Грибаускайте. — Это значит, что я хочу знать, важна ли Литва для своих соседей, важно ли нашим соседям 20-летие нашей независимости». Президент Дмитрий Медведев решил в этой проверке не участвовать и не едет в Литву. В свою очередь президент Литвы Грибаускайте не поедет в Москву на торжества, посвященные 65-летию Дня Победы. Президент мотивировала свое решение тем, что «эта победа стала для Балтийских стран символом оккупации». Дипломатически расклад ясен, но исторически, политически, человечески – всё весьма сложно и туманно. Кстати, есть такая теория, что слово «Литва» означает страна дождей. Остров туманов.

Для всей здравой Европы 9 мая — прежде всего символ победы над фашизмом. Напомним, что 20 лет назад, 11 марта 1990 года, Литва, нарушив Конституцию СССР и постановления всех новых «демократических» документов, официально провозгласила свою независимость. Верховный Совет Литвы еще в феврале 1990 года объявил о выходе из «красной империи». Горбачёвское руководство неуклюже попробовало организовать нечто вроде экономических санкций против непокорной республики, но это была всего лишь очередная видимость каких-либо действий с его стороны. В январе 1991 года силы правопорядка гибнущей «красной империи» попробовали навести порядок в столице Литвы, и были преданы Горбачёвым, ставшим к тому моменту Нобелевским лауреатом. При штурме телевизионного центра прозвучали провокационные выстрелы с телебашни, где ещё не было советских солдат — сверху, как подтвердили все литовские врачи. Литовские политики сознательно, ценой безвинных жертв, обострили конфликт, как признались некоторые из них, чтобы пролилась разъединяющая наши народы кровь.

Пространства, будто жерла –
Глухая даль мертва –
Ужели — только жертва
Во мгле веков Литва?»
 

Этак картинно восклицал поэт, мой ровесник Сигитас Гяда в стихах советских лет. Первые две строки в переводе Г. Ефремова невнятны, зато последние с сокрушением – понятны. Нет, не только жертва. На знаменитом памятнике «Тысячелетия Руси» в Великом Новгороде Древнюю Русь представляют пять государственных деятелей: русские Ярослав Мудрый, Владимир Мономах и… литовцы Гедимин, Ольгерд, Витовт. У них – численное превосходство. «Во мгле веков» мы жили вместе, что запечатлено и в документах на русском. Литовские князья сражались на Куликовом поле, литовские роды, те же Голицыны, становились опорой растущего Русского государства. Но великий князь литовский Гедимин вместе с другими язычниками Европы покорил территорию Белоруссии и Украины, принеся двум последним неисчислимые жертвы, а уж потом Речь Посполитая, окатоличив литовских князей, взяла эти территории в свои руки. Великая Литва и впрямь некогда была, но она проиграла историческое противостояние скорее не России, а Польше, с которой хотела слиться в могучее образование.

Теперь же это — маленькое, якобы независимое государство, лишающееся последних признаков подлинного суверенитета. Гонора, конечно, всегда у литовцев было много. Все территориальные подарки СССР — забыты. К 65-летию Победы надо бы вспомнить, что мартовские события 1939 года, 71 лет назад, стали не лучшей страницей в литовской истории. После инцидента на польско-литовской границе, в результате которого погиб польский пограничник, Польша выдвинула Литве ультиматум. Литовское правительство во главе с президентом А. Сметоной 19 марта приняло польский ультиматум и объявило, что Литва отказывается от притязаний на Виленский край «на вечные времена». Гитлеровская Германия 22 марта потребовала от Литвы очистить незаконно оккупированный немецкий город Мемель. Литва беспрекословно выполнила и это требование, хотя у неё были могучие западные «гаранты». Земли от Балтийского побережья до Виленского края вернул им товарищ Сталин, фактически он подарил им даже литовскую столицу Вильнюс – спорный город, где литовцы жили в меньшинстве. Как можно требовать какие-то компенсации «за оккупацию» при таких щедрых территориальных подарках, не говоря уж о созданной «чистой» промышленности и образцового сельского хозяйства? Но всегда все щедроты — забывались, все обиды и мнимые потери — раздувались. Менталитет, что ли, такой?

vln

Пока Вильнюс освещен

* * *

Тут мне хочется обратиться к статье Илионы Муравскене, опубликованной на сайте «Отчизна» 26 февраля. Она утверждает, что русский язык сохраняет за собой функцию языка межнационального общения, особенно в Вильнюсском округе, где большинство населения составляют поляки и русские: «Русский язык в Литве, пожалуй, третий по употреблению среди граждан страны после литовского и польского. И если молодое поколение несколько лет не проявляло большого интереса к этому языку, предпочитая изучать только английский и немецкий, то теперь интерес намного возрос. По последним данным статистического бюро Литвы, число желающих изучать русский как иностранный среди школьников и студентов увеличился на 40%». Я рад этому и, побывав в Литве позапрошлой осенью на выставке русской книги в Литве, тоже убедился в подвижках.

Помню, в 1989 году, накануне объявления Литвой независимости, в приливе эйфории Римантас Чярняускас на страницах «Вильнюса» писал: «Не нужны и искусственно создаваемые комитеты переводчиков, и очереди на подступах к издательству «Советский писатель». Хорошие книги и хорошие писатели сами по себе найдут дорогу к иноязычному читателю». Не знаю, как оно с дорогой в другие страны, а в Россию – не нашли. Рвутся вековые литературные связи. Например, воронежские писатели с грустью вспоминают, какие серьезные отношения были установлены в 80-х годах с Союзом писателей Литвы, когда при поддержке общественности Воронежа и Вильнюса в средней школе № 73 Воронежа был создан музей литовской литературы, искусства и культуры им. Ю. Янониса. Конечно, полностью культурные нити порваться не могут. В Литве проводит вечера фонд «Балтийский дом» и Фонд имени Ф. Шаляпина, возглавляемый искусствоведом и журналистом Б. Смирновым. Но – мало.

 Заметный рост интереса к русской книге и периодике способствовал открытию в последние годы в Вильнюсе и других городах Литвы ряда магазинов «Русская книга». Кстати, многие литовцы предпочитают читать западную литературу в русских переводах – настолько высоки достижения русской и советской переводческой школы. Это подтвердил в беседе со мной прошлый председатель Союза писателей Литвы Валентин Свентицкас («Только прежние личные отношения остались») на улице Наугардуко – Новогрудской, которая ведет на родину Адама Мицкевича. Но что характерно: эта выставка была в Польском доме, в светлых помещениях, беседа – в номере гостинице, а Русский дом тогда ютился в тесном офисе. Попробуй, проведи что-то, рассели гостей! Может, к 20-летию независимости Литвы отстроили просторный Русский дом? Сомневаюсь…

 Выставку тогда открывали чрезвычайный и полномочный посол России в Литве Борис Цепов, руководитель Русского центра Татьяна Ясинская – бывший собкор «ЛГ» в Литве и депутат Сейма Ирина Розова. Заведующая кафедрой славистики Вильнюсского университета (специальная кафедра любимой русистики – закрыта после реформы: ещё один штрих!) Елена Бразаускене рассказала, как не хватает серьезной развивающей, культурологической и интеллектуальной литературы студентам. Кстати, ее немого было и на выставке, имевшей учебно-методический крен. В Вильнюсском университете открыли «русскую аудиторию», в рамках которой намечены литературные чтения М. Волошина, М. Цветаевой, И. Северянина, В. Маяковского и других. Нам рассказали, что в этом году удалось увеличить с 15-20 до 50 человек квоту на обучение в российских вузах. А также готовится проект издания историко-биографической книги под условным названием «Русские в истории и культуре Литвы». О, они сыграли выдающуюся роль. Достаточно вспомнить, где крестили Ганнибала, где находился штаб Кутузова и сколько написал о литвинах Пушкин. А Достоевский в Вильнюсе, а многие прекрасные советские поэты!

Бывший работник Комитета по печати Литвы Альгис Банявичус, хвастая прекрасно изданными книгами, вспоминал: «Мать — простая крестьянка мне повторяла: учи русский. Россия – это сила!». Литовская мудрость ходит в сермяге, утверждали писатели прошлого, ориентированные на культуру деревни. Сегодня литовская мудрость расхаживает, обутая в «стеклянные калоши». Так распевает лауреат национальной премии Юозас Эрлицкас, да и Россия – уже не такая сила. Я неплохо знаю поэзию Литвы, составлял антологию «Янтарное побережье», и поражался нашествию модернизма, формализма. Мне кажется, что литература в последнее время — не выразительница духа народного, но сонмище стонов и гримас элиты. Критик Бригита Спейчите с удивлением написала: «После восстановления независимого Литовского государства литовская поэзия, на протяжении десятилетий оккупации выполнявшая миссию духовной консолидации народа, выпускавшаяся уникальными тиражами в несколько десятков тысяч, в годы свободы утратила статус основного дискурса истины в литовской культуре, а также потеряла и массового читателя». Я даже сперва не понял, о какой оккупации идёт речь, о фашистской? Нет, о мнимой советской, когда литовская литература, особенно поэзия – достигла расцвета!

В начале 80-х годов в составе делегации издательства «Молодая гвардия» побывав в Литве, повидав коллег, простых читателей, я видел, что уровень литературы, культурной и бытовой жизни там был — высочайший! Такой, что России — якобы оккупанту, присниться не мог. Мы побывали в городе Снечкусе, выросшем вокруг Игналинской АЭС. Это, конечно, был город будущего — многонациональный, интеллектуальный. Что с ним сегодня?

ignalu

Игналинская АЭС остановлена

 * * *

Литва была для моего поколения уголком Запада, благодатным краем вольной и дешёвой жизни. У нас кружка «Жигулёвского в ларьке стоила 25 копеек, а приехал в Тракай, гляжу у озера в пивной – 18 копеек! А ведь в одной советской державе жили. Да что там пиво, молочные продукты и тряпки. Каким дефицитом был первый переносной телевизор «Шилялис»! А как поражали сельские посёлки с бассейнами, туристский Тракай, вылизанный, как на картинке, многотысячный праздник «Весна поэзии» на поляне под Каунасом. Сегодняшний Вильнюс (и тот же Тракай) производят грустное впечатление. Правда, шёл ремонт центра, и он, наверное, в марте выглядит с иголочки. Но чувствуется, как из витрины, форпоста Запада на советском востоке Литва превратилась в захолустье этого самого Запада. К тому же Литва довольно бездарно растрачивает доставшееся ей «советское наследство». Крупнейшая в регионе АЭС, которая могла обеспечить полностью электроэнергией саму Литву и давала до 40% валютных поступлений в национальный бюджет, поставляя электроэнергию в Калининградскую область, Белоруссию, Латвию и Польшу, приказала долго жить. А ведь она была единственной АЭС не только в Литве, но и во всех трёх бывших прибалтийских республиках СССР. Но её закрытие было одним из условий вступления Литвы в Европейский союз. И гордые литовцы встали на колени.

Правительство и президент Литвы твердят, что ничего страшного не случится, Литва не погрузится в хаос. Однако известно, что цены на электроэнергию поднимутся, как минимум, на треть. При этом ещё никто из политиков внятно не ответил: как Литва будет покрывать дефицит электроэнергии. Выступая перед понурыми работниками АЭС, президент Литвы Даля Грибаускайте заявила: «2010 год — это символ реальной энергетической независимости, когда цену на электроэнергию будет диктовать рынок, и каждый человек будет защищён от своеволия монополий». Умеют литовские «князья и княгини» всё ставить с ног на голову. Выходит, они добились новой независимости — независимости от ответственности за свой народ и свою страну. Любому нормальному понятно: это и удар по карманам литовцев, и политическое унижение, и научно-техническая деградация.

Деградация общества яснее всего видна на фоне национальной трагедии — спаивании народа: литовцы вышли на первое место в Европе по потреблению алкоголя на душу населения — 20 литров в год! Даже Россию обогнали. Недавно представили новый продукт — газированную водку. Её будут распространять сначала в странах Балтии, а затем и в других странах. Производитель надеется, что газированная водка поможет повысить объём продаж. Для нового продукта создана оригинальная тара ёмкостью аж 0,7 литра, так как по стандартам ЕС водку можно разливать лишь в бутылки определённого литража. В Литве, с ранней алкоголизацией подростков, эта водка даст неимоверный эффект: пьётся легко, без закуски, но усваивается мгновенно и валит с ног.

vodka

Пьянству — бой?..

Специалисты предрекают, что ежегодно каждый житель Литвы будет выпивать больше 20 литров чистого алкоголя. Такого масштаба пьянства в истории Литвы ещё не было. Прогнозирует директор Вильнюсской республиканской психиатрической больницы Валентинас Мачюлис «Ну, останется горстка литовцев, будет карликовое государство. Часть народа будет жить в домах за высокими заборами, а на улицу будет выходить только с оружием, чтобы защититься от других». Вот тогда-то и впрямь страна превратится в остров тумана и морока.

Процитированный раньше Сигитас Гяда — когда-то активный функционер «Саюдиса», борец за свободу Литвы в 2008 году пробормотал в несвязном стихотворении:

Лёд иудейский, польский,
Лёд немецкий — у сердца,
О, сердце Литвы.

Вот неожиданность! — лёд у сердца иудейский, польский, немецкий, но уже — не русский. Поэты, конечно, прозревают будущее раньше обывателей и недалёких политиков. Туман – проясняется.

Рейтинг 4.08 из 5
Рубрика: В мире Метки: , ,
Все поля обязательны для заполнения

Оставить комментарий


Оставить комментарий Очистить